БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 66 |

«ТВОРЧЕСТВО В АРХЕОЛОГИЧЕСКОМ И ЭТНОГРАФИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ Сборник научных трудов Омск Издательский дом Наука 2013 1 УДК 902+39 ББК 63.5+82 Т28 Редакционная коллегия: канд. ист. ...»

-- [ Страница 1 ] --

Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского

Омский филиал Института археологии и этнографии

Сибирского отделения Российской академии наук

Сибирский филиал Российского института культурологии

ТВОРЧЕСТВО В АРХЕОЛОГИЧЕСКОМ

И ЭТНОГРАФИЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ

Сборник научных трудов

Омск

Издательский дом «Наука»

2013

1 УДК 902+39 ББК 63.5+82 Т28 Редакционная коллегия:

канд. ист. наук М. А. Корусенко (отв. ред.);

канд. ист. наук А. Г. Селезнев (отв. ред.);

канд. ист. наук С. Ф. Татауров (отв. ред.);

д-р ист. наук Н. А. Томилов (гл. ред.);

канд. ист. наук А. Н. Блинова (секретарь);

канд. ист. наук Д. А. Мягков (секретарь) Т28 Творчество в археологическом и этнографическом измерении : сборник научных трудов. – Омск : Издательский дом «Наука», 2013. – 394 с.

ISBN 978-5-98806-170- Сборник включает материалы Международной научной конференции «Творчество в археологическом и этнографическом измерении» (Омск, 16–19 октября 2013 г.), посвященной 95-летию с начала исследований Омской стоянки – уникального археологического памятника на территории города Омска, – и содержит статьи ученых – археологов, историков, культурологов, этнографов, посвященные проблемам проявлений творчества в археологических и этнографических материалах.

Особое внимание в статьях уделяется проблеме творчества и творца как антропологического феномена. Рассматривается вклад российских и зарубежных ученых в исследование древнего и современного творчества народов Сибири. Ряд статей посвящен вопросам хронологии и интерпретации памятников древнего и современного традиционного искусства народов Сибири. Специальный раздел посвящен проблемам сохранения памятников древнего и традиционного творческого наследия и их актуализации для современного общества.

Книга рассчитана на антропологов, археологов, историков, культурологов, лингвистов, социологов, этнографов, краеведов и всех, кто интересуется проблемами истории Евразии.

УДК 902+ ББК 63.5+ Сборник научных трудов издан при финансовой поддержке Межгосударственной корпорации развития (Россия, Омск), ОАО «Омское производственное объединение “Радиозавод им. А. С. Попова”» (РЕЛЕРО) © Омский филиал Института археологии ISBN 978-5-98806-170- и этнографии СО РАН, © Оформление. ООО «Издательский дом “Наука”», Omsk F. M. Dostoevsky State University Omsk Branch of the Institute of Archaeology and Ethnography of the Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences Siberian Branch of the Russian Institute for Cultural Research

THE CREATIVITY VIA

ANTHROPOLOGICAL DIMENSION

Collection of Scientific Papers Omsk Publishing House “Nauka” UDC 902+ Editorial Board:

Cand. Sc. (History) Mikhail A. Korusenko (ex. ed.);

Cand. Sc. (History) Alexander G. Seleznev (ex. ed.);

Dr. Sc. (History) Nickolay A. Tomilov (ed.-in-ch.);

The creativity via anthropological dimension : Collection of scientific papers. – Omsk : Publishing house “Nauka”, 2013. – 394 p.

ISBN 978-5-98806-170- The collection includes the proceedings of the International Conference “The creativity via anthropological dimension” (Omsk, 16–19 October 2013), dedicated to the 95th anniversary of the beginning of research Omsk site – a unique archaeological monument in Omsk city, – and contains articles of anthropologists on the problems of the manifestations of creativity in the archaeological and ethnographic materials.

Special attention is paid to the problem of creation and the creator as an anthropological phenomenon. The contribution of Russian and foreign scientists in the study of ancient and modern art of the peoples of Siberia is considered. A number of articles are devoted to the history and interpretation of the monuments of ancient and modern traditional art of the peoples of Siberia. A special section is devoted to the problems of preservation of ancient monuments and traditional artistic heritage and updating them for the modern society.

The book is addressed to anthropologists, archaeologists, historians, cultural scientists, linguists, sociologists, ethnographers, and anyone interested in the problems of the history of Eurasia.

Collection of scientific papers are published under support of Interstate Corporation of Development (Russia, Omsk), Omsk Manufacturing Association named after A. S. Popov (RELERO) ISBN 978-5-98806-170-0 © Omsk Branch of the Institute of Archaeology

ОМСКАЯ СТОЯНКА: ИСТОРИЯ, ЛЮДИ, КОЛЛЕКЦИИ.

К 95-ЛЕТИЮ НАЧАЛА ИССЛЕДОВАНИЯ ПАМЯТНИКА

ОМСКАЯ СТОЯНКА: ОТКРЫТИЕ, ПЕРВЫЕ КОЛЛЕКЦИИ

И ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Статья посвящена истории открытия и начала изучения важного памятника археологии Среднего Прииртышья – Омской стоянки. В приложении впервые публикуется ряд документов, которые освящают историю изучения Омской стоянки.

История археологической науки, Омская стоянка, С. А. Ковлер, П. Л. Драверт, В. П. Левашева, Е. Н. Липеровская, Д. В. Борман.

«Омская стоянка, культурный слой которой содержал материалы многих эпох (возможно, палеолит, мезолит, неолит, бронзовый, ранний железный века и средневековье), могла бы быть базовым памятником для изучения древностей южной части Среднего Прииртышья, но не стала, несмотря на то, что на ней или с ее материалами работали многие исследователи» [Тихонов, 2005, с. 44]. Это – взгляд на значение и судьбу Омской стоянки глазами современного археолога, взгляд из сегодняшнего дня. А как же всё начиналось?

Все знают, что Омскую стоянку открыл в 1918 г. С. А. Ковлер. А некоторые, может быть, даже вспомнят портрет первооткрывателя – правда, уже в возрасте (его опубликовала И. Г. Девятьярова в «Вечернем Омске» осенью 1990 г. [Девятьярова, 1990, с. 3]). Родился Сруль Ааронович Ковлер в далеком городе Верном в сентябре 1882 г. Об отце своем, Аароне Нисановиче (1843–1925), С. А. Ковлер писал впоследствии, в 1920-е гг., нечто невообразимое: «Бывшее сословие (звание) родителей – кустарь мещанин;

основное занятие родителей до Октябрьской революции – кустарь» [Личный листок …, л. 4]. На самом же деле А. Н. Ковлер – уроженец города Шклова Могилевской губернии – прославился в Семиречье не как кустарь и мещанин, но как нбольший хлеботорговец, пивовар и винокур.

Успехом своих предприятий А. Н. Ковлер во многом был обязан покровительству, которое оказывал ему Герасим Алексеевич Колпаковский (1819–1896), командующий войсками и военный губернатор Семиреченской области в 1867–1882 гг.

Став генерал-губернатором Степного края, Герасим Алексеевич помог Аарону Нисановичу перебраться в Омск;

вскоре А. Н. Ковлер стал одной из влиятельных фигур в хлебной торговле и пивоваренном производстве нашего города.

Неудивительно, что в 1897–1907 гг. С. А. Ковлер обучается не где-нибудь, а в 1-й Омской мужской гимназии. По окончании гимназии он переходит в православие, обращается из Сруля Аароновича в Сергея Александровича, поступает в том же 1907 г. на медицинский факультет Йенского университета, а на следующий год венчается с Варварой Михайловной Шаниной (1881–1966), дочерью известной в нашем городе Марии Александровны Шаниной (1864–1920), и уезжает вместе с ней в Германию.

Накануне Первой мировой войны супруги Ковлеры много путешествуют по Европе, посещают музеи;

здесь Сергей Александрович начинает коллекционировать восточные древности, а в Дрездене, Мюнхене и Берлине слушает публичные лекции по археологии. Правда, в языках за границей он особо не преуспел;

по словам самого С. А. Ковлера, он хорошо знал немецкий, французский, греческий и латынь (т. е. языки, которые преподавались в гимназии), слабо же – английский и итальянский [Личный листок …, л. 5].

В 1912 г. С. А. Ковлер, обладатель немецкого диплома доктора медицины, возвращается в Россию. В то время иностранные дипломы у нас не признавались, а потому С. А. Ковлер держит в 1913 г. при Императорском Московском университете экзамен на звание врача, а затем в течение года стажируется – сначала как ординатор гинеколога, а затем и как собственно гинеколог. Впрочем, одной только гинекологии дальновидному С. А. Ковлеру было мало;

в том же 1913 г. он держит в Москве еще один экзамен – на судебно-медицинского эксперта.

В начале 1914 г. Ковлеры возвращаются в Омск и покупают в Казачьем форштадте дом № 3 на углу улиц Волковской и Симоновской – это по террасе чуть выше Кадетского корпуса;

импозантный дом с обширным мезонином, откуда открывался великолепный панорамный вид на Иртыш (дом не сохранился, но есть фотографии). Здесь Сергей Александрович обзаводится телефоном (№ 863;

у А. Н. Ковлера давно уже был собственный телефон, № 143) и открывает частную практику [Памятная книжка …, 1915, с. 54;

Список абонентов …, 1916, с. 25, 33];

очень скоро он приобретает славу лучшего в Омске гинеколога.

С началом Первой мировой войны С. А. Ковлер определяется врачом-гинекологом в Омскую поликлинику Общества Красного Креста. В 1917–1918 гг. занимает должность заведующего лечебно-санитарной частью Омского городского управления.

Врач (если это настоящий врач) хорош при любом режиме. В 1919 г. С. А. Ковлер – в белой армии, старший ординатор 2-го Омского военного госпиталя;

госпиталь располагался на усадьбе Омской учительской семинарии (главное здание семинарии сохранилось). Тогда же, в 1919 г., С. А. Ковлер очень вовремя разводится с Варварой Михайловной, которая станет при советской власти более чем неконъюнктурной по своему происхождению, и тут же венчается во второй раз. В современных краеведческих публикациях можно прочесть (правда, без ссылки на источник), что С. А. Ковлер развелся в 1923 г., а вторично женился еще позже, в конце 1920-х.;

в документах об этом сказано иначе [Ковлер, 1942, л. 6].

14 ноября 1919 г. 27-я стрелковая дивизия 5-й армии вступает в Омск. А уже в декабре мы видим Сергея Александровича на советской службе: он руководит Организационным отделом, затем Военно-санитарным отделом Омского губернского отдела здравоохранения;

некоторое время спустя С. А. Ковлер возглавляет при Омгубздраве же Отдел судебно-медицинских экспертиз. И, разумеется, держать частную практику лучшему в городе гинекологу никто при этом не запрещал.

Помимо медицины, у С. А. Ковлера были и другие интересы. Весной 1916 г. он становится одним из учредителей Общества художников и любителей изящных искусств Степного края. В том же 1916 г. его принимают в члены ЗСОИРГО, а в 1918 г.

Сергей Александрович возглавляет, при Западно-Сибирском отделе, Отдел охраны памятников старины Сибири. С открытием в 1920 г. Художественно-промышленного техникума им. М. А. Врубеля С. А. Ковлер подарил ему коллекцию восточного искусства (около ста экспонатов) [Бродский, 2007, с. 209].

Увлечение древностями, которое зародилось у С. А. Ковлера в Германии, принесло свои плоды в Омске. С 1916 г. он много ездит по Сибири, попутно ведет археологические изыскания в Минусинском округе [Левашева, 1929а, № 61], близ Семипалатинска [Там же, № 20, 50], а также в Омске и его окрестностях [Там же, № 42, 54, 56, 59, 60, 63–66], скупает у населения случайные находки [Там же, № 129].

Неудивительно, что и Омскую стоянку открыл именно С. А. Ковлер. Заслуживает внимания, что это открытие состоялось типичным в истории археологических знаний способом: памятник был частично разрушен, благодаря чему обнажился культурный слой (см. приложение 1). Сборы на этих обнажениях С. А. Ковлер продолжал, по его словам, вплоть до 1920 г. (см. приложение 4).

Несмотря на отсутствие четких ориентиров, определить стоянку по месту было хотя и не просто, но можно – она располагалась на пойменном останце, в створе правобережной улицы Стеньки Разина (см. приложение 4). Характерно для эпохи, что это – официальное название улицы;

лишь на более поздних картах ее станут надписывать как «улица Степана Разина». Вплоть до первой половины 1920-х гг.

эта улица известна как Путинцевская.

В то время, находясь в районе Омской стоянки, можно было не только разглядеть в хороший бинокль створ улицы Стеньки Разина, но и отличить его в ряду параллельных оконечностей. Ниже по Иртышу – это начала улиц Плотниковской (20 лет РККА), Волковской (Съездовская) и Русиновской (Короленко);

далее идут строения Сибирского кадетского корпуса (в 1920-е гг. это Высшая военная школа Сибири). А выше по Иртышу от улицы Стеньки Разина – улица Перевозная (А. Масленникова), в начале которой издавна располагалась паромная переправа (так, она отмечена на плане Омска еще в 1801 г.). Левобережная оконечность этой переправы была устроена несколько выше по Иртышу – в створе квартала между улиц Кузнечной (Маяковского) и Короткой. Таким образом, Омская стоянка представляет собой господствующую высоту неподалеку от стародавнего перевоза;

а потому народ, ожидающий переправы в город, топтался на памятнике, что называется, всегда.

Кроме того, на планах Омска 1920–1930-х гг. можно видеть левобережные дороги, которые сходятся к переправе (одна из них идет непосредственно вдоль Омской стоянки), а ниже памятника, в створе улицы Волковской (Съездовская) – небольшую группу строений с надписью Совхоз. Здесь же, на самй Ермаковой горе, означена солидных размеров усадьба с лаконичной надписью Заимка (см. рис. 1).

Зачем Заимка – понятно: в этих местах издавна была прекрасная охота (см. рис. 2).

Так что к моменту открытия Омская стоянка располагалась в отнюдь не пустынном месте;

люди здесь если и не жили, то бывали постоянно.

Здесь и далее в скобках даны современные названия улиц. – Ред.

Рис. 1. Омск. Заимка на Ермаковой горе. Рис. 2. Омск. Охота в местах, ныне Фотография Е. С. Сорокина, начало ХХ в. называемых «Птичья гавань».

Кстати, Омская стоянка – это не единственное археологическое открытие С. А. Ковлера на левом берегу р. Иртыш. На курганах, которые рассеяны в окрестностях Омской стоянки, Сергей Александрович собрал неплохую коллекцию средневековых наконечников стрел [Левашева, 1929а, № 67–68];

в районе железнодорожного моста им также были сделаны интересные находки, которые датируются неолитом и бронзой [Там же, № 55, 62;

Левашева, 1928–1929, № 7]. Прежде лишь добросовестные военные топографы отмечали на Ермаковой горе и в ее окрестностях «киргизские могилы»;

а потому справедливо сказать, что именно С. А. Ковлер первым по времени обратил серьезное внимание на древности Омского Левобережья.

В 1922 г. С. А. Ковлер предпринимает вторую попытку кардинально изменить свою жизнь. Сначала он возглавляет Лечебный отдел Сибирского курортного управления, которое располагалось в Омске. А в 1923 г. занимает пост управляющего делами Главного курортного управления СССР;

это уже Москва. Здесь, налаживая добрые отношения с сотрудниками Государственного исторического музея (ГИМ), С. А. Ковлер передает в его фонды кое-что из своих коллекций, в том числе материалы Омской стоянки (см. приложение 2). Так Василий Алексеевич Городцов (1860–1945), заведующий Отделом археологии ГИМа, впервые получает информацию об этом примечательном памятнике.

Однако в Москве Сергей Александрович не прижился. Уже в 1924 г. он возвращается в Омск, причем на очень скромную должность – заведующего Консультацией беременных Горздрава. Здесь же отмечу, что карьерный рост С. А. Ковлера «разморозится» лишь в 1931 г., когда он перейдет в медицинское ведомство путей сообщения [Ковлер, 1942, л. 6;

Личный листок …, л. 4–54;

Справка …, л. 3].

Тем временем на Омскую стоянку обращает внимание еще один местный деятель, но уже совсем другого пошиба – Петр Людвигович Драверт (1879–1945). Русские Драверты происходят от мелкого польского шляхтича, который участвовал в мятеже 1794 г., попал в плен, да так и остался на русской службе [Жук, 1995].

Но русские-то они, русские;

однако лишь Петр Людвигович первым в роду Дравертов будет крещен в православную веру.

Alma mater П. Л. Драверта – Императорский Казанский университет;

здесь он провел в качестве студента полтора десятка лет (1899–1914). Среди его наставников – такие замечательные археологи-естественники, как А. А. Штукенберг и П. И. Кротов. В годы Первой мировой войны П. Л. Драверт – сотрудник Геологического комитета Императорской академии наук и Военно-промышленного комитета;

с марта 1917 г. – председатель Административной комиссии Казанского комитета общественной безопасности.



Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 66 |
 


Похожие материалы:

«Булгаковские чтения Сборник научных статей по материалам V Всероссийской научной конференции с международным участием Орел 2011 УДК 1 (091) (082) + 913Кр. Орл. обл. Культура. Наука. Образование + 1(09С) – 8 Булгаков С.Н. ББК Ю3 (2Рос)6 – 8 Булгаков С.Н. + 913 Кр. Орл. обл. Культура. Наука. Образование + Ю3 (2Рос) 6я43 Редакционная коллегия: Пахарь Л.И., доктор философских наук, профессор ОГУ; Желтикова И.В., кандидат философских наук, доцент ОГУ; Хохлова Е.И., кандидат философских наук, доцент ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»