БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |

«ИСТОРИЯ МИРОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ: ЧЕЛОВЕК ВО ВЛАСТИ И ПЕРЕД ЛИЦОМ ВЛАСТИ Материалы межрегиональной научно-практической конференции с международным участием Красноярск, 15 мая 2009 г. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Спонтанное возникновение социальных сетей. Сетевые структуры прошли реальные испытания во многих странах и в разных сферах деятельности. Однако существование подобных сетевых структур не зависит лишь от желания менеджера или социального инженера (социальная инженерия – совокупность разработок по моделированию и практическому внедрению нетрадиционных организационных структур). Если люди достаточно долго взаимодействуют между собой в рамках одного предприятия, то в игру все в большей мере вступают законы социологии малых групп. Группа людей, совместно завтракающих на предприятии, играющих в бридж, помогающих друг другу воспитывать детей, имеет тенденцию становиться сетевой группой, с частичными лидерами и преобладанием горизонтальных связей. Происходит неформальное структурирование коллектива на основе взаимного интереса, симпатий, не предписанного уставами авторитета и социального статуса. Формируется своего рода неофициальная параллельная структура, невидимая сеть внутри коммерческого предприятия или иной организации. В этой сети лидерство и авторитет изменчивы, так как не определены никаким должностным уставом, существуют горизонтальные связи, способствующие распространению информации вопреки всем официальным барьерам «конфиденциальности», «секретности» и др.

В пределах каждой неформальной сетевой группы у людей в той или иной мере пробуждаются чувства взаимной сплоченности, лояльности – отголоски столь характерных для групп охотников-собирателей родственных чувств. Умный босс предприятия нередко имитирует сетевую структуру, создавая временные полуавтономные рабочие группы, комитеты, комиссии с гибкой структурой и широкой специализацией участников. Подобные группы играют ключевые роли в рамках рыночной модели общества (например, группы доверенных лиц в крупных корпорациях).

Такова структура правительственных комиссий и посреднических групп, обеспечивающих реальное функционирование бюрократических институтов. Подобные социальные сети спонтанно создаются людьми. Так, появление новых академических дисциплин в университетах США приводит к тому, что они дополняют собой существующие факультеты, которые сами представляют социальные сети, составленные из индивидов, сложным образом кооперирующих и конкурирующих между собой. На другом конце социальной лестницы мы наблюдаем формирование спонтанных сетевых структур, возникающих в рамках бесструктурных социальных гетто. Итак, различные социальные слои порождают сетевые структуры как существенные компоненты более сложных социальных институтов или форм социального поведения.

Таким образом, в разные эпохи общество способно к порождению сетевых структур. Однако в современную постиндустриальную эпоху эти модернизированные аналоги первобытных групп охотников-собирателей приобетают особое значение, так как становятся незаменимыми во многих сферах человеческой деятельности. Сетевые структуры активно формируются в политической сфере на разных её уровнях. Государственный аппарат во всём мире представляет собой иерархическую структуру с доминированием бюрократии как организационной основы. Однако сетевые структуры могут внедряться в эту основу в следующих ролях:

1. Сетевые структуры как консультационные экспертные органы по различным междисциплинарным вопросам – от экологического мониторинга до выработки оптимальной стратегии России на Ближнем Востоке.

2. Сетевые структуры как координаторы социального, политического, экономического и культурного прогресса.

3. Социальные сети могут выступать как генераторы и распространители новых идейных ориентиров и ценностей в социуме [5: 79].

При достаточном уровне развития сетевых структур возможен своего рода компромисс, основанный на взаимодополнительности сетевых и бюрократических структур, причём каждый из типов структур имеет свою особую сферу деятельности. Возможно и определенное взаимопроникновение этих структур. Определённые фрагменты политической бюрократии, помимо своей функции – управления государством, могут быть включены в состав социальных сетей, генерирующих идейные ориентиры. Возможен и обратный вариант, когда сетевые группы входят как отдельные звенья в состав госаппарата (или локальной администрации), причём не только в роли консультирующих экспертных организаций, но и как непосредственная замена тех или иных чиновников (например, малая сетевая группа в роли заместителя начальника совета крупного города).

Большинство специалистов склоняется к убеждению, что «сетевое общество» по крайней мере в ближайшие десятилетия будет оставаться метафорой в том смысле, что это будет не общество, построенное из одних только сетей (близкое к социальным проектам П.А. Кропоткина и других анархистов), а некая смешанная модель, в которой сетевые структуры будут сосуществовать, взаимодействовать и переплетаться с бюрократическими организациями. В центральных властных структурах бюрократия в большинстве случаев останется «структурой выбора». Тем не менее вполне возможны эксперименты по использованию сетевых принципов, например, вместо некоторых бюрократических органов местной администрации. На таком локальном уровне социальные сетевые структуры смогут раскрыть свои преимущества перед бюрократией, например, успешно функционировать в нестабильной, непредсказуемой обстановке, идти по пути импровизации, решать нечётко поставленные задачи, каковых немало в современной России. Пример подобной задачи – решить проблему бездомных людей при отсутствии адекватного финансирования работы благотворительных служб.

Разумное применение таких сетей поможет в преодолении малозаметного на первый взгляд, но важного аспекта социально-экономического кризиса в России. Речь идёт о «кризисе отчуждения», выражающемся в чувстве беспомощности, ненужности, одиночества. Люди в составе сетевых групп уже не одиноки. Социальные сети создают у людей чувства принадлежности, социальной защищённости, стимулируют дружеские доверительные отношения, ведут к всплеску социальной активности и инициативы «снизу»

(со стороны масс людей), которая так нужна нынешней России. По трезвым оценкам аналитиков, именно такая инициатива «снизу» позволит подтолкнуть Россию на наиболее перспективный вариант развития – сценарий «русского чуда» [6: 325]. Поскольку грядущее «сетевое общество» не может не включать также и бюрократические элементы, особенно на вершине государственной власти, то следует ожидать, что оно постепенно будет приобретать черты некой синтетической структуры, включающей «централистические», «многоцентровые» и чисто «скелетные» образования в терминологии А.А. Богданова [1: 83].

«Сетевое общество» можно представить себе как результат коэволюции центра и автономных частей, бюрократических и сетевых децентрализованных организационных структур.

Примечания 1. Богданов А. Очерки всеобщей организационной науки. – Самара:

Государственное издательство, 1921.

2. Бутовская М.Л., Файнберг Л.А. У истоков человеческого общества. – М., 1993.

3. Вебер М. Избранные произведения / под ред. П.П. Гайденко. – М.: Прогресс, 1990.

4. Виханский О.С., Наумов А.И. Менеджмент. – М.: МГУ, 1995.

5. Олескин А.В. Сетевая организация социума: проблемы и перспективы // Государственная служба. – 1999. – № 1 (3). – С. 73–82.

6. Панов Е.Н. Эволюция социальной организации // Этология человека на пороге XXI века: новые данные и старые проблемы / под ред. М.Л. Бутовской. – М.: Старый Сад, 1999. – С. 322–372.

ДРЕВНИЙ МИР

Красноярский государственный педагогический университет

АРИСТОКРАТИЯ БОСПОРА

(археологический контекст) Аристократия как социальная группа эллинского общества играла важную роль в античную эпоху. Особенно это касается раннего периода истории. Как объект исследования, аристократия не обделена вниманием. Такие темы, как процесс формирования греческого полиса, старшая тирания, тесно связаны с определением роли данного слоя населения в названных событиях. Причем оценка дается неоднозначная [1].

Аристократию отличали различные признаки, но проявление себя в военной сфере считалось важнейшим. Интересно, что греческие слова (доблесть, мужество – важная составляющая аристократического этоса) и (лучший, храбрейший) близки по смыслу и даже на слух.

Очевидно, что именно представители этой же группы общества выступали в качестве ойкистов при основании колоний. Ясно, что такую роль поручали наиболее авторитетным людям общины, а такое положение базировалось в первую очередь на богатстве и происхождении. На новых землях с самого начала должен формироваться аристократический слой, возможно, частично на основе права первопоселенцев. Следует отметить, что вопрос о положении и эволюции аристократии в колониях Северного Причерноморья в период их основания изучен недостаточно. Правда, выполнение такой задачи осложняется состоянием источниковой базы.

Задача данной работы – рассмотреть некоторые особенности аристократического слоя населения в греческих полисах Боспора в V – IV вв. до н. э. Этот период характеризуется расцветом полисной жизни в данном регионе и становлением крупной территориальной державы. Можно говорить и о четкой обособленности аристократии от остального населения, что не могло не проявиться в материальной стороне жизни. Поэтому основная группа источников, используемая в нашей работе, – археологические.

По отношению к аристократии Боспора часто используется выражение «царская аристократия» или «государственная» [2]. Тем самым определяется положение данной социальной группы по отношению к властным структурам – предполагается, что она находится на службе государства.

Соглашаясь с правомочностью такого определения, необходимо делать существенную оговорку: в данном случае речь идет о части аристократического слоя населения. Повидимому, аристократия представляла собой более широкую сословную группу, чем только «служилая аристократия». Сложность состоит в том, что письменные источники нам предоставляют информацию только о верхушке сословия, которая приближена к правителю.

Другая важная характеристика боспорской аристократии – этническая неопределенность. Учитывая, что Боспорская держава находилась в тесном контакте с меотами и скифами, исследователи считают, что варвары часто выступали в качестве наемной военной силы у боспорских правителей и могли занимать высокое место в социальной иерархии государства [3].

Обратимся к археологическим материалам и попытаемся выяснить, способны ли они дополнить или уточнить имеющиеся факты о «царской, служилой аристократии».

Безусловно, показательными являются погребальные памятники Боспора. В данном случае внимание привлекают курганные захоронения около боспорских городов (Нимфей, Пантикапей, Фанагория, Кепы).

Приведем наиболее яркие примеры курганных погребений. Кроме собственно курганной насыпи, как правило довольно высокой, они объединяются еще рядом признаков:

под курганом находится гробница, выложенная сырцовым кирпичом, или каменная плитовая гробница, перекрытые каменными плитами или деревянными плахами, в них располагается богатый погребальный инвентарь, иногда погребения коллективные [4].

Около городища Фанагория еще в XIX в. открыты интересные курганы 1852 и 1869 гг. Оба погребения женские.

В гробнице 1852 г. захоронение сделано в деревянном гробу. Известно, что курган достигал высоты в 4,5 м. Инвентарь состоял из золотого наголовного венка, золотых подвесок, бусин, колечка, серебряных наручных браслетов, бронзового зеркала. Кроме того, обнаружены четыре полихромных сосуда-статуэтки (один в образе Диониса) и ряд других расписных сосудов [5].

Инвентарь кургана 1869 г. был разнообразнее и богаче:

шесть полихромных фигурных сосудов (Афродита, Сфинкс, Сирена, женщина, крылатый демон, птица), 11 терракотовых статуэток, 15 разных сосудов (расписные, чернолаковые и др.), золотые украшения, бронзовое зеркало [6].

Высказывается предположение, что оба погребения принадлежали к высокопоставленным жрицам [7].

Несколько другой вариант представляют курганы Сенной 22 и 25 некрополя городища Кепы.

Сенной 22 достигает высоты 1,4 м. В каменной гробнице было захоронение воина в деревянном, местами позолоченном, гробу. Воинская принадлежность определяется наличием большей части паноплии воина (поножи, наконечники копий и стрел, меч). Во рту серебряная монета, на голове бронзовый позолоченный венок, на пальце золотой перстень [8].

Сенной 25 достигает высоты 2 м. Инвентарь был небогатый (амфора, бронзовый киаф, ситечко, наконечники стрел), но это могло объясняться тем, что гробница оказалось частично ограбленной. Рядом с этой гробницей обнаружена другая сырцовая могила, в которой захоронена лошадь [9].

Комплекс Нимфейских курганов еще с XIX в. оказался в центре внимания научных кругов. Под ними также обнаружены сырцовые гробницы с богатым инвентарем, оружием и доспехами. Часть из них соседствовала с конскими захоронениями (курган 1, гробница 14–4 конские могилы) [10].

Таким образом, на примере курганных погребений четко прослеживаются две важные функции боспорской аристократии – преимущественно военная и жреческая. При этом военные функции аристократов часто соединялись с административной службой. Что касается жреческих функций аристократов, то об их привилегиях в культовой сфере, согласно («отеческим заветам»), писали сами древние [11].

Обратимся к материалам грунтового некрополя Нимфея, который лучше остальных опубликован и может добавить отдельные штрихи к общей картине. Погребений конца V – первой половины IV вв. до н. э. насчитывается 34.

Очевидно, первый критерий, на который надо обратить внимание, это особенности погребальной архитектуры.

Люди, относящиеся к аристократическому слою, подчеркнуто дорожат своими родовыми связями и стремлением выделиться. Поэтому особое внимание привлекают усложненные конструкции погребений. Среди указанного количества захоронений мы можем выделить шесть сырцовых гробниц (А96, А119, А132, А182, А214, В6) [12]. Это говорит о состоятельности заказчиков. Размеры гробниц рассчитаны на одну могилу. Такой показатель слабо соответствует принадлежности к аристократии. В данном случае мы можем сделать вывод только об имущественном положении погребенных и их родственников. Необходимо помнить о том, что представители «служилой аристократии» могли занимать разное место в иерархии.

Обращает внимание и то, что большая часть сырцовых гробниц (4) датируется V либо рубежом V – IV вв. до н. э.

Это период самостоятельного существования Нимфея, независимо от Боспорской державы, либо первоначальный этап подчинения. Тем не менее мы наблюдаем некоторое сходство погребальной архитектуры между грунтовыми сырцовыми гробницами и подкурганными захоронениями.

Четыре погребения представляют собой вырубленные в скале ямы или могилы из каменных плит (А139, А166, А199, В1) [13]. Сооружение таких конструкций требует более серьезных усилий, чем копание простой ямы в грунте. Кроме того, видны некоторые аналогии с подкурганными захоронениями. По крайней мере, одно из погребений можно предполагать как коллективное (А199). Здесь, кроме основного костяка, обнаружены останки еще четырех человек [14].

Погребальный инвентарь интересующих нас могил серьезно пострадал от действий грабителей. Поэтому он не всегда отражает первоначальную картину. К тому же погребальный обряд тесно связан с определенными, иногда издревле сложившимися, традициями. В связи с этим предметы, находимые в захоронении, не всегда являлись показателем социального положения человека.

Несмотря на это мы можем выделить сравнительно богатые гробницы, содержащие своеобразный инвентарь (В1, В11, А216). Погребение В1 – детское и имеет усложненную конструкцию (яма вырублена в скале, а в ней еще одна небольшая яма с захоронением на помосте). Инвентарь нельзя назвать богатым, в основном это миниатюрные сосуды с накладными изображениями. Особенности сосудов позволили увидеть здесь следы детского посвятительного обряда, связанного с праздником Анфестерий [15]. Не углубляясь в подробности, стоит упомянуть о связи праздника с Элевсинскими мистериями, в которых участвовали только посвященные. Даже в самом Элевсине в Аттике функции жрецов традиционно выполняли представители знатных аристократических родов Кериков и Эвмолпидов [16]. Таким образом, можно предполагать какую-то связь умершего мальчика с аристократическими слоями Нимфея.

Захоронение В11 (женское) содержит украшения из золота и серебра (подвески) [17]. В остальном довольно обычные. Учитывая отсутствие сложных элементов в погребальной архитектуре, можно говорить о зажиточности семьи, к которой принадлежала умершая женщина. В данном случае практически нет существенных признаков принадлежности к аристократическому слою населения.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 29 |
 


Похожие материалы:

«ПАМЯТЬ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ БУД У Щ Е Е ОТчЕ Т О ДЕЯТЕ лЬНОСТи зА 2011 гОД ОглАВлЕНиЕ ВВедение 6 ПриВетстВеннОе слОВО 8 ФОнд Память, ОтВетстВеннОсть и будущее (EVZ) Участки деятельности Фонда EVZ На что предоставлена финансовая поддержка Тема года: 1941–2011 гг. | 70-летие нападения Германии на Советский Союз Тема года: Все люди свободны и равны в правах – Исследование актуальной ситуации в области образования синти и рома в Германии Тема года: Все люди свободны и равны в правах – фотоконкурс ...»

«ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ И СОПРОТИВЛЕНИЕ НЕСВОБОДЕ Материалы Всероссийской научной конференции (Сыктывкар, 2931 октября 2007 г.) Сыктывкар 2009 ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕПРЕССИИ И СОПРОТИВЛЕНИЕ НЕСВОБОДЕ. Материалы Всероссийской научной конференции. – Сыктывкар, 2009. – 264 с. В сборнике публикуются доклады, представленные на Всероссийской научной конференции Полити­ ческие репрессии и сопротивление несвободе, состоявшейся в Сыктывкар 29-31 октября 2007 г. Тексты публикуются в авторской редакции. ...»

«MIGRATORY PROCESSES IN EUROPE: EVOLUTION OF THE MIGRATORY INTERACTIONS OF THE EU AND CENTRAL AND EASTERN EUROPEAN COUNTRIES Odessa-2012 Посвящается светлой памяти Елены Владимировны Тюрюкановой УДК 314.7(4)19/…(063) ББК 60.73(4)6–5я431 М 576 Ответственный за выпуск: Кандидат исторических наук А.И. Ганчев Редакционный совет: Е.В. Анастасова – кандидат филологических наук Е.А. Малиновская – доктор наук государственного управления И.Н. Молодикова – кандидат географических наук А.В. Позняк – ...»

«Аннотация Книга Майкла Сейерса и Альберта Кана Тайная война против Советской России показывает большой заговор международной реакции против страны Советов на протяжении всего исторического периода от первых дней Октябрьской революции до второй мировой войны включительно. Авторы этой работы заявляют, что ни один из эпизодов или разговоров, встречающихся в их книге, не является вымыслом. Содержание Предисловие 9 КНИГА ПЕРВАЯ 33 Глава I 33 1. Миссия в Петроград 33 2. Контрреволюция 42 3. Революция ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»