БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 60 |

«Булгаковские чтения Сборник научных статей по материалам V Всероссийской научной конференции с международным участием Орел 2011 УДК 1 (091) (082) + 913Кр. Орл. обл. Культура. ...»

-- [ Страница 3 ] --

подчеркивал их не только внешнее, но и теоретическое различие. Вот литературная зарисовка, сделанная им: «Особенно видною фигурою за зеленым столом является философский спутник Булгакова Бердяев. Оба начинали с марксизма, оба эволюционировали к идеализму, и вот оба горячо защищают славянофильскую идею христианской культуры, – строят, каждый по своему, на Хомякове, Достоевской и Соловьеве русскую христианскую философию. По внешности, темпераменту и стилю Бердяев – полная противоположность Булгакову. Он не только красив, но и на редкость декоративен. Минутами, когда его благородная голова перестает подергиваться (Бердяев страдает нервным тиком), и успокоенное лицо отходит в тишину и даль духовного созерцания, он невольно напоминает колористически страстные и все же духовно утонченные портреты Тициана»3.

Ф.А.Булгаков С.Н. Героизм и подвижничество //Христианский социализм (С.Н.Булгаков): Споры о судьбах России - Новосибирск:Наука.1991. С.22- Степун Ф.А. Россия накануне 1914 года // Вопросы философии.1992. № 9. С. Степун Ф.А. Россия накануне 1914 года // Вопросы философии.1992. № 9. С. По мнению Ф.А. Степуна, при всей своей метафизической схожести Н.А. Бердяев и С.Н. Булгаков были антиподами этого единства, особенно в спорах о судьбах России. Кроме того, если Н.А. Бердяев тяготел к социализму «этическому», то С.Н. Булгаков видел выход в социализме христианском и т.д. Ф.А. Степун неоднократно подчеркивал значимость С.Н. Булгакова для отечественной метафизики: «…Самые крупные русские религиозные мыслители – Булгаков, Бердяев и Франк…– все это представляет собой, несмотря на различия имен и лиц, …единую звездную плеяду, восходящую над новою…русскою культурою»1.

Приведем еще одно оценочное высказывание Ф.А.Степуна по этому поводу: «Чуть ли не в каждом номере «Нового града» писали Н.А. Бердяев, приобретший в эмиграции всеевропейскую известность, отец Сергий Булгаков, выросший в эмиграции в крупнейшего православного богословия…Им будем поставлена в большую заслугу, что они удержали молодежь от слепой ненависти к большевикам, от националистического озверения, белогвардейского чванства и несовместимого с христианством, утробного антисемитизма»2.

Что объединяло философские позиции С.Н. Булгакова и Ф.А.

Степуна? Во-первых, они оба видели предпосылки русской философии в славянофильстве, признавая за этим течением метафизической мысли творческую оригинальность, связанную с религиозным опытом русского народа. В то же время Ф.А. Степун утверждал, что славянофильство выросло в школе немецкого романтизма, чему посвятил одну из первых своих статей «Немецкий романтизм и русское славянофильство». По его мнению, славянофилы не смогли заново продумать учение о положительном всеединстве, так как «не прошли через Канта», не смогли оценить должным образом «его громадной нравственной ответственности и остроты его логического анализа». Для них И. Кант так и остался одной из больших почтовых станций на широком тракте рационализма.

Славянофилы, считал Ф.А. Степун, превратили Запад в цитадель рационализма, а Россию возвысили как единственную страну целостного переживания жизни и подлинной религиозности3. Это привело к тяжелым социальным последствиям, к тяжелой социальной катастрофе, в известной степени, потому, что в России принято «философствовать нутром», вне философских систем и метафизических понятий. Всю свою жизнь он утверждал, что надо не противопоставлять Запад и Россию, а утверждать единство Восточной и Западной Европы на основе православия и христианско-демократических норм социального общежития.

Степун Ф.А. Пореволюционное сознание и задачи эмигрантской литературы \\Степун Ф.А. Жизнь и творчество. Избранные сочинения.-М.:Астрель,2009. С Степун Ф.А. Россия накануне 1914 года // Вопросы философии.1992. № 9. С. Степун Ф.А. Немецкий романтизм и русское славянофильство// Русская мысль.1910.№3.С.73- Во-вторых, они рассматривали русскую религиозную философию как «философию цельности и соборности». Ф.А. Степун писал, что для славянофильства «духовная цельность» была домом, в котором они привычно жили, поэтому для С.Н. Булгакова ориентация на «поиск религиозно-целостной жизни» была естественной, корни его философской веры уходят в веру народную, православную. «На почве православия, – утверждал Ф.А. Степун, – одинаково чуждого и духу католичество законничества, духу индекса, и духу чрезмерно-индивидуалистического, протестантского свободолюбия, и развивается вся дальнейшая русская религиозная философия – философия целостности и соборности:

славянофилы, В. Соловьев, Леонтьев, Федоров и дальше – Флоренский, Булгаков, Бердяев, Карсавин и целый ряд других, менее значительных мыслителей»1.

Ф.А. Степун разделял господствующую в русской религиозной философии мысль о том, что «подлинная Жизнь и есть Бог»2. С.Н.

Булгакова и Ф.А. Степуна объединяла идея, не утратившая своей актуальности и в наши дни: в социальном развитии нельзя все мерить только экономикой, материальными стимулами, игнорируя дух, духовные традиции народа.

Особый исследовательский интерес у Ф.А. Степуна вызывала мировоззренческая эволюция С.Н. Булгакова от марксизма к идеализму, от западничества к славянофильству, от атеизма к православию. Для Ф.А.

Степуна было важным понять природу этой эволюции, смены «позитивистически-либерального и материалистически-социального миросозерцания» на зарождающиеся и быстро распространяющиеся идеи «нового религиозного сознания»3. Изучая политическую жизнь русской интеллигенции 20 века Ф.А. Степун обнаружил, что «наименьшая идеологическая упорность, а потому и наибольшая духовная свобода, скорее, присуща людям религиозных убеждений, чем позитивистам – рационалистам. Доказательством верности этого наблюдения может служить то, что покинувшие ряды социал-демократической партии молодые ученые – Булгаков, Бердяев, Франк и Струве впоследствии определили собою развитие русской религиозной философии»4.

Отмечая многообразие форм этой эволюции, Ф.А. Степун пишет:

«Достоевский приходит к православию через социализм и ссылку. Толстой к своему анархо-социализму – через православие и Евангелие. Соловьев Степун Ф.А. Мысли о России. Очерк 8// Степун Ф.А. Жизнь и творчество. Избранные сочинения. – М.:

Астрель, 2009.С. Филонова Л.Г. Федор Августович Степун//Русские философы (конец 19 – середина 20 века):

Антология. Вып. 2. – М.: «Кн. Палата», 1994. С.126- Степун Ф.А. Пореволюционное сознание и задачи эмигрантской литературы \\Степун Ф.А. Жизнь и творчество. Избранные сочинения- М.:Астрель,2009. С. Степун Ф.А. Мысли о России. Очерк 8// Степун Ф.А. Жизнь и творчество. Избранные сочинения. – М.:

Астрель, 2009.С. десять лет своей недолгой творческой жизни отдает публицистической борьбе, все время откладывая разработку богословских и метафизических задач ради «оправдания добра» и общественно-политической жизни.

Федоров пишет «Общее дело». Наиболее значительные богословские и религиозно философские мыслители наших дней – о. С. Булгаков, Бердяев, Франк – пришли к своим православным позициям кружным (марксистским) путем и в известном смысле остались верны заветам своей юности, не погасили в себе неустанной заботы о праведном социальном устроении человечества»1.

Изучение обозначенного эволюционного процесса позволило Ф.А.

Степуну обнаружить революционно-атеистическую и христианскосоциальную линию. При всей их различности и несхожести ему удалось обнаружить общность, проявляющуюся в том, что и революционноатеистической линии также подсознательно свойственна, хотя и извращенная, но религиозность. С его точки зрения, большевистская революция – это «…политический размен религиозной бездны народной души: апокалипсис без Христа, апокалипсис во имя Маркса»2. Эта мысль созвучна с мнением С.Н. Булгакова, что «в русском атеизме больше всего поражает догматизм,…религиозное легкомыслие, с которым он принимается»3.

Сказанное позволяет сделать вывод, что Ф.А. Степун с величайшим уважением относился к философскому творчеству и личности С.Н.

Булгакова. «Думаю, – писал он, – что вклад этого мыслителя, принявшего впоследствии священнический сан, в сокровищницу русской культуры окажется, в конце концов, более значительным, чем многое, написанное его современниками. Но говорить о Булгакове – богослове, об отце Сергии Булгакове – мимоходом нельзя…»4. Вне всякого сомнения, многогранная сокровищница философской мысли С.Н. Булгакова нуждается в новом прочтении с учетом задач сегодняшнего дня.

Степун Ф.А. Христианство и политика//Степун Ф.А. Жизнь и творчество. Избранные сочинения. М.:Астрель,2009.С.522- Степун Ф.А. Мысли о России. Очерк 8// Степун Ф.А. Жизнь и творчество. Избранные сочинения. – М.:

Астрель, 2009.С. Ф.А.Булгаков С.Н. Героизм и подвижничество //Христианский социализм (С.Н.Булгаков): Споры о судьбах России - Новосибирск:Наука.1991. С. Степун Ф.А. Россия накануне 1914 года // Вопросы философии.1992. № 9. С.

СОЦИАЛЬНЫЙ ИДЕАЛ В ФИЛОСОФИИ С.Н. БУЛГАКОВА И

ФЕНОМЕН РЕЛИГИОЗНОЙ ОЦЕНКИ

к.филос.н., доц., Институт социального образования (филиал) Российского государственного социального университета, Саратов В философии С.Н.Булгакова ставится вопрос о теории прогресса таким образом, что социальный идеал должен формулироваться как религиозно-метафизическая проблема. При таком подходе мыслитель неизбежно обращается к идеям А.С.Хомякова и философии «всеединства»

В.С.Соловьева, стремившихся создать систему, в которой наука, философия и религия внутренне и органически связаны друг с другом. Как следствие С.Н.Булгаков выдвинул идею объединения всех христианских церквей в единую христианскую «экономическую» церковь. Впрочем, идея объединения пронизывает не только его религиозное оценивание, но и его философию. Причину всех бед на Земле философ видел в разобщении. В обществе – это разделение на экономическую, политическую, нравственную, духовную сферы и разобщенность внутри них. В религии – разобщенность христианских церквей (православие, католичество, протестантизм). Выход из создавшегося положения С.Н.Булгаков видел в объединении всех в едином, абсолютном и всемогущем Боге и единой христианской Церкви. В своей глубоко религиозной философии он выступал сторонником идеи Божественного предопределения судьбы человека и ответственности человека перед Богом после смерти. Поэтому диалектика бытия выступает как диалектическая связь Бога и его творения.

По словам С.Н.Булгакова, творением Бог полагает бытие, но в небытии, иначе говоря, тем же самым актом, которым полагает бытие, он сополагает и небытие как его границу, среду и тень. С.Н.Булгаков убежден, что рядом со сверхбытийно сущим Абсолютным появляется бытие, в котором Абсолютное обнаруживает себя как Творец, открывается в нем, осуществляется в нем, само приобщается к бытию, и в этом смысле мир есть становящийся Бог. Бог есть только в мире и для мира, в безусловном смысле нельзя говорить о Его бытии. Творя мир. Бог тем самым и себя ввергает в творение, он сам Себя как бы делает творением 1.

Находясь на позиции трансцендентального идеализма, С.Н.Булгаков в процессе познания признавал значение интуиции, которую он отождествлял с верой. Для него рационализм дорог как возможность критической оценки, но об основаниях бытия может поведать только божественное откровение, которое затем может получить философскую обработку. «Мир сотворен Богом» – основная аксиома веры. Принцип антиномизма в мышлении как единство логического и алогического имел См.: Булгаков С.Н. Малая трилогия. М., 2008.

для С.Н.Булгакова коренное значение. Метафизика «всеединства» привела его к софиологии, которую разрабатывал П.А.Флоренский. С.Н.Булгаков идет от космоса к Богу, основы его философских построений лежат в космологии, поэтому для С.Н.Булгакова различие между абсолютом и космосом осталось как некое «третье бытие», соединяющее в себе и божественную и тварную природу. Мир принадлежит самому себе, он действительно имеет в себе творящую и движущую силу. Космос есть живое, одушевленное целое, поэтому С.Н.Булгаков создал понятие «душа мира», которая, содержа в себе всё, является единящим центром мира, это энтелехия мира. София выступает как вечная женственность и материнское лоно бытия, как четвертая ипостась.

Мир идей, содержащийся в Софии, существует для тварного мира не только как его основа, но и как норма, предельные задания. Для С.Н.Булгакова понятие Софии раздваивается, так как при творении мира осуществляется создание в Софии двух центров (неба и земли), что и создает различение Софии божественной и Софии космической, то есть потенциальной софийности мира и Софии как идеальной основы мира.

Впоследствии София божественная, сопринадлежная абсолюту, и София тварная окажутся тождественны. Булгаковская этика связывает существование зла с «ничто», которое врывается в осуществленное уже мироздание, как хаотизирующая сила. Он готов признать, что бытие в его свободе не софийно, что и создает возможность зла. Человек – центр мироздания, единство микрокосма и макрокосма, природа только в человеке осознает себя, очеловечивается. Выдвигает человечество как целое, в качестве подлинного субъекта творческой деятельности.

Искупление греха – это и есть путь человека. С.Н.Булгаков считал, что все социальные отношения, культура, экономика, политика, человеческое творчество и познание должны быть перестроены на религиозных началах.

С.Н.Булгаков разрабатывал проблемы философии хозяйства и считал, что необходимо понять мир как объект трудового, хозяйственного воздействия. Предмет философии хозяйства – человеке в природе и природа в человеке. Поэтому жизнь анализируется как первоначало хозяйства, которое всегда есть борьба жизни и смерти, свободы и необходимости, механизма и организма.

Общепринято относить творчество С.Н.Булгакова к философии религии и основные понятия, анализируемые в его работах, рассматривать сквозь призму религиозного оценивания. Однако на протяжении всей истории многие мыслители совмещали философию и религии. Философия и богословие С.Н.Булгакова во многом предопределялись историческими условиями духовной жизни России конца XIX – начала ХХ века, времени подъема русской науки, литературы, искусства и философии. Видными представителями религиозного направления философии того периода были В.С.Соловьев, С.Н.Трубецкой, П.А.Флоренский, С.Л.Франк и другие. В связи с важностью проблемы взаимоотношений религии и философии подробнее остановимся на характеристике религиозной оценки.

Религиозные оценки являются одним из основных видов оценок.

Проблематика религиозного оценивания имеет методологическое значение не только для философии религии, но и для всего социальногуманитарного познания. Религиозное оценивание всегда сопряжено с философскими и социально-оценочными аспектами религии. Поэтому при анализе проблем религиозного оценивания предполагается, прежде всего, философское осмысление понятий «оценка», «оценивание» и «оценочная деятельность». Религиозное оценивание неизбежно совмещается с философской проблематикой, тем самым, проявляясь, как религиознофилософское оценивание. Современный мир характеризуется не только разнообразием философских концепций и религиозных взглядов, проявляющегося в частностях социального взаимодействия, но и единством религиозно-философских оценок, которое, в свою очередь, выражается в том, что эти частности, дополняя друг друга и развивая, тем самым, создают целостность мирового духовного и материального пространства.

Одной из основных проблем при религиозно-философском оценивании является выбор критерия (основания) оценки. Несомненно, главным основанием любой оценки является ценность. В этом смысле оценивание (как выражение субъектно-объектных отношений) представляет собой ценностно-ориентированное отношение к себе и миру.

В религиозных оценках отражается суть феномена религии и место религиозного сознания в системе духовной ориентации человека в мире. В свете этого не только религия интересует философию как одна из форм ценностного отношения к миру (мировоззренческое оценивание), но и философия, создавшая свою систему анализа всеобщего и специфического, становится объектом религиозного оценивания. Значение религии для человечества было и остается огромным, что сопоставимо только с важностью философских наук. Поэтому при исследовании оценочной классификации невозможно обойти вниманием проблемы религиозного оценивания. При этом анализ этих проблем, как правило, начинается с изучения предпосылок и природы возникновения религии в культуре человечества.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 60 |
 







 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»