БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 43 |

«СИБИРСКИЙ СУБЭТНОС: КУЛЬТУРА, ТРАДИЦИИ, МЕНТАЛЬНОСТЬ Материалы V Всероссийской научно-практической Интернет-конференции на сайте sib-subethnos.narod.ru 15 января – 15 мая 2009 ...»

-- [ Страница 5 ] --

Лишенный возможности повышать свой культурный и образовательный уровень по причине чрезвычайной скудности ежемесячных выплат (преподаватель в низших учебных заведениях) или по причине чрезвычайной занятости учебного и административного порядка (преподаватель средних учебных заведений), учитель очень быстро начинал терять профессиональные навыки. Он погружался в обывательский мир провинции («Если присмотреться к жизни провинциальных учителей, то можно заметить, что большинство целиком погружается в так называемую провинциальную тину, что те же интересы, которые занимают полуобразованное … провинциальное общество, часто занимают и наших педагогов, немало, однако, кичащихся тем, что они получили высшее образование», – констатировал журналист на страницах «Русской школы» [14] или, что случалось реже, активно включался в общественную деятельность местной интеллигенции, какие бы сферы она не затрагивала. Для Н.Ф. Шубкина, человека образованного, начитанного и оппозиционно настроенного, участие в деятельности общественных организаций воспринималось как некая опора, препятствовавшая моральному и профессиональному падению его как человека и специалиста в своей отрасли. «Можно бы, конечно, отказаться от участия в этих обществах, но, по-моему, это и так небольшая общественная деятельность, ниже которой стыдно спускаться», – писал он [15]. Кроме того, участие в функционировании Общества вспомоществования учащимся в среднеучебных заведениях стало единственным способом поддержания контактов и обмена мнениями в среде барнаульской интеллигенции после запрещения руководством гимназии подписки на газеты и журналы либерального толка. Широкие слои местного общества воспринимали учителя в качестве чиновника, лица совершенно постороннего. Положение изгоя, в котором оказывался провинциальный городской или сельский учитель, в данном случае усугублялось конфликтом мировосприятия Н.Ф. Шубкина с окружающей обстановкой. Человек, получивший образование в Петербургской духовной академии, увлекавшийся идеями гражданственности и стремившийся донести эти идеи до молодежи, используя свое место учителя словесности, натолкнулся на пассивное сопротивление провинциального общества воспринимать его призывы и воззрения. Это безразличие и отсутствие интереса к общественной, политической жизни, а через них и к науке вызывало у педагога сильное разочарование, а порой даже отчаяние при оценке своей профессиональной деятельности. «Я помню ту молодежь, которая училась у меня в первый год моей службы [1907 г.] … Она много ждала, интересовалась жизнью общественной и политической, стремилась к самодеятельности… Даже в сфере чисто научной, далекой от политики, у нее были более серьезные интересы… Но заря новой жизни все угасала;

жизнь потускнела и не стала уже расшевеливать молодые мозги. Прежние ученики кончили. На смену им шли новые поколения, не получавшие уже ни от жизни, ни от семьи никаких живых импульсов», – анализировал сложившуюся в образовании и общественной жизни ситуацию автор дневников [16]. Отношения с ученицами складывались очень сложно, порождая многочисленные конфликты между учителем и учащимися.

На основе дневников преподавателя женской гимназии Н.Ф. Шубкина можно выделить основные проблемы, с которыми сталкивались педагоги в своей профессиональной деятельности: тяжелое материальное положение и низкий статус учителя женской гимназии как специалиста;

проблемы, характерные для института учителей в целом (большая занятость, нехватка свободного времени для отдыха и качественной работы над учебным курсом;

отсутствие налаженных контактов с местным обществом);

сложности профессионального и личностного порядка, вызванные индивидуальными особенностями учителей.

Таким образом, человек, оказывавшийся в провинции на должности учителя, становился изгоем в обществе. Данный вывод можно сделать, не только опираясь на записи Н.Ф. Шубкина, но и используя материалы статей, опубликованных в педагогических журналах рубежа XIX – XX вв., неоднократно поднимавших проблему неприятия провинциальной публикой учителя как низших, так и средних учебных заведений. Образовательный уровень и нахождение в должности преподавателя местного учебного заведения ставило учащего в глазах населения на положение чиновника, с которым не стремились общаться вне сферы его компетенции. В то же время материальное положение педагога и отношение к учителю в обществе и особенно со стороны руководства внутри образовательного учреждения приводило к попаданию преподавателя в самые бесправные слои русского провинциального общества. Способность удержаться в этих условиях от профессионального и личностного унижения, стремление полноценно выполнять свои профессиональные и общественные задачи с целью воспитания нового поколения граждан характеризует педагога Барнаульской женской гимназии Н.Ф. Шубкина как волевого человека и педагога, разделявшего идеи дореволюционной оппозиционной интеллигенции о значительной роли учителей в построении правового общества в России.

Примечания 1. Гончаров Ю.М. Повседневная жизнь Барнаульской казенной женской гимназии глазами учителя // История образования и просвещения в Западной Сибири: сб. науч. ст. и мат. VII регионал. науч. – практич. конф., посвящ. 110-летию первого Омского педагогического музея. Омск 26–27 октября 2007 г./ ред. А.В. Матвеев, И.Е. Скандаков, М.В. Скандакова. Омск: Изд-во «Амфора», 2007. С. 29–34.

2. Гончаров Ю.М. Повседневная жизнь женской гимназии в Сибири начала ХХ в. глазами учителя (по материалам дневника Н.Ф. Шубкина) // Сибиряки: региональное сообщество в историческом и образовательном пространстве: сб. науч. тр. / отв. ред. Н.Н. Родигина.

Новосибирск: Изд-во НГПУ, 2009. С. 155–162;

Гончаров Ю.М. Женщины Сибири XIX – начала XX в.: Библиографический указатель/ отв. ред. Н.Л. Пушкарева, Алтайский гос. ун-т. Барнаул:

Изд-во «Концепт», 2008. 70 с.

3. Шубкин Н.Ф. Повседневная жизнь старой русской гимназии (Из дневника словесника Н.Ф. Шубкина). СПб.: РХГИ, 1998. С. 123.

4. Там же. С. 294.

5. Там же. С. 82.

6. Там же. С. 95.

7. Там же. С. 294.

8. Там же. С. 114.

9. Там же. С. 114.

10. Там же. С. 194.

11. Там же. С. 301.

12. Там же. С. 59.

13. Белоконский И. Учительский вопрос в народной школе // Русская школа. 1899. № 1. С. 134.

14. Демков М.И. Педагогическая и философская подготовка учителей средних учебных заведений // Русская школа. 1891. № 1. С. 66.

15. Шубкин Н.Ф. Указ. соч. С. 54.

16. Там же. С. 40.

ТОРГОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЕНИСЕЙСКА

В ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

XVIII – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XIX ВВ.

Общеизвестным является утверждение о том, что периодом расцвета Енисейска была середина – 2-я половина XVIII столетия, основу же материального благосостояния города, при всей значимости довольно развитого для Сибири ремесленного производства, несомненно, составляла торговля.

Именно в этот период Енисейск занимал место важнейшего общесибирского торгового и транзитного центра, именно в этот период енисейским купечеством были накоплены крупные средства, позволившие в значительной степени придать городу тот архитектурно-исторический облик, который отчасти сохранился до нашего времени и составляет основу современного культурно-исторического ландшафта.

В изучении истории Енисейска, в том числе его торгового значения, сложилась, казалось бы, парадоксальная ситуация:

если ставшие уже классическими труды В.А. Александрова и А.Н. Копылова [1], а также написанные в последние полтора десятилетия чрезвычайно интересные работы А. Бродникова [2], рассматривающие самые различные аспекты истории города XVII – начала XVIII вв., базируются в основном на архивных материалах, то при изучении позднейшей эпохи – XVIII в. – ученые в большей степени вынуждены обращаться к опубликованным источникам и исследованиям. На самом деле эта парадоксальность кажущаяся – в распоряжении исследователей и Енисейска, и всего региона в целом нет таких уникальных собраний документов, как, например, знаменитый фонд 214 (Сибирский приказ) Российского архива древних актов. Источники по истории города XVIII в. разбросаны по многочисленным архивным фондам местных и центральных учреждений, трудно выявляемы, зачастую плохо сопоставимы, отсюда повышенный интерес и активная мобилизация сведений, содержащихся в научной и справочной литературе XVIII – первой половины XIX вв., тем более что субъективно информация, подающаяся авторами – современниками (или почти современниками) эпохи, воспринимается как репрезентативная.

Основа изучения и истории города, и его значения как центра торговли были заложены «отцом сибирской историографии» Г.Ф. Миллером еще в середине XVIII в. Его обширная статья «О торгах сибирских» [3] дает вполне объективную и сдержанную картину состояния енисейской торговли: «Енисейск есть провинциальный изрядный город, яко бы центр, или самая середина Сибири, где хотя и не много обретается богатых мещан, тако же и товарами хотя неизобильный город, однако же там отправляется нарочитое купечество. Ибо в летнее время водою отправляющиеся из Тобольска и из Иркутска и из прочих дальних Сибирских городов купцы здесь встречаются, и тогда товарами между собою меняются, так что некоторые купцы только до сего места и ездят и по окончанию торга отправляются назад по той же дороге, по которой туда прибыли». Далее автор описывает путь через Маковский волок, информирует о том, что из Тобольска ежегодно приходят 20– 25 судов грузоподъемностью до 2000 пудов, из Енисейска же до Иркутска отправляется порядка 30 судов несколько меньшей грузоподъемности (и, соответственно, осадки). Историк отмечает, что в Енисейске, как и в Томске, «способных гостиных дворов нет, которые бы были по тамошнему купечеству.

Токмо в обоих местах находятся простые лавки без надлежащего порядку, в которых как приезжие купцы, так и тамошние жители с товарами сидят».

У автора нет подробных сведений о номенклатуре товаров и тем более об объеме торговых оборотов. Зато он обращает особое внимание на то обстоятельство, что значительная часть грузов проходит Енисейск транзитом, не меняя хозяев и, следовательно, никак не влияя на экономическое состояние города: «… в Енисейске для происходящего там нарочитого купечества учреждена была таможня, над которой кроме бурмистра и нижних служителей, какие в прочих городах бывали, один из дворян, потому ж как и в Тобольске и на Верхотурье комисаром определен. Но понеже главное дело состоит в том, чтобы никаких неявленных товаров не провозили, а оное при нагруске и выгруске в Маковском остроге способней нежели в Енисейске примечать можно, того ради комисар в июле, августе и сентябре месяцах в помянутом остроге жить долженствовал» [4].

Эта небольшая и, повторим, сдержанная информация Г.Ф. Миллера имела чрезвычайно «счастливую» судьбу – она стала основой для представления о енисейской торговле и ярмарке для множества авторов.

В 1773 г. был опубликован «Географический лексикон Российского государства», в составлении которого принял участие Г.Ф. Миллер. В разделе «О Енисейской округе» повторены сведения из его цитированной выше статьи. В «Лексиконе» лишь более подробно указан перечень товаров, уточнена география торговых связей Енисейска и указаны сроки проведения ярмарки [5].

Широко известное и активно цитируемое многими поколениями историков «Историческое описание российской коммерции» М.Д. Чулкова, издававшееся в 80-х гг. XVIII в., в разделе «О сибирских торгах и товарах вообще», рассказывая о сибирском городе Енисейске, дословно воспроизводит сведения Г.Ф. Миллера [6].

Не составляет исключения и «Географическое описание города Енисейска с уездом», опубликованное в 1788 г. [7].

Хотя анонимный автор и уверяет, что «описание» «прислано из Енисейска» [8], материал текстуально совпадает с соответствующей статьей из «Географического лексикона»

Ф. Полунина. Та же статья легла в основу сообщения о енисейской ярмарке, помещенного в «Словаре географическом Российского государства» А.М. Щекатова, причем автор, используя явно устаревшую информацию, расписывает значение и трудности ангаро-кетского водного пути, которым несколько десятилетий к тому времени уже практически не пользовались [9].

В том же ряду стоит и другое известное издание – «Статистическое обозрение Сибири» М.Н. Баккаревича, материал для которого был подготовлен в 1803 г., где информация о Енисейске также не выходит за рамки «Лексикона»

Г.Ф. Миллера и Ф. Полунина [10].

В значительной по количеству названий сибиреведческой литературе первой половины XIX в., посвященной как Приенисейскому краю, так и собственно Енисейску, содержатся определенные сведения, относящиеся к истории города в основном начала XIX в. и, в гораздо меньшей степени, предшествующего периода [11]. Авторы этих работ использовали для их создания документы государственного делопроизводства, существовавшую к тому времени литературу и, что особенно ценно, личные наблюдения. Однако почти никем не затрагивались архивные материалы. Из-за временной близости многих из них к XVIII столетию основные этапы развития Енисейска в тот период были достаточно очевидны и справедливо связывались с торговлей. Но осознание этого факта не подкреплялось сколько-нибудь убедительными доказательствами и достаточно представительным фактическим материалом.

Типичным для этого времени является описание енисейской ярмарки и торгового значения Енисейска И. Линка, опубликованное в 1839 г., которое носит некий романтическо-фантастический характер: «Прежде, когда еще существовала енисейская ярмарка сосредоточившая торговлю европейской и азиатской России, город был богат и многолюден.

Сюда в начале августа приезжали не одни купцы тобольские, ирбитские казанские и петербургские;

но и чужеземные европейские гости;

с востока прибывали торговцы якутские по реке Илимпе, иркутские по Верхней Тунгуске, туруханские по Енисею, наконец стекались греки и армяне (из Вологды, Устюга, Торопца и Соликамска), персы и бухарцы.

Здесь до конца августа, или начала сентября иногородние промышленники запасались чаями, китайками, мехами, выменивая их на привозные колониальные товары, на мануфактурные изделия русские и иностранные…» [12].

Приведенные данные вполне подтверждают мнение красноярского историка А.А. Григорьева о том, что рассматриваемый период для сибиреведческой литературы – это «…время путевых заметок, примитивных краеведческих описаний, статистических работ, написанных чиновниками разных уровней на основании подозрительных данных, полученных с мест от совершенно не заинтересованных в точности данных и необученных собирать сведения низших служащих» [13].

Рассмотренные выше достаточно многочисленные работы стали в современной исследовательской литературе основой для характеристики основных этапов развития Енисейска в XVIII в., в том числе и его роли как общесибирского торгового и транзитного центра. Указанный сюжет рассматривался во многих работах сибирских историков [14], но в подавляющем большинстве случаев фактологической базой для них служили рассмотренные выше издания.

Очевидный вывод из приведенной информации – для выяснения реальной роли Енисейска в истории Сибири XVIII в., особенностей его развития в период расцвета необходима мобилизация комплекса источников, которые могут быть извлечены из центральных и местных архивов [15].

Примечания 1. Александров В.А. Русское население Сибири XVII – начала XVIII вв.

(Енисейский край) // Труды ин-та этнографии им.Н. Н. МиклухоМаклая. Новая серия. Т. 87. М.: Наука, 1964;

Копылов А.Н. Русские на Енисее в XVII в. Земледелие, промышленность и торговые связи Енисейского уезда. Новосибирск: Наука, 1965.

2. См. например: Бродников А. Енисейск в XVII веке. Очерки из истории города и уезда. Красноярск: Енисейский благовест, 1994.

3. Миллер Г.Ф. О торгах сибирских // Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие. 1755. Сентябрь. С. 195–250.

4. Там же. С. 225–227.

5. Географический лексикон Российского государства, собранный Ф. Полуниным с предисловием Г.Ф. Миллера. М., 1773. С. 92–93.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 43 |
 


Похожие материалы:

«Б а х т и н а В. А. Эстетическая функция сказочной фантастики. Наблюдения над русской народной сказкой о животных. Изд. Саратовского унив., Саратов, 1972, 52 стр. Вопросы жанров русского фольклора. Сборник статей. Под ред. Н. И. Кравцова. Изд. Московского унив., М., 1972, 131 стр. Вопросы русской и зарубежной литературы. [Сборник статей. Ред. коллегия: 3. И. Левинсон (отв. ред.) и д р . ] . Тула, 1971 [1972], 252 стр. (Тульский пед. инст,). Вопросы русской литературы. [Сборник статей. Ред. ...»

«XLII Ломоносовские чтения Итоговая научная сессия СГМУ и СНЦ СЗО РАМН Северная хирургическая школа: к 100-летию со дня рождения Н.М. Амосова. Симпозиум 21 Медицина и гуманитарные знания: области соприкосновения Материалы межвузовской научной студенческой конференции 14 ноября 2013 года Выпуск 1 Архангельск КИРА 2014 УДК 61(082)+608.1(082) ББК 5я431+87.751.5я431 М 42 Редакционная коллегия: Г.Н. ЧУМАКОВА, доктор медицинских наук, профессор Т.И. ТРОШИНА, доктор исторических наук, доцент М.Ф. ...»

«ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ, ОБЩЕСТВО: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ Материалы Восьмой Всероссийской научно-практической конференции молодых исследователей, аспирантов и соискателей 24 марта 2010 года (часть I) Хабаровск 2010 Восьмая Всероссийская научно-практическая конференция молодых исследователей, аспирантов и соискателей 2 ББК 65.05 Э-40 Редакционная коллегия: Байков Н.М. – д.с.н., профессор, проректор по научной работе ДВАГС Дробница А.В. – д.и.н., профессор ДВАГС Осипов С.Л. – д.э.н., профессор ...»

«Рецензент: доктор исторических наук С. В. Листиков (Институт всеобщей истории РАН) Великая война: сто лет / под ред. М. Ю. Мягкова, К. А. Пахалюка. — М. ; В27 СПб. : Нестор-История, 2014. — 324 с. ISBN 978-5-4469-0271-2 В основу сборника легли доклады, представленные 11 декабря 2013 г. на научной конференции Россия и Первая мировая война: история и память, которая была проведена Российским воен- но-историческим обществом в рамках международного форума Первая мировая война в кон- тексте ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»