БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 21 |

«Россия и мир в конце XIX – начале XX века Материалы всероссийской научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов (Пермь, Пермский государственный университет, 31 ...»

-- [ Страница 4 ] --

В результате китайско-японской войны 1894–1895 гг. у Японии появилась возможность грабить Китай, в особенности отторгнутый у последнего о. Тайвань, а также усилить ограбление Кореи.

Экономическая политика Японии на Тайване сводилась к превращению его в источник дешевого сырья для японской промышленности, рынок сбыта для японских товаров и объект выгодного приложения капитала. В целях эксплуатации острова был создан особый колониальный банк «Тайван гинко». Ископаемые богатства Тайваня почти целиком перешли к концерну «Мицуи»3.

Отдельные черты, свидетельствующие о переходе капитализма в монополистическую стадию, стали проявляться в японской экономике уже в конце XIX в. Важную роль в этом процессе сыграл финансовый кризис, разразившийся в Японии в конце 1897 г. и продолжавшийся весь 1898 г. Банкротство мелких предприятий в результате финансового кризиса привело к поглощению их более крупными, что способствовало концентрации производства и централизации капитала4.

Кризис произвел своего рода отбор наиболее мощных капиталистических предприятий, разорив слабые, технически несовершенные, и ускорил перестройку капиталистической промышленности Японии на новом, более высоком техническом и организационном уровне, значительно усилив тенденции к концентрации и монополии. Так, находившаяся под контролем концерна «Мицуи»

компания «Канэгафути», поглотив фирмы «Авадзи», «Кюсю», «Накацу», «Хаката» и другие, увеличила число веретен на своих предприятиях с 84 тыс. в 1899 г. до 218 тыс. в 1903 г. Тенденция к слиянию фирм наблюдалась и прежде и потом, однако в годы кризиса процесс протекал наиболее активно.

После кризиса монополии получают быстрое распространение в Японии, становясь постепенно основой хозяйственной жизни страны. В руках крупнейших капиталистических фирм Мицуи, Мицубиси, Сумимото, Ясуда и других сконцентрировалась значительная доля национального богатства.

Следует отметить, что формирование крупных японских концернов происходило не только на базе концентрации производства и централизации капитала. Значительную роль в этом процессе сыграли те привилегии, которые предоставлялись правительством сравнительно узкой группе торговоростовщических по своему происхождению фирм, известных еще в эпоху феодализма, и дворянских семей, тесно связанных с государственным аппаратом.

Ведущую роль среди монополий играл концерн «Мицуи», в огромной мере расширивший сферу своей деятельности на рубеже XIX–XX вв. Особенно укрепились позиции «Мицуи» в прядильной промышленности (компания «Канэгафути»), бумажной (компания «Одзи»), в горном деле. Значительно выросло влияние банка «Мицуи»5. Усилению контроля «Мицуи» над отдельными отраслями промышленности способствовали торговые операции. Он почти монополизировал ввоз хлопка и в значительной мере экспорт пряжи и шелка, т. е. импорт сырья и экспорт продукции важнейшей отрасли японской промышленности, а также занял ведущее положение в картеле по продаже антрацита.

Недостаточная конкурентоспособность японских товаров, слабость японских монополий по сравнению с монополиями США, Англии и Германии не позволяли японскому крупному капиталу рассчитывать на быстрое завоевание новых рынков путем экономической борьбы. Это вызывало у японской крупной буржуазии постоянное стремление к захвату новых рынков военной силой.

После русско-японской войны даже парламентская борьба все в большей мере отражала конкуренцию между крупными концернами, добивавшимися получения преимущественного права торговать в колониях и полуколониях.

Многие гэнро, министры кабинета, лидеры и члены парламентских партий находились на содержании у крупнейших концернов. Концерн «Мицуи» давал гэнро взаймы большие суммы, а затем списывал их как «подарки». Как верно отметил в своем дневнике один из влиятельнейших представителей бюрократии, председатель верхней палаты, Коноэ Ацумаро: «Японией будут править две фирмы – «Мицуи» и «Мицубиси»6.

В 1907–1908 гг. в экономике Японии резко повысилась роль монополистического капитала. «Мицуи» превратился в современный монополистический концерн, руководимый головной держательской компанией. Последняя контролировала ряд дочерних, внучатых и других компаний в различных отраслях хозяйства. В 1910 г. концерн «Мицуи» создал головную держательскую компанию «Мицуи гомэй» и ряд акционерных компаний в горной, текстильной, бумажной, сахарной и других отраслях промышленности7.

Японские монополисты также вывозили капиталы во многие другие районы Китая. Концерн «Мицуи» получил концессию на разработку нефти в провинции Шаньси, новые концессии на сооружение железных дорог, а также строили текстильные фабрики в Шанхае, Циндао и других городах8. С 1900 по 1914 г. японские капиталовложения в Китае увеличились с 1 млн до 220 млн американских долларов.

В конце 1913 – первой половине 1914 г. над Японией нависла угроза кризиса перепроизводства. Мировая война временно отвела эту угрозу. Япония оказалась почти монопольным поставщиком многих товаров на рынках Восточной Азии, а также поставщиком стран Антанты. А концерн «Мицуи», пользуясь этим, открыл свои представительства в столицах европейских стран, в том числе и в Петрограде (1916 г.) Вследствие этого быстро стали развиваться отрасли, работающие на экспорт. Золото рекой потекло в государственную казну и карманы японских предпринимателей и банкиров. Японский монополистический капитал стремился занять на Дальнем Востоке место Англии, Германии, США и других империалистических держав, до войны наводнявших дальневосточный рынок своими товарами. В порты разных стран Дальнего Востока нахлынули представители японских фирм. Например, концерн «Мицуи» возглавлял все японские торговые фирмы в Харбине.

Таким образом, в начале ХХ в. в экономике Японии резко повысилась роль монополистического капитала. Старые торгово-промышленные и банковские дома: Мицуи, Мицубиси, Сумимото, Ясуда, Окура, и другие – превратились в современные монополистические концерны. И именно торговоростовщический капитал Мицуи и других кланов послужил основой для формирования крупнейших монополистических объединений – дзайбацу (финансовых клик), которые приобрели форму многоотраслевых концернов замкнутого семейного характера с архаичной формой организации. Дзайбацу – были не совсем монополии, потому что они возникли не в ходе конкурентной борьбы при концентрации производства, а при передаче государственных предприятий в частные руки. Люди, имевшие хорошие связи, могли захватить целую группу предприятий. А «Мицуи» стал эталоном подобного концерна, и под его контролем находились почти все отрасли японской промышленности и максимально возможный контроль над деятельностью японского правительства.

_ История Японии. М., 1999. Т. 2. 1868–1998. С. 27.

Норо Эйтаро. История развития японского капитализма. М., 1930. С. 68.

Акисаса Масаносукэ. История колониальной политики. Л., 1933. С. 16.

Яутихара Тадао. Японская экономическая система. М., 1994. С. 8-11.

Russel O. D. The house of Mitsui. Boston, 2001. P. 172.

Пшенников В. Вступая в век XXI // Япония сегодня. 1997. № 1-2. С. 23.

Норо Эйтаро. Указ. соч. С. 176.

Пшенников В. Указ. соч. С. 24.

Иркутский государственный педагогический университет

МАТЕРИАЛЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПЕРИДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ

КАК ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПРАВОСЛАВИЯ

В ЯПОНИИ В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX В.

Российская периодическая печать конца XIX – начала XX вв. представляла собой пеструю совокупность из сотен наименований центральных и провинциальных газет и журналов различной направленности.

В конце XIX в. наблюдается тенденция к вытеснению газетной печатью популярных прежде толстых журналов: «Современники уже в 1897 г. отмечали как закономерность “падение” типа большого журнала и поворот внимания публики “в сторону газеты, преимущественно ежедневной”»1. При этом наибольшим спросом пользовались газеты «старые», основанные десятки лет назад («Новое время») и даже сотни («Московские ведомости»). В распоряжении современного исследователя имеются данные о тиражах ряда газетных изданий того времени. Так, тираж (ежедневный!) «Нового времени» в 1901 г. достигал 35 тыс. экземпляров2. Ежедневная розничная продажа «Московских ведомостей» в декабре 1905 г. составляла около 30 000 экземпляров3. В конце XIX – начале XX в. в Российской Империи продолжали издаваться десятки журналов.

Наибольшей популярностью среди них пользовались иллюстрированные еженедельные и двухнедельные издания, как-то: «Нива», «Всемирная иллюстрация». Так, число подписчиков «Нивы» к началу XX в. составляло более 235 тыс. Приведенные выше данные хорошо характеризуют то, как информация, размещенная на страницах периодического издания, могла быть распространена в среде читающей публики. Видно, что заведомая ложь или ошибочные сведения о каком-либо явлении, событии, опубликованные в центральной газете или иллюстрированном журнале того времени, получали гораздо большее распространение среди русских читателей, чем точная информация, помещенная в толстом журнале. В то же время, необходимо отметить и такой фактор, как периодичность повторения или серийность размещения информации на страницах периодических изданий. Если статьи и заметки о распространении православия в Японии в той же «Ниве»5, как правило, были краткими, не повторялись и не имели продолжений в следующем или ближайшем номере, то публикации на страницах толстых журналов нередко продолжались «из номера в номер»6.

В последней трети XIX – начале XX в. в отечественной периодике печаталось достаточно много материалов, посвященных деятельности Российской Духовной Миссии в Японии. Эти материалы были посвящены самым разным вопросам: строительству православных храмов и церквей, сбору пожертвований на дело Миссии, биографическим фактам из жизни Святителя Николая и его сподвижников. Немало было помещено в прессе писем русских миссионеров и православных японцев, документов и сведений статистического характеГавриков А.А., ра. При этом сведения эти по достоверности совершенно разнились между собой.

Наибольшей достоверностью отличались материалы, авторами которых выступали сами миссионеры. Здесь значительный интерес для историка может представлять эпистолярное наследие русских миссионеров и православных японцев. Так, в рассматриваемый хронологический период на страницах отечественной периодики неоднократно печатались десятки писем Святителя Николая (как открытых, так и адресованных конкретным лицам)7 и его сподвижников8.

Что же касается различных редакторских и анонимных статей, заметок современников, то к ним следует относиться с определенной осторожностью, ибо в них иногда встречаются ошибки, неточности. Так, немало их можно обнаружить в публикациях иллюстрированного еженедельника «Нива», выходившего в издательстве А. Ф. Маркса в Санкт-Петербурге под редакторством Р. И. Сементковского (1897–1904), а позднее – В. Я. Ивченко (Светлова) (1904– 1917). В самом начале русско-японской войны в одном из номеров журнала была помещена анонимная статья «Преосвященный Николай»9, где прямо сообщалось следующее: «Основателем и начальником православной миссии в Японии является преосвященный Николай епископ Ревельский, выбывший нынче, как известно, в Россию, вместе с покинувшим Японию русским посольством»10.

При этом доподлинно известно, что Святитель Николай с самого начала русско-японской войны остался в Японии11.

В толстых журналах помещалась информация, преимущественно отличавшаяся достоверностью. Это были личные воспоминания о Святителе Николае и Японской православной миссии, письма, отчеты или подборки писем. Однако неточности встречаются и тут, даже в публикациях, принадлежащих перу лиц, входивших в круг родственников и друзей Святителя Николая. Так, в своей статье «Материалы для биографии Высокопреосвященнейшего Архиепископа Николая, начальника Российской духовной миссии в Японии» один из родственников отца Николая – П. Синявский – сообщает: «Первою резиденциею его был г. Иедо, затем Хакодате, а теперь местопребывание его в Токио»12. Между тем, известно, что первоначально Владыка был назначен в Японию в качестве настоятеля русской православной консульской церкви в городе Хакодате13, а позже, в 1872 г., переехал в Токио в качестве главы вновь учрежденной Русской Духовной Миссии в Японии14.

Ярким примером умышленного размещения неверной информации на страницах отечественной периодической печати можно считать сведения о «Письмах из Японии», якобы принадлежащих перу Святителя Николая и выходивших в «Московских ведомостях» в 1860-х – 1870-х гг. Автор помещенного в феврале 1912 г. в № 29 этой газеты некролога Святителю Николаю, некто «М. Б.», говорит о том, что «архиепископ Николай в течение целого ряда лет (с половины шестидесятых годов) печатал в Московских ведомостях “Письма из Японии”»15. Впоследствии миф о несуществующих «Письмах» попал на страницы советской и современной историографии16.

Пусть не очень часто, но в истории деятельности Японской православной Миссии встречаются моменты, когда единственным источником, сообщающим те или иные подробности, выступает именно периодическая печать. Так, в начале 1880-х гг. на страницах «Московских ведомостей» начинают активно публиковаться письма и статьи архимандрита Анатолия (Тихая)17. В значительной степени это связано с его поездкой в Москву в 1880–1882 гг. Материалы столичной прессы на сегодняшний день являются единственным известным нам источником, сообщающим подробности этой поездки. Целью командировки был сбор пожертвований на покупку земли и строительство миссионерского дома, катихизаторского училища и православного храма в городе Осака, где с 1878 г. проповедовал отец Анатолий.

Нет необходимости заострять внимание на разного рода опечатках и разночтениях, которых, увы, хватает и в современной исторической литературе.

Однако к ним тоже нужно относиться с осторожностью. Так, в текстах нередко встречается путаница в датировке тех или иных событий. Например, в некрологе о. Николаю, помещенном в журнале «Нива», неверно указан год рождения Святителя (1837-ой г. вместо 1836-го)18. В помещенной в «Русском Архиве»

подборке писем Владыки к протоирею Н. В. Благоразумову ошибочно приведена дата хиротонии о. Николая в сан архиепископа (1900-й г. вместо 1906-го)19.

Отечественная периодическая печать, таким образом, выступает ценным и достаточно информативным источником по истории деятельности Русской Духовной Миссии в Японии в последней трети XIX – начале XX в. Однако подходить к материалам, опубликованным на страницах российской прессы того времени, необходимо критически, ибо гарантировать достоверность приведенных в них данных можно только соотнося их между собой и с данными из других видов источников (например, архивных).

_ Есин Б.И. Русская дореволюционная газета: 1702–1917 гг.: краткий очерк. М., 1971.

С. 52-53.

Суворин С.А. Дневник Алексея Сергеевича Суворина / текстол. расшифровка Н.А. Роскиной;

подгот. текста Д. Рейфилда, О. Макаровой. Лондон;

М., 2000. С. 414.

Ким Ен Хван. Роль и значение журнала «Нива» в развитии русского общества на рубеже 1870-х гг. – начала XX в.: дисс. … к. и. н.: спец. 07.00.02 «Отечественная история». М., 2004. С. 3.

См.: Православный собор в Токио // Нива. 1891. № 46. С. 1008.

См.: Сергий (Страгородский), архим. По Японии (записки миссионера) // Богословский Вестник. 1899. Т. 1. № 4. С. 622-649;

Т. 2. № 7. С. 394-415;

№ 8. С. 595-614;

Т. 3. № 9.

С. 135-162;

№ 10. С. 318-341;

№ 11. С. 490-509;

№ 12. С. 632-659.

См.: Из письма начальника Японской миссии, архимандрита Николая // Странник.

1877. Т. 2. № 4. С. 123-124;

Из письма Преосвященного Николая к издателю // Московские ведомости. 1886. 4 марта.

См.: Анатолий, иеромон., Савабе П., Оодацуме П. и др. Письмо Хакодатского (в Японии) миссионера и Японских христиан к Преосвященнейшему Вениамину, Епископу Иркутскому и Нерчинскому // Иркутские епархиальные ведомости. 1875. № 8. С. 77-82;

Сенума И.А. Вести о военно-пленных русских в Японии (письма первое, второе и третье) // Московские ведомости. 1904. 25 октября;

1905. 15 января, 17 января, 14 мая, 15 мая, 16 мая.

Японская миссия // Энциклопедический словарь / под ред. К.К. Арсеньева и Ф.Ф. Петрушевского. СПб.: Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон, 1904. Т. XLI. С. 790.

Иванова Г.Д. Архиепископ Николай и его японские ученики // Из истории общественной мысли Японии XVII–XIX вв. / отв. ред. В.Н. Горегляд. М., 1990. С. 193.

Московские ведомости. 1912. 5 февраля.

Подробнее об этом см.: Гавриков А.А. Святитель Николай и его «Письма из Японии»: по страницам «Московских ведомостей» // Восток. 2007. № 5. С. 127-131.

Московские ведомости. 1881. 29 апреля, 19 мая, 11 июня;



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 21 |
 


Похожие материалы:

«г.Нижневартовск, 10 декабря 2010 года Издательство Нижневартовского государственного гуманитарного университета 2010 ББК 63.3(253.3-6Хан)я43 В 76 Печатается по решению Редакционно-издательского совета Нижневартовского государственного гуманитарного университета Рецензент кандидат исторических наук, доцент Н.Н.Симачкова Редакционная коллегия: доктор исторических наук, профессор Л.В.Алексеева (отв. ред.); доктор исторических наук, профессор Я.Г.Солодкин; доктор исторических наук, доцент В.В.Цысь ...»

«К 400-лЕтию Дома Романовых. монаРхии и ДинаСтии в иСтоРии ЕвРоПы и РоССии FoUr CEnTUriES oF romAnov’S dinASTy. monArCHiES And dynASTiES in EUroPE And in rUSSiA Сборник материалов международной научной конференции Collected papers of the international Conference Часть 1 Part 1 Санкт-Петербург, 2013 Saint Petersburg, 2013 ББК 63.3 (0) Ред ко л лег и я д. и. н., проф. Прокопьев А. Ю. д. и. н., проф. Шапошник В. В. д. и. н., проф. Дворниченко А. Ю. Вебер Д. И. (отв. секретарь) К 11 К 400-летию Дома ...»

«СВЕЧА – 2013 Том 25 Религия, religio и религиозность в региональном и глобальном измерении Международная конференция Религия и религиозность в локальном и глобальном измерении (30-31.10.2013, Владимир, ВлГУ) Владимир 2013 1 УДК 2 ББК 86.2 Редакционная коллегия: Е.И. Аринин, ответственный редактор, д-р филос. наук, профессор ВлГУ Н.М. Маркова, член редколлегии, канд. филос. наук, доцент ВлГУ В.А. Медведева, ответственный секретарь редколлегии ВлГУ Издание осуществлено при финансовой поддержке ...»

«Умберто Эко Пять эссе на темы этики Пять эссе на темы этики: symposium; Санкт-Петербург; 2003; ISBN 5-89091-210-0 Перевод: Елена Костюкович 2 Умберто Эко: Пять эссе на темы этики Аннотация Умберто Эко (р. 1932) – выдающийся итальянский писатель, известный русскому читателю пре- жде всего как автор романов Имя Розы (1980), Маятник Фуко (1988) и Остров накануне (1995). В мировом научном сообществе профессор Умберто Эко, почтный доктор многих иностранных университетов, знаменит в первую очередь ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»