БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 32 |

«...»

-- [ Страница 5 ] --

использующим их группам интересов действовать достаточно эффективно и добиваться в значительной части случаев поставленных целей. Практика показывает, что с помощью современных информационных технологий идентичности. По мнению О.И. Генисаретского, «мы, как люди, превращаемся в человеческий материал, используемый в больших в макрополитических или макроэкономических процессах, на что, вообщето говоря, у нас с вами разрешения никто не спрашивал. Мы его добровольно и сознательно не изъявляли, а лишь вовлечены в эти процессы»2.

конструктивистами оспаривается и этот факт активно продвигается в Бауман З. Текучая современность. СПб.: Питер, 2008.

Генисаретский О.И. Этничность в зазоре между этнополитикой и этнокультурой // http: www.intelros.ru/subject/figures/print6page,1,4416-oleg-igorevich-...

академическом дискурсе, но никем из них не поднимается и даже не упоминается вопрос о субстанциональности «среднего класса». Таким образом, неявно признается, что в России в реальности существует референт, обозначаемый понятием «средний класс». То есть этот «класс»

субстанционален. Специалисты пытаются подсчитать, сколько наших сограждан могут быть к нему отнесены. Власть даже высказывает озабоченности по поводу того, что этот процент не слишком велик. И никто из сторонников конструктивистской концепции почему-то не вспоминает применительно к данному случаю ни о реификации, ни о гипостазировании.

В.С. Малахов в одной из своих работ пишет: «не следует забывать, категории «нация», «народ», «этнос» – это, прежде всего, способ классификации, инструмент деления обществ на группы. Наряду с этими классификаторами возможны другие (такие, как «класс», «раса», «конфессия» и т.д.). Перед нами способ понятийной организации реальности, а вовсе не «сама» реальность»1. То есть эти классификаторы суть феномены нашего мышления, а не реальности. За ними в реальности референта нет. А как же тогда «средний класс»? Или это манипулятивная игра нашим сознанием? По мнению Ю.С. Семенова, «даже если полностью стать на позицию социального конструирования, все же, что полностью не порвать с реальностью приходится все же признать, что даже сознательно создаваемые социальные конструкции существуют не только в сознании их творцов, но в значительной степени и независимого от него»2.

Сознательное вымывание чувства этнической идентичности у больших групп населения в рамках государств открывает возможности для привития человеку и обществу других идентичностей, более удобных для структур находящихся у власти, исходя из целей управления. Проще Малахов В.С. Национализм как политическая идеология: Учебное пособие. М.: КДУ, 2005. С. 27.

Семенов Ю.С. Торопиться с заупокойной молитвой по этносу вряд ли стоит (об основных идеях книги В.А. Тишкова «Реквием по этносу. Исследования по социальнокультурной антропологии. М., 2004) // Философия и общество. 2006. №2. С. 99.

управлять людьми, лишенными этой примордиальной идентичности, которую достаточно сложно контролировать, так как она имеет в значительной степени иррациональную основу. Стимулирование принятия новых идентичностей (через вытеснение нежелательных), внедрение и продвижение новых практик, воспроизводящих через имитацию заимствованные извне образцы, навязывание дискурса становятся весьма актуальными и востребованными в арсенале современных управленцев.

Комплексное использование технологий социального партнерства, мультикультурализма, продвижение идей толерантности и значимости гражданского общества (кстати, воспринимаемого как нечто реально существующее, ведь никто не говорит об отсутствие для него референта), возврата к религиозным ценностям, учитывая возможности современных СМК, дают находящимся у власти структурам осуществлять управление национальными государствами с достаточной степенью эффективности. В данном случае речь идет главным образом о завоевания и удержания власти. С определенной долей справедливости можно констатировать успех дискурсивного способа управления обществами и государствами.

Кстати, опять же никто из сторонников конструктивистской парадигмы не оспаривает реальности существования обществ и государств, не говорит, что они – лишь феномены нашего сознания и способы категоризации окружающей нас действительности.

Нет ничего плохого в факте заимствования извне научного аппарата, да и вообще чего бы то ни было. Важно понимать, насколько это корреспондируется с местным контекстом. Если речь вести только о научном аппарате, то значимым представляется то, насколько адекватно описывается и объясняется с его помощью действительность, а также и то, к каким последствиям приведет такое использование.

В ситуации современной России можно констатировать циркуляцию в СМИ и в общественном сознании феноменов, для которых в действительности нет референтов, либо они лишь имитируются, например, гражданское общество. Даже на высшем уровне (президента и правительства) мы можем слышать, и что оно у нас только нарождается, и что уже есть показатели зрелости гражданского общества. С другой стороны, мы видим ситуацию с этносами, в реальном существовании которых отказывается.

Представляется, что есть реальность, из которой мы получаем информацию о ней, и есть средства для ее описания и изучения (научный аппарат). Практика показывает, что эти «средства для описания и изучения» можно использовать как в чисто научных целях, так и в целях политических. Дискурсивное искажение реальности в политических целях может быть успешным на практике, причем достаточно долго, но рано или поздно ситуация меняется. Фигуры умолчания, лакуны проявляют себя и в кризисный момент, совершенно неожиданно для управленцев, они могут выйти на первый план и сыграют свою роль. Не надо пытаться подогнать общество под заимствованную терминологию. Оно все равно не будет ей соответствовать, по крайней мере, полностью. Нужно изучать феномены своего этноса, общества, государства, отталкиваясь от реальности.

Поэтому вопрос, вынесенный в название тезисов, можно считать отнюдь не праздным.

АЛЕКСАНДР ШАПАРОВ

старший научный сотрудник Архангельского государственного

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПОТЕНЦИАЛА НЕОИНСТИТУЦИОНАЛИЗМА В

ИССЛЕДОВАНИИ ИММИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ

В современном мире роль миграции, как фактора, оказывающего парламентском докладе министра внутренних дел Великобритании 2005 г.

глобальные перемещения квалифицированы как главный феномен нашего времени.1 По оценкам Всемирного банка около 180 млн. чел. (3% населения Земли) живет вне страны своего рождения.2 Каждый десятый житель развитых стран – мигрант. Во второй половине ХХ века в мире поляризация Севера и Юга привели к изменению направления миграции – на смену «европоцентризму» пришел «североцентризм».3 Развитые страны стали объектом миграционной экспансии со стороны Юга. По прогнозам ООН ожидается, что в период с 2009 до 2050 г. чистый миграционный приток в развитые страны составит около 130 млн. чел., или 2,4 млн. чел. в ежегодном исчислении.4 Эффективность иммиграционной политики, осуществляемой развитыми государствами, становится важным условием их стабильности и благополучия.

Controlling our borders: making migration work for Britain five year strategy for asylum and immigration by Great Britain. Home Office. 2005. P. 11.

Global Economic Prospects 2006: Economic Implications of Remittances and Migration. Washington: World Bank, 2006.

Вишневский А.Г. Конец североцентризма // Демоскоп Weekly. 2009. № 359 – 360. Электр. ресурс:

http://demoscope.ru/weekly/2009/0359/tema04.php World Population Prospects: The 2008 Revision, Highlights. N.Y., 2009. P. vii.

иммиграционной политики в начале XXI в. стал многоуровневым и полисубъектным. До второй половины ХХ в. единственным субъектом, отвечающим за формирование иммиграционной политики, выступало национальное государство. Некоторыми исследователями государство, а точнее, правительство, до сих пор воспринимается как монопольный политический актор, вытеснивший остальных участников из сферы формирования иммиграционной политики, и тем самым, как бы отношении иммигрантов.1 Такая точка зрения не лишена оснований. В ХХ в. в периоды мировых войн роль государства в регулировании являвшееся прежде единственным эмитентом иммиграционной политики, в современных условиях выступает все же, доминирующим, но, среди иных акторов, действующих в сфере иммиграционного регулирования.

Часть функций государства, составлявших его суверенитет, оказалась делегированной иным уровням принятия решений, что сделало процесс «рассредоточенным» как по вертикали, так и по горизонтали. С одной стороны, появление наднациональных структур, обладающих собственной компетенцией по выработке иммиграционной политики, например, таких как органы Европейского союза - Европейский совет или Европейский парламент, а также повышение роли региональных органов власти, увеличивает потоки коммуникаций и усложняет процесс вертикальных взаимодействий в формировании иммиграционной политики. С другой стороны, экономическими и политическими последствиями развития Whitaker R. Double Standard: The Secret History of Canadian Immigration. Toronto: Lester & Orpen Dennys, 1987. - 348 p.

субъектов, в своей деятельности зачастую имеющих трансграничную общенациональных правозащитных и неправительственных организаций, увеличивающие сетевые по характеру, или горизонтальные, в структуре формирования иммиграционной политики, взаимодействия.

Причем, если рассматривать политико-управленческий процесс как целое, имеющее в своей основе политическую и административную составляющую, то можно констатировать, что выработка иммиграционной политики в современных условиях все больше представляет собой пример трансформирования формальной структуры и функций государства, его современных условиях нецелесообразно применение идеальнотипических системного подхода Д. Истона для анализа формирования политики.

Динамика изменений в политической сфере такова, что политика переоцениваются. Наследие прошлого создает предпосылки для будущих политик. Как отмечает А. Вильдавски, «прошлые политики становятся важной (а иногда самой важной) частью той окружающей среды, к которой должны приспособиться будущие политики». Неоинституционализм позволяет по новому осмыслить эволюцию процесса формирования иммиграционной политики. Родоначальники неоинституционализма – Д. Мейер, Б. Роуэн, П. ДиМаджио, У. Пауэлл, Л.

Закер,2 – выступили с критикой инструментализма, согласно которому cоотношением экономических затрат и выгод. Неоинституционалисты The Policy cycle. Eds. by J. May and A. Wildavsky. Beverly Hills, 1978. P. 13.

DiMaggio P., Powell W. The Iron Cage Revisited: Institutional Isomorphism and Collective Rationality // American Sociological Review. 1983. Vol. 48. № 2. P. 147-160. Meyer J., Rowan B. Institutionalized Organizations: Formal Structure as Myth and Ceremony // American Journal of Sociology. 1977. Vol. 83. № 2.

Pp. 340-363. Zucker L. The role of institutionalization in cultural persistence // American Journal of Sociology.

1977. Vol. 42. - Pp. 726-743.

предложили, чтобы формальная организационная структура, ресурсообеспеченности, но и, с учетом институционального воздействия, включающего рациональные мифы, знание, легитимированное через образовательную систему и виды деятельности, общественное мнение и законы. Согласно Д. Мейеру и Б. Роуэну, организации являются не столько сводом формальных правил и инструкций, сколько набором ритуалов, мифов и ценностей.

Неоинституционализм исходит из того, что институты глубоко укоренены в социальной и политической окружающей среде, состоящей из других институтов, так называемой институционализированной окружающей среде. Каждый институт находится под воздейстием других институтов, испытывая постоянное давление. Главная цель для институтов и организаций в этой окружающей среде состоит в том, чтобы выжить и продолжать функционировать. Для достижения этой цели политическим институтам недостаточно одного лишь экономического преуспевания, они также должны достигнуть легитимации в институциональной среде.

Основное внимание неоинституционалистов направлено на изучение того воздействия, которое институты оказывают на поведение людей посредством правил, норм, установлений, верований, социальных стандартов и т.д. В отличие от предшествовавших теорий, объяснявших механизм социальных действий стремлением индивидов максимизировать свои выгоды (теория рационального выбора) или выполнения обязательств (исторический институционализм), и рассматривавших институты как внешние по отношению к акторам структуры, неоинституционалисты сосредоточились на когнитивном компоненте социальных действий.

Отсюда и характерный для неонституционалистов, взгдяд на институты, как интернализированные коллективным сознанием смыслы и практики, воздействующие на поведение людей. Помимо экономических факторов, на принятие решений оказывают влияние когнитивные процессы: смыслы непредвиденные обстоятельства, а также рутинные способы реагирования на внешние раздражители. Под влиянием институциональной среды в сознании акторов (главным образом экономических и политических) формируется представление о безальтернативности вариантов своих действий. Согласно П. ДиМаджио и У. Пауэллу, отдельные институты и организации, а также их структуры и практики встроены в культурную, социальную, и политическую окружающую среду.1 Специфические структуры и практики – отражение и ответы на правила, законы, соглашения и парадигмы, детерминированные окружающей средой.

По нашему мнению, иммиграционная политика представляет разновидность социального контроля, а на процесс ее формирования и практики реализации большое влияние оказывает эволюция ценностей, норм, а также изменения в статусно-ролевой структуре политических акторов, что и является предметом исследования неоинституционализма.

Как отмечает Г. Лахав, характеризуя иммиграционные политики стран Евросоюза: «Национальные модели выработки политики и практики, характерные для институтов, коренятся в присущих им культурных ценностях и идентичностях. Верования, ценности и символы довлеют над (акторами – А.Ш.) формирующими иммиграционную политику».2 Таким образом, методология неоинституционализма обладает значительной эвристической ценностью при исследовании эволюции в осуществлении иммиграционной политики развитыми странами на более чем столетнем временном периоде.

Важная особенность иммиграционной политики состоит в том, что качественные изменения в процессе ее формирования, как правило, наступают после событий, которые непосредственно не связаны с миграцией населения. К таким событиям, оказывающим сильнейшее DiMaggio P., Powell W. Introduction. In.: The New Institutionalism in Organizational Analysis. Ed. by W.

Powell, P. J. DiMaggio. Chicago: Chicago University Press, 1991. P. 1-38.

Lahav G. Immigration and Politics in the New Europe: Reinventing Borders. Cambridge: Cambridge University Press, 2004. P. 33.

влияние на институциональные изменения в регулировании миграции, относятся: войны, революции, процессы распада империй, политические и экономические кризисы, глобализация. Каждый из этих процессов, имеет мультипликативный эффект для иммиграционной политики. Во-первых, оказывает влияние на природу миграций (масштаб, направления, интенсивность);

во-вторых, воздействует на изменение ценностей, приоритетов, и, как следствие, целевых установок лиц, принимающих решения (ЛПР);

в-третьих, расширяет или сужает количество уровней принятия решений, содействуя появлению, наряду с национальным, наднационального и регионального.

Особое место среди факторов, определяющих процесс выработки и осуществления иммиграционной политики, занимает политический режим.

Как показывает опыт различных стран, например России, даже смена политического лидера, во многих случаях влечет за собой изменения правительственных действий в отношении иммигрантов. Смена же политического режима, как правило, означает революционные изменения в миграционной политике государства, охватывающих всю сферу регулирования внешней миграции: как правил и процедур по приему и размещению иммигрантов, процессов интеграции мигрантов, политики натурализации и гражданства, так и запретов и разрешений на эмиграцию.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 32 |
 


Похожие материалы:

«ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Материалы Международной научной конференции, 28—29 октября 2008 года Рязань 2008 ББК 74.00 О23 Оргкомитет конференции: Л.П. Костикова, канд. пед. наук, доц.; О.И. Пузырева, канд. пед. наук, доц.; Г.Б. Андреева, канд. пед. наук, доц.; А.А. Селиванов, канд. пед. наук, доц.; О.Н. Исаева, ассист. Издается в авторской редакции. Оргкомитет конференции за содержание научных докладов ответственности не несет. Образование в России и за рубежом : материалы Междуна- О23 ...»

«СУВОРОВ в сообщениях профессоров Николаевской академии генерального штаба С.-Петербург. Типо-Литография А. Е. Ландау. Площадь Большого театра, 2. 1900. © OCR, подготовка текстовой версии - Игорь Андреев-Попович, Екатеринбург (http://andreevigor.livejournal.com) © Web-публикация - военно-исторический проект Адъютант! (http://adjudant.ru) Суворов в сообщениях… http://adjudant.ru Оглавление Высочайшее соизволение на передачу в ведение Николаевской академии генерального штаба дела сооружения ...»

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. МАТЕРИАЛЫ V Всероссийской конференции (под общей редакцией профессора К. А. Пашкова) МГМСУ Москва — 2009 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П 22 Материалы V Всероссийской конференции с международным участием П 22 Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (под ред. К. А. Пашкова). – М.: МГМСУ, 2009. – 216 с. Сопредседатели оргкомитета: Ректор МГМСУ, заслуженный врач РФ, профессор ...»

«ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ VII Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2013 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П22 Материалы VII Всероссийской конференции История стоматологии. М.: МГМСУ, 2012, 136 с. Кафедра истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета Сопредседатели оргкомитета: Ректор МГМСУ, заслуженный врач РФ, профессор О. О. Янушевич Президент МГМСУ, академик РАМН, профессор Н. Д. Ющук Оргкомитет: К. ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»