БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 27 |

«К 400-лЕтию Дома Романовых. монаРхии и ДинаСтии в иСтоРии ЕвРоПы и РоССии FoUr CEnTUriES oF romAnov’S dinASTy. monArCHiES And dynASTiES in EUroPE And in rUSSiA Сборник материалов ...»

-- [ Страница 4 ] --

мы естественно должны предположить, что это была Анна Далассина. Кирилл, который происходил из Филеи к северу от столицы, был известен строгим аскетизмом и широтой своих путешествий, часто похищая при этом Константинополь и доходя до Хон и Рима. Во время своего визита он предоставил Анне по ее просьбе духовный совет, необходимый для ее дарований, давая при этом ряд коротких цитат из Отцов церкви (таких как Василий Кесарийский, Иоанн Климакс и пустынник Варсануфий), и посоветовал ей быть откровенной со своим духовным наставником. Она сделала ему богатые дары, которые он раздал бедным. Это не было концом их взаимоотношений, и Кирилл также посетил для дачи совета многих знаменитых людей эпохи правления Алексея, включая военачальника Алексея, Евматия Филокала, и брата и шурина Ирины Дукины Михаила протостратора и Георгия Палеолога. Алексей, Ирина и к 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России тивных навыках, заключается то обстоятельство, что она стала в дальнейшем известной в византийской исторической и литературной традиции как «Мать Комнинов».

1. Alexios I Komnenos. vol. 1: Papers / ed. M. Mullett, D. Smythe.

Belfast, 1996.

2. Angold M. Church and Society in Byzantium under the Comneni, 1081–1261. Cambridge, 1995.

3. Angold M. The Byzantine Empire: A Political History. London, New York, 2002.

4. Anne Comnиne. Alexiade / Ed. et tr. B.Leib. Paris, 1937–45. 3 t. (русский пер.: Анна Комнина. Алексиада / Пер. с греч. Я. Н. Любарского. СПб., 1996).

5. Byzantine Women: Varieties of Experience, AD 800-1200. / L.

Garland. Aldershot, 2006.

6. Garland L. Byzantine Empresses: Women and Power in Byzantium AD 527–1204. London;

New York, 7. Hill B. Imperial women in Byzantium, 1025–1204: Power, patronage and ideology. London, New York, 1999.

8. Hohlweg A. Beitrage zur Verwaltungsgeschichte des Ostromischen Reiches unter den Komnenen. Munchen, 1965.

9. Laiou A. E. Mariage, Amour et Parent Byzance aux XIe-XIIIe sicles. Paris, 1992.

10. Magdalino P. The Empire of Manuel I Komnenos 1143–1180.

Cambridge, 1993.

11. Michael Psellus. Chronographia / ed. et tr. E. Renauld. 2 vol. Paris, 1926–1928.

12. Mullett M. Alexios I Komnenos and Imperial Revival // New Constantines / Ed. P.Magdalino, Aldershot, 1994. P. 259–267.

13. Nikephoros Bryennios. Histoire / Ed. P.Gautier. Brussels, 1975. (русский пер.: Никифор Вриенний. Исторические записки (976–1087).

М., 1997).

14. The Byzantine Aristocracy IX to XIII Centuries / ed. M. Angold.

Oxford, 1984.

15. Varzos K. He Genealogia ton Komnenon. Thessalonika, 1984.

16. Vie de St. Cyrille le Philote Moine Byzantin. / ed. et tr. E. Sargologos.

Brussels, 1964.

17. Диль Ш. Византийские портреты. М. 1994.

18. Каждан А. П. Социальный состав господствующего класса Византии в XI–XII вв. М., 1974.

ПроБлемы семьи и династии во франкском королевстве эПохи каролингов История каролингской династии – один из важнейших сюжетов раннего Средневековья. Время правления Каролингов стало периодом, с одной стороны, становления территориального единства Западной Европы, а с другой – временем дробления единой европейской империи на будущие средневековые королевства. Однако история Каролингов не тождественна истории королевства франков, и поэтому исследователи XIX–XX вв.

выработали ряд подходов к оценке результатов правления каролингских правителей. Отталкиваясь от традиционной для XIX в. дихотомии «государство–семья», историки сформулировали основные проблемы в оценке наследия каролингской династии для средневековой Европы. В частности, главной из них, исследование которой и по сей день дает повод для полемики, стал вопрос о легитимности династии в глазах окружавшей ее знати и сохранения единства империи, а также вопрос о формировании в среде знати родов, которые начали соперничать с правящей королевской династией. Следовательно, на данный момент наиболее острая полемика в научной литературе посвящена соотношению династического интереса и публичной высшей власти в действиях франкских королей и окружавших их магнатов.

В рамках традиционного подхода к королевству франков исследователи делили его историю на время подъема династии (Карл Мартелл, Пипин III, Карл Великий) и время ее упадка (Людовик Благочестивый, Карл Лысый, Карл III Простоватый и т. п.). С одной стороны, походы Карла Великого (768–814 гг.), создавшего огромную франкскую державу и короновавшегося 25 декабря 800 г. в Риме императорской короной, способствовали тесному слиянию варварских, средиземноморских античных и христианских элементов цивилизации, сплав которых лег в основание средневековой Европы. Однако единству империи пришел конец в результате Верденского раздела 843 г. Традиционно это раздел рассматривался как результат личного соперничества между представителями каролингской династии. Процесс ослабления Каролингов наложился на формирование территориальных княжеств, во главе которых встали знатные династии, определившие будущее средневековой Европы. Уже с середины IX в. под сенью королевской династии начали формироваться роды, часть из которых впоследствии добилась королевского статуса, а другие стали знатью, создававшей структуры власти в Европе на протяжении всего Средневековья.

Идеальное видение устройства каролингской монархии Хинкмаром Реймсским (806–882) подразумевало строгую иерархическую схему – король в центре власти, вокруг него двор, который был связующим звеном между властителем и региональными магнатами. Однако изучение истории франкского королевства заставляет задуматься о соотношении династического и семейного начал в политике этого периода. Как может показаться на первый взгляд, «семья» и «династия»

означали одно и то же для людей Средневековья. Однако новые исследования по данной проблематике выявили, что их отождествление едва ли обоснованно. Например, в отношении меровингской королевской династии само понятие «семья»

было крайне расплывчатым и принадлежность к «роду» Меровингов была весьма условным критерием, который современники могли рассматривать в самом различном свете.

Одной из отличительных черт политической истории IX в. было соревнование между различными ветвями династии, начало которому положил период правления Пипина III. Уже в это время прослеживается определенное соперничество между отцом-королем и его сыновьями. Так, мы практически ничего не знаем об участии Карла Великого в делах своего отца Пипина III в период с 751 по 763 г., и даже Эйнхард жалел о том, что не сохранилось никаких документов об этом. Поэтому идеал королевской власти, разработанный Хинкмаром, был во многом не более чем мифом, который не всегда находил место в реальности. Более того, в рамках постоянных попыток создания баланса власти между отдельными каролингскими правителями постоянно возникали и получали свое выражение различные и подчас противоположные концепции семейного раздела власти.

Следует отметить, что в этом смысле все династические проблемы середины и второй половины IX в. проявились уже в эпоху к 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России возможные ситуации передачи власти не только среди сыновей Карла Великого, но и среди его внуков.

Первый император и король франков знал, какого накала могут достичь семейные страсти, и поэтому одна из глав «Divisio regnorum» специально запрещала его сыновьям устранять племянников с политической арены: «Ни один из наших сыновей не должен ни при каких обстоятельствах осуждать на смерть, калечить, ослеплять, или постригать в монастырь любого из наших внуков, которого обвинили в его присутствии, без законного суда и расследования».

В целом, политика Карла Великого была нацелена на поддержание равновесия между различными ветвями династии.

Сравнение «Divisio regnorum» (806 г.) и «Ordinatio imperii»

(«Обустройство империи») (817 г.) показало, что Карл Великий стремился покончить с принципами раздела, характерными для его отца Пипина, и раздать не только окраинные земли империи (т. е. Австразию, Аквитанию, Бургундию, Италию), но и ее франкское ядро, находящееся в районе р. Мез.

Хотя декрет «Divisio regnorum» ограничивал амбиции сыновей Карла Великого территориальными рамками, его появление едва ли повлияло на ограничение их полномочий, так как император стремился дать местной знати каждого из королевств одного короля, который служил бы символом господства Каролингов. Карл старался, прежде всего, предотвратить ситуацию, при которой знать из разных областей Европы стала бы лично привязанной к каролингскому правителю из другого региона.

«Divisio regnorum» обозначил способ разделения власти по территориальному признаку, чего не хватало, например, для более раннего, меровингского периода, и представлял попытку императора создать долгосрочный механизм взаимодействия между различными ветвями династии, который бы представлял собой разительный контраст с традиционным способом удаления конкурентов в династической политике. Несмотря на то, что этот план раздела империи не был осуществлен на практике, он тем не менее обрисовывал возможности сосуществования различных ветвей династии.

Поскольку этот документ подчеркивал необходимость сбалансированного сотрудничества, некоторые ученые даже назвали последующие несколько лет правления Карла Великого, разк 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России и внукам (что делало братьев равными по статусу и не позволяло кому-либо усилиться), и деление с выделением старшему сыну ядра владений и назначением его императором и, соответственно, старшим правителем.

В момент смерти Карла Великого его сын Людовик Благочестивый вынужден был решать династические проблемы, возникшие в результате существования большого количества возможных претендентов на власть, которых не было у его отца. Для усиления своей власти он первым делом сделал клириками трех своих незаконнорожденных сводных братьев Дрогона (801– гг.), Гуго (802–844 гг.) и Рихбода (805–844 гг.). Одновременно он отправил в монастыри Нуармутье и Корби двоюродных братьев своего отца Адаларда (751–827 гг.) и Валу (755–836 гг.), а также всех своих сестер. В 822 г. был ослеплен его двоюродный брат Бернард, король Италии (сын Пипина Старшего), и поскольку тот не смог пережить этой экзекуции, на Людовика пала вина его смерти. Таким образом, смена власти после Карла Великого несла с собой значительное изменение практики наследования и ужесточение династической политики в отношении возможных претендентов на трон.

От первого брака с Ирмингардой (ум. в 818 г.) у Людовика было три сына: Лотарь (795–855 гг.), Пипин (797–838 гг.) и Людовик (804/805–876 гг.), и уже в 817 г. франкские земли были распределены между ними. Раздел власти между сыновьями в 817 г. формально был сделан по принципам Divisio regnorum, но на самом деле, в нем был ряд деталей, которые делали его идеи по сути отличными от философии документа, выработанного при отце Людовика Благочестивого. Несмотря на то, что у нового императора была возможность воспользоваться принципами Divisio regnorum и разделить все владения поровну, он восстановил старую практику, передав своему старшему сыну Лотарю I (795–855 гг.) правление над ядром, каролингских владений. Людовик также сделал Лотаря I императором, и, соответственно, верховным правителем над всеми представителями династии Каролингов. Таким образом, в достаточно короткий период в королевстве франков нашли свое выражение два противоположных принципа формирования структур власти империи в том, что касается династических разделов.

к 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России Бернардом Септиманским и неприязнь к Людовику Благочестивому, вызванная чрезмерным благоволением того к маленькому Карлу. Таким образом, конфликт внутри династии вовлек в свою орбиту и знать, которая поддерживала своих патронов в завязавшемся династическом споре.

Можно было бы предположить, что позиция знати определялась только их верностью своему сеньору и королю и что принципы династического раздела власти их не интересовали.

Однако рискнем предположить, что на самом деле знать выбирала стороны в конфликте исходя из их собственных семейных и династических интересов. Источники показывают, что проблемы преследовали не только династию Каролингов. Магнаты тоже были подвержены своего рода династическим кризисам и испытывали превратности судьбы. Например, в 877 г. в своем трактате «Королю Людовику Заике» («Ad Ludowicum Balbum regem») Хинкмар Реймсский перечислил шесть магнатов, с которыми новому властителю, как и его отцу, надо было договариваться, чтобы обеспечить стабильность своей власти. Однако уже через два года из этих князей остались в живых только трое, и Людовику III пришлось заново искать опору.

Этот факт позволяет обратить внимание на интересную идею, которая, к сожалению, была забыта в недавнее время.

В XIX в. в сравнительно малоизвестной работе А. Бартелеми попытался ответить на вопрос о характере власти знати в рамках поздних каролингских королевств. Он подчеркнул, что графы Парижа, которые впоследствии стали королями Франции, т. е. династия Робертинов, ставших затем Капетингами, не могли похвастаться полной независимостью от королей и что проблемы создания своей династии требовали от них тесной кооперации с Каролингами. В своей работе он показал, что Роберт Сильный, Одон Парижский (король Франции в 888– 898 гг.), его брат Роберт, граф и герцог Франции (866–923 гг., король Франции в 922–923 гг.), и Гугон Великий (898–956 гг.) не имели в своей власти надежной опоры в виде территориального княжества, где их власть признавалась бы в силу давности владения и знатности их происхождения. Подъем Робертинов к власти начался с графства Анжу, затем они постепенно стали усиливать свою власть в Иль-де-Франсе и в графстве Орлеан.

Однако они никогда не стали там единовластными сеньорами и к 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России различий между стратегическими интересами Каролингов и знати не существовало.

1. Classen P. Karl der Grosse und der Thronfolge im Frankenreich // Festschrift fr Hermann Heimpel. Gttingen, 1972.

2. Jarnut J. Ein Bruderkampf und seine Folgen: Die Krise des Frankenreiches (768–771) // Herrschatf, Kirche, Kultur: Beitrge zur Geschichte des Mittelalters. Fetschrift fr Friedrich Prinz zu seinem 65 Geburtstag / G.

Jenal and S. Haarlnder. Stuttgart, 1993.

3. Jarnut J. Ein Bruderkampf und seine Folgen: Die Krise des Frankenreiches (768–771) // Herrschaft, Kirche, Kultur: Beitrge zur Geschichte des Mittelalters. Festchrift fr Friedrich Prinz zu seinem 65 Geburtstag / Hrsg. von G. Jenal, S. Haarlnder. Stuttgart, 1993.

4. Kasten B. Knigsshne und Knigsherrschaft: Untersuchungen zur Teilhabe am Reich in der Merowinger- und Karolingerzeit. Hannover, 1997.

5. MacLean S. Kingship and politics in the late ninth century. Cambridge, 2003.

6. McKitterick R. Charlemagne: The formation of a European identity. — Cambridge: Cambridge University Press, 2008.

7. Nelson J. L. The Frankish kingdoms // New Cambridge Medieval History. V. 2: c. 700 — c. 900 / Ed. R. McKitterick. Cambridge: Cambridge University Press, 1995.

8. Nelson J. L. Charles the Bald. London, 9. Penndorf U. Das Problem der Reichseinheitsidee nach der Teilung von Verdun (843): Untersuchungen zu den spten Karolingern. Mnchen, 1974.

10. Staubach N. «Des groen Kaisers kleiner Sohn». Zum Bild Ludwigs des Frommen in der lteren deutschen Geschichtsforschung / Charlemagne’s heir: New perspectives on the reign of Louis the Pious / Eds. P. Godman, R. Collins. Oxford, 1990.

11. 1Hageneier L. Jenseits der Topik: Die karolingische Herrscherbiographie.

Husum (Matthiesen), 2004. Historische Studien, Bd. 483.

12. Schieffer R. Vter und Shne im Karolingerhause // Schieffer Rudolf.

Beitrge zur Geschichte des Regnum Francorum. Paris, 1990.

13. Schieffer T. Die Krise des karolingischen Imperiums // Aus Mittelalter und Neuzeit: Gerhard Kallen zum 70 Geburtstag / Hrsg. von Josef Engel, Hans Martin Klinkenberg. Bonn, 1957.

14. Wood I. Deconstructing the Merovingian family // The Construction of Communities in the Early Middle Ages: Texts, Resources and Artefacts / Edd. Richard Corradini, Max Diesenberger, Helmut Reinitz. Leiden:

Brill, 2003.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 27 |
 


Похожие материалы:

«СВЕЧА – 2013 Том 25 Религия, religio и религиозность в региональном и глобальном измерении Международная конференция Религия и религиозность в локальном и глобальном измерении (30-31.10.2013, Владимир, ВлГУ) Владимир 2013 1 УДК 2 ББК 86.2 Редакционная коллегия: Е.И. Аринин, ответственный редактор, д-р филос. наук, профессор ВлГУ Н.М. Маркова, член редколлегии, канд. филос. наук, доцент ВлГУ В.А. Медведева, ответственный секретарь редколлегии ВлГУ Издание осуществлено при финансовой поддержке ...»

«Умберто Эко Пять эссе на темы этики Пять эссе на темы этики: symposium; Санкт-Петербург; 2003; ISBN 5-89091-210-0 Перевод: Елена Костюкович 2 Умберто Эко: Пять эссе на темы этики Аннотация Умберто Эко (р. 1932) – выдающийся итальянский писатель, известный русскому читателю пре- жде всего как автор романов Имя Розы (1980), Маятник Фуко (1988) и Остров накануне (1995). В мировом научном сообществе профессор Умберто Эко, почтный доктор многих иностранных университетов, знаменит в первую очередь ...»

«СОХРАНЕНИЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ И ПРОБЛЕМЫ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ Материалы всероссийской молодежной конференции в рамках фестиваля науки 19 – 21 сентября 2012 Том 2 2012 2 ББК 87.66;63 УДК 93.94;304.2 С691 Конференция проводится при финансовой поддержке Федеральной целевой программы Научные и научно-педагогические кадры инновационной России Министерства образования Российской Федерации 14.741.110385 Редакторская коллегия сборника: Романова А.П. – доктор философских наук, профессор, Громов М.Н. ...»

«УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ИСТОРИК Вып. 9 САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2011 ББК 63.3(0) + 85.13 У 59 Ред а к ц ион н а я кол ле г и я: д-р искусствоведения,проф. Н. Н. Кали-                                                      тина (отв. ред), асс. Е. В. Клюшина  Ре це н з е н т ы: канд. искусствоведения, доц. А. В. Морозова, канд. искусствоведения, доц. Е. В. Ходаковский Печатается по постановлению  Редакционно-издательского совета исторического факультета С.-Петербургского государственного университета ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»