БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 32 |

«...»

-- [ Страница 4 ] --

Для постсоветского пространства проблема этничности как фактора этнополитической безопасности актуальна в нескольких аспектах. Прежде всего речь идет о проблемном измерении «этнос - государство» и «этническое - политическое». Характер современных этнополитических процессов показывает, что этнический парадокс современности, приобретая глобальный характер и, материализуясь в росте этнической мобилизации, в силу разных причин чаще приобретает деструктивный характер. Одновременно влияние фактора этничности на систему основополагающих условий безопасности приобретает все большую значимость.

В этих условиях основной проблемой этнополитики становится управление этническими процессами и межэтническими отношениями с целью достижения и удержания этносистем в границах их безопасного развития.

В силу того, что безопасность реализуется, как правило, в различных по своим параметрам и характеристикам обществах, то ее обеспечение всегда проявляется в конкретных формах и содержании - в собственной системе безопасности - в зависимости от социокультурного базиса и уровня самодостаточности. Система безопасности любой социальной общности и социальной структуры, в том числе и полиэтнического и многоконфессионального государства и ее регионов, всегда конкретна и содержит в себе черты общего, особенного и уникального.

социального времени и пространства является серьезной угрозой и вызовом национальной безопасности. Речь идет о вводимой нами категории этнобезопасности как системной характеристики способности функционирование в условиях внешних и внутренних воздействий.

этнополитическое содержание национальной безопасности в условиях многосоставного общества как этносистемы. Понятие этносистемы введено в научный оборот П.В. Черновым и учитывает в своем содержании принцип системности единого целого и несет качественные отличительные черты. Этносистема - это совокупность традиционных национально-этнических взаимоотношений с четко слаженной этнонациональной субординацией, которая не ущемляет в правах ту или иную часть системы, а наоборот способствует ее прогрессу. Более того, оторванная часть этой системы существовать автономно не способна [1, С.69].

Любое нарушение динамики этносистемы приводит к конфликтам и чревато ее распадом, в результате чего неминуем и распад государства политическая катастрофа. Научная типология выделяет четыре категории катастроф: природные, экологические, техногенные и социальные.

Этнополитические процессы в современных обществах часто лежат в основе социальных катастроф и наоборот социальные катастрофы противостояния.

управленческой или сознательно целенаправленной деятельностью по изменению социально-политического строя, уничтожению политических союзов, цивилизаций. Этот тип катастроф ведет к огромным человеческим потерям, деградации демографической и социальной структур общества, конфронтационных противостояниях, бунтах, революциях, переворотах и политическими, психологическими и иными) факторами. В современных условиях многие из них латентны и очень трудны для распознания и измерения.

В рамках этнобезопасности необходимо выделять собственно этнические, а также этнополитические, этносоциальные, этнокультурные и этноконфессиональные конфликты и угрозы. Этнические конфликты и этнополитическими, этносоциальными и этноконфессиональными являются конфликты и угрозы, где мобилизованная этничность становится конфессиональных и иных процессах. Мобилизованная этничность явно или неявно рассматривается в таких случаях как инструмент достижения определенных целей - реализации как правило несовпадающих интересов и обладания ограниченными ресурсами: власть, деньги, территория, престиж, исторические и культурные ценности и т.д.

Не нарушая правило формальной логики, согласно которому любое понятие следует определять через ближайший род и видовое отличие - per genus proximum et different: am specificam - на основе вышеприведенного представляется корректным определение этнической безопасности как защищенности жизненно важных этнических интересов личности, общества и государства, а также этнонациональных ценностей и образа жизни от широкого спектра внешних и внутренних угроз, различных по своей природе - политических, экономических, религиозных, духовноидеологических, информационных, экологических, демографических и т.д.

Угрозы этнобезопасности - совокупность условий и факторов, создающих потенциальные и реальные опасности этническим интересам личности, общества и государства, а также этнонациональным ценностям и образу жизни.

Следует различать этнобезопасность как безопасность этносистем и влияние этнического фактора на систему национальной безопасности.

этнополитических процессов, лежащих в их основе. В политическом аспекте серьезную реальную и потенциальную угрозу этнобезопасности национальной идеи. В конце 80-х годов минувшего века в России идеологию интернационализма сменили идеи, основанные на старых этнических стереотипах и основанные на них политические программы.

В рамках синергетического понимания этносоциальный метаболизм, межкультурного, межэтнического и межконфессионального взаимообмена.

Следовательно, изучение этничности как одного из факторов безопасности этносистем в рамках синергетики дает исследователю дополнительные возможности, наряду с использованием традиционных подходов и методик [2].

В глобальном понимании необходимо признать самостоятельную роль этносферы как элемента системы ноосферы, как равноценной структуры природной системы наравне с гео-, био- и социосферой, о коэволюционном характере их развития.

В этом случае безопасность этносферы, в том числе регионального сложноорганизованной, самореферентной и самоорганизующейся сверхсложной системе, которая при этом развивается нелинейно. В свою очередь кризисы в межнациональных отношениях и межэтнические конфликты, в рамках социосинергетики, корректно рассматривать как происходят процессы: «хаос – порядок – хаос» или «порядок – хаос – порядок». При этом выбор первозначности порядка или хаоса является в некоторой степени принципиальным. Так, И. Пригожин и И. Стенгерс придерживаются мнения о том, что в основе мироздания находится нестабильность [3, С. 96-115]. В отличие от которых Ст. Бир считает, что порядок более естественен, чем хаос [4, С. 285-287]. Имеет место и компромиссная точка зрения: в природе происходит постоянное взаимодействие порядка и хаоса. По мнению А.М. Ковалева, в условиях хаоса есть и продолжают оставаться организованные образования, а любой порядок сопровождается беспорядком [5, С.128].

Другой отечественный исследователь В.Л. Романов говорит о том, что в мировоззренческом представлении движение материи в процессе упорядочению, независимо от того, имеется ли хаос изначально или он возникает в сформировавшейся системе, можно выразить схемой: «хаос – порядок первого уровня – разупорядочение – порядок второго уровня и так далее». В данной схеме, утверждает автор, раскрывается присущее природной реальности динамическое соотношение неравновесности (характеристика хаоса) и равновесности (характеристика порядка) [6, С.11].

межэтнонациональных отношениях, возможно есть суть естественного процесса нахождения нового равновесного состояния этносистемы, когда в первую очередь происходит упорядочивание интересов и притязаний традиционно существующее в общественной и в научной мысли и тем межнациональных/внутринациональных отношениях – разупорядочивании дезинтегративных и деструктивных.

В продолжение представленного понимания природы нарушения неравновесные состояния любых систем, в том числе и социальных, в том числе и систем, ядром которых является этничность, есть предтеча нового порядка на новом этапе и на новом уровне самоорганизации и развития системы. Однако данный тезис не исключает активной роли воздействия человека, как одного из элементов таковых систем наряду с множеством других, но обладающего разумом. Активная роль человека в этих процессах заключается в осознании природы и изначальных причин разупорядочивания и нахождения оптимальных путей и вариантов его преодоления, то есть вывода системы на более высокий уровень порядка.

В нашем случае, это задача вывода этносистемы на более высокий уровень безопасности. Под безопасностью этносистемы мы понимаем совокупную, общую безопасность личности, общества и государства в системе межэтнических отношений.

Следовательно, мы приходим к выводу о необходимости активного участия государства в упорядочивании этносистемы общества и ее региональных подсистем – формирования и поддержания такого уровня этнобезопасности, который бы гарантировал успешную коэволюцию всех народов и этносов современной и будущей России. То есть речь идет об активной государственной роли в сфере межэтнических отношений посредством адекватной месту и времени государственной этнополитики.

АЛЕКСАНДР РЯЗАНОВ

профессор кафедры социальных коммуникаций Поволжской академии государственной службы имени П.А. Столыпина

ЭТНОПОЛИТИКА ИЛИ ПОЛИТИКА ЭТНИЧНОСТИ?

современном российском академическом (и не только) дискурсе.

Соотношение этих понятий, контекст их использования, по мнению автора, представляют интерес. В первом случае, исследователи и политики, использующие данный термин, воспринимают этнос как нечто реально существующее. За этносом, воспринимаемым таким образом, стоят реальные люди-этнофоры со свойственными им соответствующими этническими характеристиками. Характеристики в данном случае считаются относительно устойчивыми и, в значительной степени, наследуемыми (речь идет о социальном наследовании). В этом случае сознательно или неосознанно проводимая в том или ином государстве политика направлена на реальность и стремится на нее воздействовать.

Человек в такой парадигме демонстрирует сбалансированное «Я» – «Мы»

соотношение, характерное для этнических общностей.

«целенаправленная деятельность по регулированию отношений между нациями, этническими группами, закрепленная в соответствующих политических документах и правовых актах государства»1. Практика показывает, что возможно более широкое толкование. Речь может вестись не только о документах, фиксирующих выше названные отношения, но и о правоприменительной практике, которая далеко не всегда строится исходя их этих документов. Кроме того, в рассматриваемом определении Политология: Словарь-справочник / М.А. Васильев, М.С. Вершинин и др. М.:

Гардарики, 2001.

упоминаются и нации, и этнические группы. Это делает ситуацию еще более неопределенной.

Во втором случае речь идет об управлении восприятием и сознанием соответствии с конструктивистским подходом этносы в эссенциалистском понимании не существуют. Речь идет о мыслительных конструктах в сознании людей, которые реифицируются, то есть воспринимаются в качестве реально существующих. Значительная роль в данном случае отводится СМК, с помощью которых находящиеся у власти группы интересов воздействуют на этничность или проводят различные политики этничности. Элиминация реальности этнического в действительности дает конструирования иных идентичностей, отличающихся от базовых, объективно ослабляет интегративный потенциал реально существующих групп людей. Если этничность – характеристика или отношение, существующие в нашем сознании, а об этносе как субъекте нет смысла говорить, то какая разница для отдельного человека в том, какие именно ментальные конструкции начиняют его мозг. Не понравились эти – можно их отбросить и поискать другие, более устраивающие его и (или) «конструкторов».

выделенности «Я» из «Мы». Именно это является объяснением тому, что в государствах европейского и американского Запада возникли различного характера конструктивистские и инструменталистские концепции этничности. Сознательно и подсознательно дистанцируясь от «Мы», отрицая его коллективную природу в реальности, конструктивистски ориентированные исследователи занимают позицию «над процессом».

Такой подход переводит изучение этноса в виртуальную сферу. При этом актуализируются его подвижные характеристики и оспариваются устойчивые, т.е. на первый план выходит изменение. В результате этнос, реальность которого оспаривается, теряет субъектность.

реальности, которая может рефлексироваться, и это не просто «рамка» их мышления. «Рамка» находит свое отражение в действительности, и мы можем видеть и воспринимать, например, китайцев или испанцев не только поодиночке, но и как разные народы. Сознательно или бессознательно конструктивисты деконструируют этнос. Однако подтверждает во многих случаях его субъектность. Использование термина «этнополитика» подразумевает как раз субъектность этноса.

Дискуссионность рассматриваемых подходов не носит абстрактно теоретического характера, за каждым из них не только научный интерес, конструктивистского подхода: «расизм без расы», «этничность без этноса»1, «реквием по этносу» и т.п. способствуют переконфигурации и ценностным изменениям в картине мира реципиентов этого дискурса. Так об этом пишет сам В.А. Тишков: конструктивистский подход «достаточно радикально меняет взгляд на место исторического материала и на роль исторических интерпретаций, которые обычно рассматривались как объективный источник и детерминанта этничности (напомним начальную часть дефиниции этноса как «исторически устойчивой общности людей»).

В данном случае история скорее выступает как синхронизированный в современности дискурс, или как «борьба за обладание прошлым»»2. Этот рассматриваемых подходов с отношениями власти и, следует подчеркнуть, собственности. Такой подход релятивизирует реальность и актуализирует значимость ее дискурсивного оформления. Таким образом, происходит Тишков В.А. Этнология и политика: статьи 1999-2004 гг. М.: Наука, 2005. С. Тишков В.А. Реквием по этносу. Исследования по социально-культурной антропологии. М.: Наука, 2003. С. 107.

размывание картины мира, опирающейся на реальность и здравый смысл.

В определенной степени это связано с научной модой, но дело не только и не столько в этом.

подходов есть недопонимание. Эссенциалисты говорят главным образом об этносе и настаивают на его субъектности, конструктивисты аппелируют к нации и подчеркивают ее, в значительной степени, искусственный характер. Конструктивистская концепция хорошо «работает» при наложении именно на нацию. Примордиален этнос, а не нация.

Интересное признание можно найти у бесспорного конструктивиста Крэйга Калхуна: «конструктивистская позиция, как правило, наоборот, недооценивает влияние культуры и силу кажущихся самоочевидными идентичностей, связанных с решением практических задач в мире… Само ощущение принадлежности к сплоченной и четко ограниченной группе не только передается традицией, но возникает в определенных контекстах, особенно при наличии напряженных отношений с другими группами или последователей на основе этой коллективной идентичности»1. Этническая идентичность устойчивее национальной. Об этом свидетельствует опыт и прошлого, и настоящего. Связь с этносом более инстинктивна чем рассудочна, а с нацией, наоборот, более рассудочна чем инстинктивна.

Интересно это различие представлено в известной фразе: «когда государству (национальная идентичность) от нас что-то нужно, оно предпочитает, чтобы мы его считали Родиной (этническая идентичность)».

Сложность и неоднозначность ситуации состоит в том, что эти два вида коллективных идентичностей сосуществуют наряду с другими:

конфессиональной, классовой, гендерной, профессиональной и др.

идентичностями. В современном мире человеку, помимо стандартного набора коллективных «рамок», предлагается масса иных, например, Калхун К. Национализм. М.: Издательский дом «Территория будущего», 2006. С. 78.

возможности различного рода брендовых идентификаций. Современные СМК, транслируя насыщенные, профессионально сформированные горизонтальные коммуникативные связи, предлагая определенный дискурс, предоставляют заинтересованных сторонам массу возможностей для осуществления целей конструирования или деконструкции чего-либо.

Термин «этнополитика» предполагает наличие субъекта и объекта соответствует современным тенденциям размывания ответственности и ускользания власти по З. Бауману1. Термин «этнополитика», попав в СМИ, скорее всего, будет адекватно понят рядовым читателем. Встретившись на страницах газет и общественно-политических журналов с термином «политика этничности», средний читатель, скорее, испытает чувство недоумения.

Не нужно ни преувеличивать и не приуменьшать власть дискурса.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 32 |
 


Похожие материалы:

«ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Материалы Международной научной конференции, 28—29 октября 2008 года Рязань 2008 ББК 74.00 О23 Оргкомитет конференции: Л.П. Костикова, канд. пед. наук, доц.; О.И. Пузырева, канд. пед. наук, доц.; Г.Б. Андреева, канд. пед. наук, доц.; А.А. Селиванов, канд. пед. наук, доц.; О.Н. Исаева, ассист. Издается в авторской редакции. Оргкомитет конференции за содержание научных докладов ответственности не несет. Образование в России и за рубежом : материалы Междуна- О23 ...»

«СУВОРОВ в сообщениях профессоров Николаевской академии генерального штаба С.-Петербург. Типо-Литография А. Е. Ландау. Площадь Большого театра, 2. 1900. © OCR, подготовка текстовой версии - Игорь Андреев-Попович, Екатеринбург (http://andreevigor.livejournal.com) © Web-публикация - военно-исторический проект Адъютант! (http://adjudant.ru) Суворов в сообщениях… http://adjudant.ru Оглавление Высочайшее соизволение на передачу в ведение Николаевской академии генерального штаба дела сооружения ...»

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. МАТЕРИАЛЫ V Всероссийской конференции (под общей редакцией профессора К. А. Пашкова) МГМСУ Москва — 2009 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П 22 Материалы V Всероссийской конференции с международным участием П 22 Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (под ред. К. А. Пашкова). – М.: МГМСУ, 2009. – 216 с. Сопредседатели оргкомитета: Ректор МГМСУ, заслуженный врач РФ, профессор ...»

«ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ VII Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2013 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П22 Материалы VII Всероссийской конференции История стоматологии. М.: МГМСУ, 2012, 136 с. Кафедра истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета Сопредседатели оргкомитета: Ректор МГМСУ, заслуженный врач РФ, профессор О. О. Янушевич Президент МГМСУ, академик РАМН, профессор Н. Д. Ющук Оргкомитет: К. ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»