БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 27 |

«К 400-лЕтию Дома Романовых. монаРхии и ДинаСтии в иСтоРии ЕвРоПы и РоССии FoUr CEnTUriES oF romAnov’S dinASTy. monArCHiES And dynASTiES in EUroPE And in rUSSiA Сборник материалов ...»

-- [ Страница 2 ] --

во многом основывалась на том, что у императора попросту не было этих последних. Иногда этот принцип отражал скрытый династизм: Адриан был дальним родственником Траяна, женатым на его племяннице Сабине, а Траян ранее был его опекуном. Адриан остановился на кандидатуре Антонина Пия только когда отпали варианты «династических» наследников, а Марк Аврелий был связан с династией через предков, Анниев Веров, а позже стал зятем Антонина Пия. Показательно, к 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России Пердикка II – ловкий монарх (несколько замечаний о Политике македонского династа в войне афин и сПарты) «... Разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его  интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание. ... Сколько мирных договоров, сколько соглашений не  вступило в силу или пошло прахом из-за того, что государи  нарушали свое слово, и всегда в выигрыше оказывался тот,  Взятые к данной статье в качестве эпиграфа слова из трактата знаменитого флорентийского «политолога» эпохи Возрождения Никколо Макиавелли, задуманного им как практическое руководство для тогдашних и будущих властелинов, первонаперво следует отнести, взирая в прошлое, к македонскому царю Пердикке II, сыну Александра I. Унаследовав от отца престол в 454 г., Пердикка правил в течение 40 лет, приблизительно до 413 г., и вошел в историю как один из самых ярких, деятельных и противоречивых царей династии Аргеадов.

Имеется значительная литература о Пердикке II: только за последнюю четверть века опубликованы полтора десятка качественных работ о личности македонского династа. Но остаются вопросы, связанные с его политикой в годы Пелопоннесской войны. Насколько Пердикка слыл надежным политическим партнером и был ли верен своим обещаниям? Что стоило для союзников слово македонского царя? Каково отношение к нему Фукидида, в освещении которого, как было сказано, он предстает пред нами? Показательна в этом смысле позиция Пердикки в союзе Македонии и греческих полисов Халкидики, заключенном в 424 г. с Лакедемоном. Каковы были позиции «союзников», которые определили итоги Фракийской кампак 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России и эта, и другие попытки македонского царя сблизиться со спартанцами не увенчались успехом.

Вследствие агрессивной политики Афин у полисов Халкидики также было давнее желание сделать Спарту активным актором межгосударственной политики на севере Эгеиды.

Однако заинтересовать лакедемонян и вовлечь их в дела государств «в тени Олимпа» оказалось делом непростым. «Исходя из консервативных традиций и духа спартанского государства, опасность того, что Спарта захочет установить длительное господство на территории, удаленной от Пелопоннеса, могла считаться минимальной», – полагает Р. М. Эррингтон. Вероятно, это обнадеживало Афины в отношении ситуации в северном регионе.

Главными акторами на арене внешней политики Македонии в первые годы Архидамовой войны (431–425 гг.) оставались Афины и полисы Халкидики, большинство из которых входили в Афинскую архэ, но тяготились покровительством своего «старшего брата», а также внушавший опасение сосед на востоке – молодое и мощное Одрисское царство, и ближайшие соседи Пердикки на западе – маленький, но гордый народ линкестов. Македонские линкесты имели своего царя. Как сообщает Фукидид (II. 99), они, а также элимиоты и другие племена верхней области, были «союзные и подвластные македонянам (т. е. Аргеадам. – А. С.), но каждым из них управлял свой царь».

На протяжении Пелопоннесской войны Пердикка II вынужден был сталкиваться со всеми этими силами и сталкивать их между собой, вынужден был решать непрестанно возникающие проблемы внешней и внутренней политики. И только на втором этапе Архидамовой войны (424–421 гг.) на македонско-халкидикийской сцене возникла новая серьезная сила – Спарта. После неудачи спартанцев при Пилосе и Сфактерии в 425 г. и последовавших за этим потерь у Лакедемона, желания сторон совпали, и спартанские власти откликнулись на призыв халкидикийцев о помощи в совместных действиях против афинян.

Пердикка II, состоявший в этот момент в союзе с афинянами, присоединился к халкидикийским просителям (Thuc.

IV. 79. 2–3, см. выше). Он и прежде неоднократно изменял договорным обязательствам перед Афинами, но ему всякий раз сходило с рук. По-видимому, росло недоверие афинян к Макек 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России с Брасидом македонский царь рассчитывал получить серьезные выгоды.

Но, насколько мы можем судить, для Македонии этот недолгий и ненадежный альянс оказался невыгодным. Необходимость сотрудничества со спартанцами для Пердикки была обусловлена намерением решить ряд проблем: сначала «внутримакедонских» – подчинить своей власти Аррабея;

потом, должно быть, и «соседских» – с греческими городами Халкидики, своими временными «партнерами», разыгрывая тем самым козырную карту в партии с Афинами. Однако от совместных действий с Брасидом Пердикка II получил лишь дополнительные проблемы (как с Линком и Афинам, так и с самой Спартой). В проигрыше оказались и Афины. Для них эта капания стала временем потерь: перемена спартанцами военной стратегии, измена Пердикки, утрата Афинской державой многих полисов на Фракийской побережье, что в итоге вынудило их заключить мир со Спартой.

В результате противоречивых действий «союзников» на севере Греции в определенной степени, надо полагать, выиграл Аррабей, которому удалось избежать власти Пердикки, несмотря стремление Аргеада подчинить «союзный» Линк. Фигура самого царя линкестов Фукидида не интересует: в «Истории» Аррабей находится как бы «в тени Пердикки». Фукидид несколько раз упоминает Аррабея (Thuc. IV. 79. 2;

83;

124 sqq.), но всегда лишь в связи с действиями против него династа из Аргеадов. В неудачных попытках Пердикки захватить Линк (в 424-ом и в 423 г.) Аррабей увидел слабые стороны своего соседа-противника.

Во Фракийской кампании 424–422 гг. выиграли две стороны «тройственного соглашения». Спарта неожиданно для неё самой получила многие серьезные «бонусы». На удивление легко дались лакедемонянам все новые приобретения на севере Эгеиды. Для Спарты это была не просто серия побед, но это привело к желанному перелому в войне: в 423 г. был заключен договор с Афинами, а полтора года спустя – Никиев мир (421 г.).

Не просчитались в этом предприятии и полисы Халкидики, которые при содействии Брасида вышли из-под влияния Афин и получили автономию. Эта ситуация для них была к 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России Интересно, что нигде у Фукидида мы не найдем осуждения «коварного» поведения Пердикки и его «оппортунистической»

политики в отношении Афин. Читая те главы «Истории», в которых фигурирует ловкий правитель «в тени Олимпа», складывается впечатление, что историк симпатизировал Македонии, македонскому монарху и проводимой им политике, содействовавшей усилению государства.

Именно благодаря «лисьей натуре» Пердикки II, македонянам удалось обойти «капканы» и избежать (перехитрить) алчных волков большой политики в греческой игре, той, которую вели Афинская архэ и Пелопоннесский союз на протяжении второй половины V века.

М. Царнт так характеризует политику лавирования, которую вел македонский династ: «Это стало характерной чертой внешней политики Пердикки во время Пелопоннесской войны:

он стал искать союза с врагами своих врагов и менял их местами всякий раз, когда это было выгодно». И, подкрепляя свою оценку поведения Пердикки II ссылками на других авторитетных ученых, немецкий исследователь резюмирует: «В целом такая политика (Пердикки. – А. С.) была вполне успешной, и он умудрился сохранить свое царство целостным, в конечном счете передав его своему сыну и наследнику Архелаю».

Пердикка II являет собой пример «разумного правителя»

в макиавелливском смысле: ловкий монарх, коварный и ненадежный союзник, но умелый государственник, лавирующий между Афинами и Спартой. Чтобы удержать и расширить свои владения, Пердикка проводил свою политику, заключая поочередно союзы с обеими воюющими сторонами, но при этом он никогда не был верен ни одной из них. Это не была двойная игра (не для той, ни для другой стороны он не был надежным союзником), это была его игра, его тактика и стратегия выживания государства. Рисковал ли при этом македонский династ?

Несомненно, ибо своими коварными действиями он мог накликать бедствия с обеих сторон, которым он ни раз изменял. Это властитель «в тени Олимпа», благодаря умелой политике которого несколько десятилетий спустя – в середине следующего IV столетия – Македония выйдет из тени и будет разыгрывать козырную карту в большой (пожалуй самой крупной за всю античную историю) игре на мировой арене, игре, которую будет вести Александр Великий.

к 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России феномен династии в кочевой имПерии (на Примере династии елюй киданьской Династия – одно из понятий, которое часто применяется в политической и социальной истории, но почти всегда сводится к последовательности правителей, принадлежащих к какой-либо семье или роду.

Ее история, как правило, сводится к описанию наиболее известных или влиятельных ее членов. Не избежали этого и «варварские» по происхождению, т. е. связанные с историей кочевых племен и государственных образований, династии Ляо (907–1125), Цзинь (1115–1234) и Юань (1279–1368). Между тем, история всех евразийских цивилизаций, включая и территории, которым часто отказывают в цивилизованности (Россия, кочевники), демонстрирует, что династия – один из важнейших инструментов цивилизационного строительства.

Уже хотя бы потому, что возможность передачи власти по родственной линии окончательно складывается в период существования крупных государственных образований и цивилизаций, династию можно считать одной из характерных черт именно цивилизации. В наиболее развитом виде они существуют в империях, хотя тенденция к оформлению этого института есть в любом государстве, особенно, если оно долго существует и в нем выделяется группа профессиональных правителей.

Разумеется, династии у оседлых и кочевых народов по ряду параметров будут отличаться, вместе с тем, именно у кочевников, где роль властной составляющей и отдельных личностей особенно велика и заметна, эту конструкцию можно увидеть максимально полно.

В качестве наиболее репрезентативного примера берется род Елюй в киданьской империи Ляо, период существования которой можно считать апогеем развития кочевой цивилизации.

Серебряная империя киданей вполне может быть использована в качестве примера и потому, что является типичной кочевой империей и ее развитие отражает те закономерности, которые

Работа выполнена при финансовой поддержке РГНФ (проект № 12-01а) к 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России регалии, т. е. стимулируя формирование элиты у киданей. Кидани же находились под существенным культурно-идеологическим влиянием Китая, на что особо указывали авторы «Цидань го чжи» (Е Лунли) и «Ляо ши» (Токто и др.).

Сказанное хорошо иллюстрируется именно киданьско – китайскими отношениями. Кидани проводили особую политику по отношению к Китаю. Они не стремились к завоеванию всей территории Китая, хотя сделать это было, видимо, вполне возможно. Спектр соответствующих «средств» достаточно широк:

периодические набеги, регулярный грабеж, война, взимание контрибуции, данничество, навязанный вассалитет и, как последнее средство, - непосредственное завоевание. Кидани уже ко времени правления Дао-цзуна (1055–1101) гордились тем, что их цивилизация была «не хуже китайской». В то же время, негативно относясь к китайской культуре как культуре чуждого и непонятного им оседлого мира, кидани во многом копировали принципы и методы китайской политики, – государственной, экономической, внешнеполитической. Более того, антикитайская оппозиция медленно и незаметно будет сменяться избирательной синизацией, о чем много писали разные авторы.

Знания и навыки они получали через китайских посредников (cultural middlemen) – перебежчиков, путешественников, учителей, послов. Многие кидани получали образование в Китае или по китайскому образцу. Правители пытались семиотическим путем (издание императорских эдиктов и внесение статей в кодекс законов) сделать китайскую культуру приемлемой для иного общества.

Китайцы в свою очередь, не желая разрушения киданьского государства окончательно, проводили политику сдерживания и медленной аккультурации. Многие китайцы приезжают к киданям и учат их развивать ремесла, торговлю, строить города, переходить к письменности. На севере империи в нескольких местах существовали «китайские города» (хань чен), на юге образовалась особая зона, где проживали так называемые «хань эр» (китаизированные), т. е. не только собственно китайцы, но и смешивавшиеся с ними кидани. При втором киданьском правителе Тай-цзуне (Дэгуане) в состав государства были включены захваченные у соседей 16 округов. В 938 г. была основана Южная (Наньцзин или Яньцзин) столица, на месте современного Пекина. Она стала военным и политическим центром завоеванных китайских к 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России и с монгольским «erkin» («главный»)). Поскольку ни одно кочевье не обладало достаточным могуществом, восемь киданьских племен (Даньцзели, Ишихо, Шихо, Навэй, Пиньмо, Нэйхуэйцзи, Цзицзе и Сивэнь) примерно в VI в. объединились и выдвинули общего вождя, который «по существовавшему [среди киданей] закону... менялся каждые три года».

Если до конца VI в. верховный вождь киданей избирался из разных кочевий, то затем, благодаря усилению отдельных родов, главой конфедерации все чаще и чаще становятся представители только этих родов. С 80-х гг. VI в. до 716 г. таким правящим родом был сначала род Даxэ, затем род Яонянь, а с 907 г. род Елюй.

Империю создаст именно род Ила (Елюй). Его приход к власти можно назвать своеобразной революцией, ибо произведенный переворот и особенно социально-политические и административные преобразования Абаоцзи и Дэгуана вызвали протест родовой знати и серию мятежей, в т. ч. даже связанных с родственниками императоров. Эта революция по значимости, видимо, нисколько не уступала перевороту Пипина Короткого, имевшего своим итогом образование империи Каролингов. Елюй Абаоцзи в борьбе за трон существенно помогали выходцы из уйгурского по происхождению рода Сяо. Именно они помогли устранить братьев и дядей императора и тем самым укрепить возможность наследования власти не от брата к брату, а от отца к сыну. Род Елюй в благодарность «поделился» властью с Сяо и в результате возникла бицефальная (двуглавая) система власти (император – из рода Елюй, императрица – из рода Сяо).

Абаоцзи удается целых три срока находиться у власти, не допуская в течение девяти лет перевыборов верховного вождя.

В 916 г. после настойчивых упреков вождей он сделал вид, что подчинился их требованиям и под предлогом, что ему необходимо управлять китайцами, которых он захватил в плен во время своих военных походов, обращается с просьбой выйти из союза киданьских племен и образовать отдельное кочевье. Абаоцзи, «...используя планы своей жены Шулюй, разослал к дажэням кочевий гонцов со словами: “У меня есть соленое озеро, из которого соль едят все кочевья. Однако кочевья знают только пользу употребления соли, но не знают, что у нее есть хозяин. Разве это справедливо? Вы должны собраться и отблагодарить меня”».

Дажэни кочевьев посчитали его слова справедливыми и прибык 400 летию Дома Романовых. монаРхии и Династии в истоРии евРопы и России которые фактически представляли собой большие семьи. Их представители занимали подавляющее большинство часть наиболее важных военных и гражданских постов в имперской администрации. Клан Елюй происходил от племени шели, получившего название от одноименного места, где оно кочевало: «Шели – место в двухстах ли к востоку от Верхней Столицы (ныне существует река Шили моли и при переводе этого названия на китайский появилась фамилия Елюй». Клан со времени правления Абаоцзи делился на «пять подразделений» (северная часть) и «шесть подразделений» (южная часть). Они управлялись «великими князьями» (да ванами). Семья императора относилась к «пяти подразделениям», прямые потомки Абаоцзи выделялись как «поперечные» («горизонтальные») шатры, а потомки его дядей и братьев - как «три патриархальных хозяйства».



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 27 |
 


Похожие материалы:

«СВЕЧА – 2013 Том 25 Религия, religio и религиозность в региональном и глобальном измерении Международная конференция Религия и религиозность в локальном и глобальном измерении (30-31.10.2013, Владимир, ВлГУ) Владимир 2013 1 УДК 2 ББК 86.2 Редакционная коллегия: Е.И. Аринин, ответственный редактор, д-р филос. наук, профессор ВлГУ Н.М. Маркова, член редколлегии, канд. филос. наук, доцент ВлГУ В.А. Медведева, ответственный секретарь редколлегии ВлГУ Издание осуществлено при финансовой поддержке ...»

«Умберто Эко Пять эссе на темы этики Пять эссе на темы этики: symposium; Санкт-Петербург; 2003; ISBN 5-89091-210-0 Перевод: Елена Костюкович 2 Умберто Эко: Пять эссе на темы этики Аннотация Умберто Эко (р. 1932) – выдающийся итальянский писатель, известный русскому читателю пре- жде всего как автор романов Имя Розы (1980), Маятник Фуко (1988) и Остров накануне (1995). В мировом научном сообществе профессор Умберто Эко, почтный доктор многих иностранных университетов, знаменит в первую очередь ...»

«СОХРАНЕНИЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ И ПРОБЛЕМЫ ФАЛЬСИФИКАЦИИ ИСТОРИИ Материалы всероссийской молодежной конференции в рамках фестиваля науки 19 – 21 сентября 2012 Том 2 2012 2 ББК 87.66;63 УДК 93.94;304.2 С691 Конференция проводится при финансовой поддержке Федеральной целевой программы Научные и научно-педагогические кадры инновационной России Министерства образования Российской Федерации 14.741.110385 Редакторская коллегия сборника: Романова А.П. – доктор философских наук, профессор, Громов М.Н. ...»

«УНИВЕРСИТЕТСКИЙ ИСТОРИК Вып. 9 САНКТ-ПЕТЕРБУРГ 2011 ББК 63.3(0) + 85.13 У 59 Ред а к ц ион н а я кол ле г и я: д-р искусствоведения,проф. Н. Н. Кали-                                                      тина (отв. ред), асс. Е. В. Клюшина  Ре це н з е н т ы: канд. искусствоведения, доц. А. В. Морозова, канд. искусствоведения, доц. Е. В. Ходаковский Печатается по постановлению  Редакционно-издательского совета исторического факультета С.-Петербургского государственного университета ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»