БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 74 |

«КОРЕННОЙ пЕРЕЛОМ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ: к 70-летию освобождения Дона и Северного Кавказа Материалы Международной научной конференции г. Ростов-на-Дону 6–7 июня 2013 г. ...»

-- [ Страница 4 ] --

До 29 января 1942 г. в крае было выполнено 8 767 тыс. кубометров земляных работ. На танкоопасных направлениях под руководством военных инженеров и саперов населением было построено 533,4 км противотанковых рвов, эскарпов и других преград, 2437 пулеметных и пушечных дотов и дзотов, а также открытых огневых площадок [3]. В строительстве оборонительных сооружений, проекты которых предварительно разрабатывали 158 военных инженеров и техников 10-й саперной армии, принимали участие 127 582 жителя Орджоникидзевского края – колхозники, рабочие, служащие, студенты вузов и техникумов, учащиеся старших классов школ, домохозяйки [4].

В начале ноября 1941 г., в соответствии с постановлением ГКО СССР и согласно решению штаба СКВО, создание оборонительных рубежей началось на территории Кабардино-Балкарской АССР. Командование округа определило возможные маршруты движения немецких войск, на которых намечалось создать прочные оборонительные линии. Главными из них стали рубежи по рекам Малка, Баксан и Чегем. Они должны были закрыть для гитлеровцев дорогу Пятигорск – Нальчик и проходы в район Приэльбрусья. Согласно постановлению бюро обкома ВКП(б) и СНК республики от 1 ноября 1941 г., на возведение оборонительных сооружений сроком на 40 дней направлялись 30 тыс. жителей Кабардино-Балкарии [5]. К местам строительства военных укреплений стягивались 5 тыс. подвод, 120 тракторов и 50 автомашин. Все работы велись под руководством командования 10-го Управления оборонительных работ Красной армии.

Каждый день на работы выходило до 28 тыс. чел. Они переместили более 1,7 млн кубометров грунта. Но, несмотря на такой энтузиазм участников строительства, завершить сооружение оборонительных линий за отведенные планом 40 дней так и не удалось. Из-за многочисленных трудностей работы были закончены только за 80 дней [6].

Когда в августе 1942 г. немецкие войска вторглись в КабардиноБалкарскую АССР, работы по строительству оборонительных сооружений были продолжены в районе Нальчика. К этому времени враг прорвал позиции наших войск на ранее созданной линии обороны по реке Малке и двигался к столице Кабардино-Балкарской АССР. Бюро обкома ВКП(б) создало специальную группу из четырех человек для руководства возведением оборонительной линии [7]. Сам факт ее строительства показывает, что осенью и зимой 1941 г. работы по возведению рубежа обороны так и не были завершены. Снова понадобилось спешно проводить мобилизацию местного населения на оборонные работы, однако в документах не указана его численность. Но по количеству выделенных продуктов питания для участников строительства можно сделать вывод, что речь идет о десятках тысяч жителей Кабардино-Балкарской АССР. За время с 15 августа по 10 сентября 1942 г.

на питание населения, мобилизованного на строительство оборонительных рубежей, было направлено 22,6 т хлеба, 6 т картофеля и овощей, 2,6 т мяса, более 6 т других продуктов [8].

В Краснодарском крае строительство ряда оборонительных сооружений также началось еще осенью 1941 г. 2 октября Ставка Верховного Главнокомандования приняла срочное решение о создании на Таманском полуострове укрепленных линий. На следующий день Военный Совет СКВО направил Краснодарскому крайкому ВКП(б) и крайисполкому директивное письмо о мероприятиях в связи с укреплением обороны полуострова.

Краевым властям предлагалось в кратчайшие сроки сформировать из местного населения 30 рабочих рот по 250 чел. в каждой, 5–7 транспортных рот по 85 подвод, 10 автомашин и 5 тракторов с прицепами [9]. Однако из-за нехватки людей и, особенно, транспортных средств, работы по возведению оборонительных сооружений проходили крайне медленно и неорганизованно. В декабре 1941 г. бюро Краснодарского крайкома ВКП(б) отмечало, что строительство на Тамани важного объекта оборонного значения «ведется крайне неудовлетворительно…» [10].

В связи с резким ухудшением положения наших войск на Крымском фронте и на Нижнем Дону 13 октября 1941 г. ГКО СССР принял постановление «О строительстве оборонных сооружений на территории Краснодарского края» [11]. На этот раз работы планировалось провести практически на всей территории края. Для этого в системе 9-го Главного управления оборонительных работ Наркомата обороны было создано семь полевых строительств.

К каждому из них приписывалось несколько районов Краснодарского края. Возведение оборонительных рубежей необходимо было завершить за 5 недель – к 1 декабря 1941 г. О широком размахе работ можно судить по факту привлечения количества рабочей силы: «оставив в организациях и учреждениях по два-три человека, в зависимости от объема работ, по колхозам взять всех трудоспособных колхозников, оставив только для обслуживания МТФ и женщин с малолетними детьми. Мобилизовать трудоспособное население – мужчин от 16 лет до 55 лет и женщин от 17 лет до 45 лет» [12].

Это строки из постановления Кущевского райкома ВКП(б). Аналогичные решения были приняты и в других районах края.

Краевая прокуратура осуществляла жесткий контроль над работавшим контингентом, привлекая к уголовной ответственности лиц, уклонявшихся от трудовой повинности. Как всегда, не обошлось без недоработок, ошибок и проявлений прямой халатности со стороны местных органов власти Коренной перелом в Великой Отечественной войне по организации населения на строительство оборонительных рубежей.

Так, в станице Пашковской 2 тыс. рабочих в течение двух дней томились в ожидании начала работ и, в конце концов, были отпущены по домам из-за отсутствия в местах строительства шанцевого инструмента [13].

С наступлением в конце ноября 1941 г. зимних холодов начался массовый уход людей, мобилизованных на строительство оборонительных рубежей.

В открытом письме (!), с которым к краевому комитету ВКП(б) обратилось командование 8-й саперной армии, в частности, указывалось: «Начиная с 26 ноября с.г., началось повальное кем-то организованное бегство. Первым сбежал Ейский район, который увел с рубежа рабочих в порядке около человек, затем сбежал Лиманский район с его представителем, также увел с собой около 1000 человек, затем сбежал Камышеватский район. Вслед за этим «организованным» бегством начался массовый уход поодиночке рабочих всех районов Вашего края с нашего рубежа» [14].

Следует отметить, что такая негативная ситуация во многом сложилась из-за просчета властей в планировании сроков строительства оборонительных линий. Вначале было объявлено, что мобилизация на работы осуществляется на 10–15 дней, а на самом деле оказалось, что на 1,5–2 месяца.

Многие граждане не имели зимней одежды и обуви, у них закончились все запасы продовольствия. И это притом, что питание трудармейцев в централизованном порядке власти организовали крайне плохо. Следовательно, налицо была нерасторопность военного и местного гражданского руководства, а порой их преступное, безразличное отношение к работающим людям.

Командование 8-й саперной армии пыталось исправить положение, обращаясь с настоятельной просьбой к краевым властям помочь удержать разбегавшихся со строительства людей. Неожиданно удивительно выглядела резолюция первого секретаря Краснодарского крайкома ВКП(б) П.И. Селезнева на открытом письме командования 8-й саперной армии: «Принять решение или написать ответ, что мы не были обязаны давать рабсилу» [15]. Данный факт показывает, что в годы войны не всегда, к сожалению, подтверждался известный лозунг о единстве народа и армии, фронта и тыла.

30 января 1942 г. по указанию Генерального штаба РККА все строительные работы по возведению оборонительных сооружений на территории Краснодарского края были свернуты [16]. С одной стороны, такое решение было принято ввиду наступившей зимы, когда земляные работы проводить стало чрезвычайно сложно. Но, главным образом, это было следствие стабилизации ситуации на южном крыле советско-германского фронта. К этому времени в 28 районах Кубани было занято для возведения оборонительных сооружений 121 020 га земли, в том числе 12 820 га сельскохозяйственных угодий [17]. Других конечных обобщенных результатов проведенных работ в целом по краю не сохранилось. Вместе с тем обо всех плюсах и минусах в деле реализации заданий по возведению в крае оборонительных сооружений можно судить по отдельным объектам строительства.

Так, 2-е полевое строительство Главного управления оборонительных работ с октября 1941 г. по январь 1942 г. возводило оборонительную линию вдоль реки Кубани от станицы Варениковской до хутора Жаркевичи. Ее общая протяженность составляла 90 км. В строительстве оборонительных сооружений принимали участие 7 районов края. Они должны были выделить 26 тыс. рабочих, 2080 лошадей, 60 тракторов и 40 автомашин [18]. Реально же в работах было задействовано не более 40 % от запланированного количества граждан, в основном, юноши и девушки 15–17 лет, не имевшие никакой строительной квалификации. Остро не хватало каменщиков, плотников, бетонщиков и других специалистов, поэтому производительность труда была крайне низкой: при норме в 2,5–3 кубометра выработка на человека она составляла лишь 1,7–2,1 кубометров в день [19]. Из-за многочисленных трудностей, сопровождавших ход строительства оборонительной линии, неявка на работу в отдельные дни, особенно в январе 1942 г., составляла 50–78 %.

Около 400 трудармейцев за самовольный уход с работы было привлечено к ответственности.

В конечном счете, итоги строительства оборонительного рубежа на линии Варениковская – Жаркевичи оказались далекими от плановых заданий.

В частности, из 1654 огневых точек различных типов удалось построить только 769 (46 %). К возведению 700 землянок для размещения в них личного состава подразделений РККА так и не приступили. Из общего плана земляных работ в 1383 тыс. кубометров реально было выполнено 717 тыс.

кубометров. Противотанковые рвы должны были иметь протяженность в 147,7 км, реально же выкопали всего 70,8 км. Из 900 противотанковых ежей установили лишь 240 [20].

К моменту завершения всех строительных работ из-за подъема подземных вод и раннего паводка часть оборонительных сооружений оказалась затопленной водой. Несмотря на все эти многочисленные недоработки и упущения, комиссия командования СКВО оценила построенный оборонительный рубеж с оценкой «вполне удовлетворительно» [21]. До начала боев на территории Краснодарского края оставалось еще более шести месяцев. За это время, особенно весной 1942 г., оборонительный рубеж еще больше пришел в негодность. Тем не менее, во всех отчетах он числился как полностью подготовленный для размещения подразделений советских войск.

Аналогичное положение складывалось и на других оборонительных рубежах. Так, инженерные сооружения на участке от станицы Цимлянской до берега Азовского моря (около 300 км), возведенные населением и военностроительными организациями СКВО, оказались выведенными из строя весенним паводком [22]. А ведь именно на этом рубеже в конце июля 1942 г.

во многом решалась судьба Северного Кавказа.

Летом 1942 г., в связи с быстрым продвижением немецких войск по территории Кубани, строительство оборонительных рубеже в спешном порядке было продолжено. Уже сам этот факт свидетельствует о том, что Коренной перелом в Великой Отечественной войне все работы по возведению линий обороны, проходившие ранее, закончены так и не были. 1 августа 1942 г. Военный совет СКВО направил Краснодарскому крайкому ВКП(б) и крайисполкому очередное директивное письмо. В нем говорилось о необходимости провести на территории Кубани строительство нового оборонительного рубежа [23]. В первую очередь речь шла о возведении линий обороны вокруг Краснодара, к которому стремительно двигались дивизии 17-й немецкой армии генералполковника Р. Руоффа. Для этого требовалось срочно направить на строительные работы не менее 75 тыс. жителей, сотни автомашин и подвод с лошадьми, доставить десятки тонн цемента, металлоконструкций и других материалов [24].

Однако время уже было упущено. Только 3 августа крайком ВКП(б) поручил крайисполкому начать подготовку к работам. Чтобы удержать население на строительных объектах и не допустить его преждевременного ухода дальше в тыл, было принято решение «приравнять строителей по снабжению мясом и жирами к рабочим промышленных предприятий…» и повысить норму выдачи хлеба до 800 г в день на человека [25]. Но и это не помогло. Во многом из-за того, что в крае уже почти неделю шла эвакуация, и задержать жителей городов и станиц призывами выйти на работы в такое тревожное время было практически невозможно.

7 августа 1942 г. бюро крайкома партии в очередной раз рассмотрело вопрос о возведении оборонительной линии вокруг Краснодара. Было принято решение срочно обеспечить выход на строительные работы еще не менее 20 тыс. чел. [26]. Однако возведение нового оборонительного рубежа вокруг Краснодара так фактически и не началось. Не лучшим образом обстояли дела на тех стройках, которые начались несколькими неделями раньше. Все меньше людей выходило на работы по созданию вокруг Краснодара двух оборонительных обводов: с 30–35 тыс. чел. в день в середине июля 1942 г. – до всего 14–15 тыс. чел. в день в конце месяца [27]. Тревожная обстановка на фронте вызывала растерянность среди населения. Многие кубанцы уже потеряли веру в способность быстро отступавших советских войск остановить врага.

9 августа 1942 г. эти мрачные предчувствия, к сожалению, сбылись. Немецкие войска захватили Краснодар.

Как уже подчеркивалось, точные и полные цифры об объемах произведенных работ по строительству всех оборонительных сооружений на территории Северного Кавказа в 1941–1942 гг. отсутствуют. В архивных документах и в свидетельствах очевидцев тех лет содержатся данные об итогах строительства отдельных оборонительных линий и объектов. Так, в мемуарах бывшего командующего Закавказским фронтом генерала армии И.В. Тюленева приводятся следующие сведения: «За короткое время было построено около 100 тыс. оборонительных сооружений, из них свыше 70 тыс. огневых точек. Противотанковых рвов было вырыто 660 км, противопехотных препятствий – 316 км, а ходов сообщения и траншей – 1639 км. Для выполнения всей этой работы потребовалось 9 миллионов 150 тыс. человеко-дней, около 500 тыс. куб. м леса, 19 тыс. т цемента, 14 тыс. т железа, 830 т колючей проволоки» [28].

Но это лишь конкретные итоговые показатели масштабов оборонительных работ, проведенных в полосе ответственности Закавказского фронта. Их производили, в основном, трудящиеся Закавказских республик, Дагестана, Кабардино-Балкарии и Северной Осетии. Оборонительные рубежи, возведенные гражданами этих республик, были использованы, как показали последующие события, значительно эффективнее и с большей пользой, чем это имело место на Кубани и на Ставрополье. И проблема здесь заключается не в качестве или количестве построенных оборонительных линий, а в выборе нашим командованием реки Терек как наиболее благоприятного в военно-инженерном отношении рубежа для создания прочной обороны.

Хотя и здесь имели место негативные факты, затруднявшие строительство оборонительных объектов. Численность населения автономных республик, занятого на этих работах, составляла более 100 тыс. чел. Чтобы удержать людей на стройках, нередко применялись принудительные меры.

По официальным данным, «всеми видами служебных нарядов в укрепрайонах было задержано 7514 бежавших с оборонительных работ, которые после проверки снова возвращались в трудовые бригады» [29].

Труд же сотен тысяч городских и сельских жителей Краснодарского и Ставропольского краев по строительству оборонительных линий оказался, к большому сожалению, практически напрасным. К тому же эти многочисленные сооружения были малоэффективными и по другой причине. О ней уже после войны говорил бывший начальник штаба инженерных войск Северо-Кавказского фронта Б.В. Баданин: «никакой пользы не принесли и те оборонительные рубежи и заграждения, которые строились без учета реальной обстановки и боевых возможностей войск. Немало было противотанковых рвов и других земляных заграждений, заблаговременно отрытых на Кубани и в Ставрополье по рубежам рек и на городских оборонительных обводах, которые легко были преодолены противником и никак не оправдали огромных затрат труда на их устройство» [30]. Еще более категорично высказался на этот счет бывший начальник оперативного отдела Генерального штаба РККА генерал армии С.М. Штеменко: «Никаких серьезных, подготовленных к бою оборонительных рубежей южнее Ростова у нас не было» [31].

Подводя итоги, отметим, что на Северном Кавказе с осени 1941 г.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 74 |
 


Похожие материалы:

«А ктуальные вопросы истории христианства на Северном Кавказе Материалы V Международных Свято-Игнатиевских чтений г. Ставрополь, 14 мая 2013 г. Издательский центр СтПДС 2013 УДК 27-9 ББК -3*63.3(235.7) А43 Издано по благословению Высокопреосвященнейшего Кирилла, митрополита Ставропольского и Невинномысского Редколлегия: игумен Алексий (Смирнов), кандидат философских наук, проректор по учебной работе Ставропольской Православной Духовной Семинарии; протоиерей Михаил Моздор, заведующий кафедрой ...»

«I Международная конференция молодых исследователей Текстология и историко- литературный процесс Сборник статей 16–17 февраля 2012 г. Москва УДК  801.7 ББК 80 Т  30 Текстология и историко-литературный процесс: I  Меж- Т  30 дународная конференция молодых исследователей (Москва, Московский государственный университет им. М.    В.  Ломо- носова, филологический факультет, 16–17 февраля 2012  г.): Сборник статей / Редакторы Л. А. Новицкас,  А. Н. Першкина, ...»

«С.-ПЕТЕРБУРГ, 2001 5 САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ЭТНОГРАФИИ И АНТРОПОЛОГИИ МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ им. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) РАН ФЕДЕРАЛЬНАЯ ЦЕЛЕВАЯ ПРОГРАММА ИНТЕГРАЦИЯ Государственная поддержка интеграции высшего образования и фундаментальной науки РОССИЙСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ НАУЧНЫЙ ФОНД _ VI РЕГИОНАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ СЕВЕРО-ЗАПАДА РОССИИ (ИТОГИ ПОЛЕВЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ 2001 г. В ...»

«ВОЗВРАЩЕННЫЕ ИМЕНА В КОНТЕКСТЕ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ РЕГИОНА Материалы научно–практической конференции Вязьма 2011г. 2 ББК 63.3(2Рос-4См) В-64 Возвращенные имена в контексте историко- культурного наследия региона: Материалы научно– практической конференции. Вязьма: ВФ ГОУ МГИУ, 2011. – 139с. ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ: Н.Е. Павлов, к.п.н., доцент; Н.В. Никитина, к.фил.н., доцент; В.К. Куличков, к.и.н, доцент; П.А. Якушев, к.и.н., доцент. Технический редактор: Е.О. Пустовит Корректор: Н.В. ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»