БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 32 |

«...»

-- [ Страница 3 ] --

Но следует отметить, что административные методы не дадут возможности для построения подлинно правового и демократического общества, в котором должны соблюдаться интересы всех этносов, проживающих в стране. Только демократические преобразования должны стать методом построения стабильного и бесконфликтного общества.

Сегодня Республика Казахстан стоит на рубеже нового этапа социальноэкономической модернизации и политической демократизации.

гражданского мира, межэтнического и межконфессионального согласия направлена на обеспечение социальной базы развития демократии.

Председатель политического совета Всемирного еврейского конгресса И.Сингер отмечает: «Я очень высоко оцениваю модель, созданную Президентом страны, и думаю, что это пример для многих других стран.

Мы считаем, что очень много стран в разных частях света должны следовать казахстанской модели».

ОЛЬГА ОЖЕГОВА

заведующая кафедрой истории и этноконфессиональных отношений Поволжской академии государственной службы имени П.А.Столыпина

СЕРГЕЙ ПАХОВСКИЙ

доцент кафедры социологии и политологии Ульяновского

ИНТЕНЦИИ ЭТНОНАЦИОНАЛЬНОГО СОЗНАНИЯ РУССКИХ

(ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ)

Тема собственной культурной идентичности и этнонационального сознания в разных вариациях: государственной, национальной, духовной, административно-правовой и даже экономической, как и в далеком историческом прошлом, редуцируется с бесконечным спором о том, европеец русский или азиат: «Поймите меня правильно: всякий русский милейший человек, покуда не напьется. Как азиат он очарователен. И лишь когда настаивает, чтобы к русским относились не как к самым западным из восточных народов, а, напротив, как к самому восточному из западных, превращается в этническое недоразумение, с которым, право, нелегко иметь дело»1. Кстати, «раскосые и жадные глаза», упомянутые А. Блоком, не самоочевидный факт.

славянской группы, стали «нацией»2 в конце XV - начале XVI вв., когда в результате тяжелейшей многовековой борьбы и огромных усилий всего народа было создано государство Россия. Понятие «нация» используется при установлении референции, связи между человеком и сообществом, границы которого определены или гражданством (политическая нация), или этничностью (этническая нация). Это — соперничающие значения Цит. по Айзатулин Т. А. Теория России. Геоподоснова и моделирование. М., 1999. С.

Кавычки необходимы, так как определение нации в российском социокультурном контексте не равнозначно определению европейскому.

нации, но соперничество осуществляется отнюдь не только в рамках теоретических парадигм, но в самой реальности — между различными социальными агентами и группами»1.

Доминирующим этнонациональным чувством русских как нации на протяжении последующих веков стало ощущение освоения огромных суровых природных пространств и «растворения» в них. В то же время, русские ощущали постоянную угрозу, давление этносов и наций Запада и Юга, отсутствие дружелюбия соседей, что вылилось в стремление противостоять историческим конкурентам и раздвинуть границы, отдаляя опасность. Эти два внешних вызова - «Суровой Природы» (что емко выразил Н.А. Бердяев в своей метафоре: «Русская душа ушиблена ширью»2) и «Народов-Захватчиков» - создали русскую нацию, дали ей цели, энергию и волю для исторического существования.

Наиболее значительным из первых русских этнокоммунологов был, географических условиях общежития народов России и опыте самых разных форм (включая войны) их расовых и этнических контактов, естественноисторического отбора формы общежития, формы симбиоза, наиболее адекватной нашим, самым суровым в мире (по совокупности), условиям. Существенной причиной того, что именно русский этнос стал ядром нуклеации, он считал редкое совмещение интенсивного культурогенеза и модернизма с традиционализмом и «некичливостью»:

«Мы, русские, взятые в целом, благодаря Бога, кичливости чужды»3.

Является ли «некичливость» чертой национального русского характера? Кичиться - хвастаться, горделиво превозноситься;

кичливый выражающий самомнение, заносчивый, высокомерный4. Перефразируя Д.И. Менделеева, предположим, что чертой национального характера Здравомыслов А.Г., Цуциев А.А. Этничность и этническое насилие: противостояние этнических парадигм // Социологический журнал, 2003, N 3. С. 40.

См.: Бердяев Н. А. Судьба России. М., 1990.

См.: Менделеев Д. К познанию России. М., 2002.

Ожегов С. Словарь русского языка. М., 1968. С. 269.

русских является отсутствие заносчивости и высокомерия в области человеческих отношений. Заметим, что в поле российской ментальности понятию «человек» свое концептуальное звучание передало понятие «личность». Например, «человек - это звучит гордо!». Очевидно, что чем «параметров», и «человек» в этом контексте занимает вершинное место.

Этимологическая концептуализация понятия «человек-люди» в отношении к себе подобным, к своему роду или племени, исчерпывающе, на наш взгляд, представлена Словарем русской культуры1, где убедительно доказывается, что сложное слово [чел+вък] значит «тот, кто принадлежит нашей большой семье, «наш», «свой»»2. [Людие, люди, людинъ] - термин собирательный, и его единоличная форма означает «свободного неслужилого, т.е. неслужащего князю, человека любого социального положения3. Более того, [людь] как концептуальное совпадение с «народ»

соответствует летописным именованиям - русь, чудь, ямь, пермь, корсь4.

Иными словами, гордо звучит не только «человек», но и «люди». Это концептуальное «звучание», как видим, действительно присуще русской культуре.

Новые формы деятельности субъекта порождают и новые формы осознания действительности, новые «фигуры сознания», а, следовательно, и новые формы его «образующей» - значения. Значение в своем содержательном наполнении является не идеальным «инобытием»

объекта, а превращенной формой деятельности субъекта, познающего и множественность терминов предметной отнесенности, легко фиксируемая для конкретных понятий и сложно фиксируемая для абстрактных понятий, например понятий, составляющих пространство этнонациональных Степанов Ю. Константы: словарь русской культуры. М., 2001. С. 696-716.

Степанов Ю. Константы: словарь русской культуры. М., 2001. С. 701.

Там же. С. 703.

Повесть временных лет. Петрозаводск, 1991.

интенций. То есть, возможно существование слов (имен), имеющих один и тот же денотат (предметную отнесенность), но различные десигнаты опосредованное этнонациональными интенциями, задает собственный смысловой контекст, обладает собственной эмоциональной окраской и диктует свои правила построения действий.

Феноменологически возникшей русской национальной идеей стало понимание восточнославянским этносом себя как народа-победителя (и «Природы», и «Врагов»). Были сформулированы мессианские идеи:

«Москва - Третий Рим», «Россия - империя», «Цель России - спасти человечество», «Особый российский путь», «Российская цивилизация».

Каждое ментальное пространство описывает свою собственную историческая самоидентификация и реконструкция исторических эпох, противопоставление «свои-чужие». «Коран, что истиной у нас считают, в пределах христиан не почитают» - заметил Омар Хайям, но это лишь образное утверждение более глубокого расхождения ментальных миров не только в области этнических констант, но и в ментальном мире классов, сословий, социальных групп, когорт, поколений, представителей субкультур в рамках суперэтноса.

После распада Российской империи рухнула и имперская идеология, русский народ вновь стал этносом, имеющим этническое чувство и сознание, но не имеющим национальной идеи. Советское общество и сформировавших советский народ как нацию-суперэтнос (на основе объединения десятков этносов, ведущим из которых стал русский этнос):

«Москва - столица мировой системы социализма», «СССР уничтожит мировой империализм», «СССР спасет и освободит трудящихся всего мира», «СССР - союз братских народов», «Западный империализм ведет человечество к гибели», «Не надо ждать милостей от природы, взять их у нее - наша задача» и др. Но в ментальном пространстве советских граждан времен форсированной модернизации страны - и тяжелый физический труд, и осаждающие вши и блохи, и гордость систематическим перевыполнением нормы по углю, а «на душе мрак и не имеющее краев возмущение бюрократизмом и зажимом. Переполнены мышцы желанием бороться с обсчетчиками рабочего труда»1.

В трактовке ментального пространства как системы представлений подразумевается, что эти системы представлений имеют, конечно, различное отношение к действительности: если одни строятся на основе житейских и научных фактов и корректируются по мере получения новых знаний о мире (например, научные теории), то другие, например художественная литература или миф, обладают гораздо большими степенями свободы в моделировании действительности, сохраняя, тем не менее, ее отдельные черты и закономерности.

Поражение СССР в «холодной войне» с Западом привело к крушению советской системы. Советская нация распалась на этнические группы. Большая группа этносов, имевшая в составе СССР опыт государственного строительства, смогла реализоваться в нации в течение небольшого промежутка времени. Стереотипы «мы непредсказуемы» или «умом Россию не понять» перестали вписываться и в державнопатриотическую трактовку самобытности Российской цивилизации, и в официально-идеологические поиски национальной идеи.

Важно отметить, что за истекшее десятилетие XXI века общие настроения и степень актуализации этничности и консолидации русских в 1,5-2 раза уступают представителям большинства других этнических групп. «Никогда не забывают о своей национальности» 37-43% русских, в то время как среди татар этот показатель составляет в настоящее время около 70%, среди народов Крайнего Севера - свыше 70%, среди кавказских См.: История отечества в документах. 1917 - 1939 гг. М., 1994.

народов - свыше 80%1.

становятся этнополитические интенции, то, контекст традиционных вопросов в общих чертах таков: определяется ли судьба отдельного благоприобретенными свойствами, вызываемыми индивидуальным или национальным характерам, или такой характер определяет лишь оттенки, своеобразие, с какими эти общие закономерности реализуются. Предметом познания, как правило, являются, в частности: влияние этнического фактора (этнополитических интенций) на весь спектр мотивов, установок, ценностных ориентаций, фактов социального поведения, как отдельного индивида, так и группы;

собственно этническая самоиденцификация, межэтнических отношений в полиэтнической социальной среде;

национальный характер на уровне авто- и гетеростереотипов (один из наиболее «неуловимых» феноменов этничности);

изучение традиций, обычаев и ритуалов как составляющих этнической культуры.

Конечно, мы перечислили далеко не все этнические проявления, которые могут представлять интерес для науки вообще и этнополитологии в частности, однако, каков бы ни был предмет этнополитического специфических подходов всилу «бризантности» национальных отношений.

Этничность не является социокультурным феноменом, свойственным лишь современности: очевидно, что самые разные эпохи знали кровавые распри и плодотворность мирного существования различных этносистем.

Однако в кризисные для устоявшегося миропорядка периоды этнические социальные образования, процессы и соответствующие им установки См.: Дробижева Л.М. Межэтнические отношения в республиках с особыми правами // Этнопанорама, 1999, № 1. С. 19-20.

обретают особую, дополнительную актуальность. Вновь, как и сотни лет ранее, русские стали ощущать одновременно несколько этнических вызовов, идущих с разных сторон: с «Юга» и «Запада». Еще более осложняет этническое миропонимание русских ощущение опасности как извне, так и изнутри. На смену синдрому «осажденной мировым капитализмом социалистической крепости» пришел синдром «вторжения в славяно-христианский дом чужих народов». При этом «славянский мир»

не ответил адекватно ни на вызов «Юга» (преимущественно внутренний), ни на вызов «Запада» (внешний).

Ответ на вопрос: «Почему русские добровольно и практически без борьбы уступили освоенные с огромным трудом многими поколениями территории, выгодные экономические сферы, контроль над природными, финансовыми, производственными и другими ресурсами?», очевидно, находится в сфере массовой психологии и сознания. Огромное количество эмпирических данных свидетельствует о том, что базовым чувством славянских этнических групп в «постсоветское время» стало чувство неуверенности, тревожности, беспомощности. С крахом советской империи-супердержавы исчезло чувство силы, уверенности, движения к «светлому будущему» у государствообразующей нации - русских. Исчезла и национальная идея. Попытки государственных структур искусственно предложить различные варианты новой национальной идеологии не находят понимания - славянские этнические группы демонстрируют пассивность и покорность всем внешним и внутренним вызовам. Отметим это как первую и основную интенцию этнонационального сознания и психологии русских на современном этапе.

Вышеуказанные факторы в чем-то помогают объяснить причины такого современного российского феномена как резкий рост иррациональности и девиантных настроений. Возможно, это явление всего лишь необычная временная флуктуация, эпизодический экстремум, краткость существования которого не позволяет отнести его к значимым явлениям в жизни социума? К сожалению, нет. Нельзя сказать, что это положение - нечто новое в российской статистике. Соотношение основных групп причин смертности в статистике РФ сохраняет фиксированное положение десятилетиями (для многих центральных регионов России начиная с середины 60-х гг. XX века). То есть это положение можно определить как норму и с позиции длительности существования явления. В то же время это соотношение отнюдь не идентично показателям других стран мира. Структура смертности, аналогичная российской, - в мировой практике для этнической группы явление уникальное. Исчерпывающего объяснения этому в современной науке нет. Подобные особенности непродолжительное время наблюдались лишь в отдельных социальных слоях населения других стран (например, у американских безработных).

Что можно сказать о перспективах и возможностях объяснения сегодня сложившейся ситуации? Ситуации, в которой приходится констатировать неоправданно высокую смертность для социально активных слоев населения РФ, обусловленную во многом субъективными факторами. Парадоксальной в социальном дискурсе ситуации - социум «имитирует» условия, направленные на уничтожение самого социума, сохраняя при этом продолжительное время определенную стабильность.

Таким образом, нарастание иррациональных чувств и стремления к девиантному поведению в современном российском обществе может являться грозным сигналом о готовности масс выплеснуть энергию в форме национально-государственной агрессии, в направлении «радикальной национальной идеи», сформулированной новым «хозяином масс». Следствием базового чувства неуверенности и стремления уступать вызовам для современных русских становится несоответствующее их исторической ментальности стремление к отчуждению не только от представителей других этносов, но и друг от друга.

ЛЕОНИД САВИНОВ

главный редактор научного журнала «Этнополитика», Сибирская академия

ЭТНОБЕЗОПАСНОСТЬ КАК ПОЛИТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН

В рамках российской политологии осознание этнического фактора как значимой составляющей безопасности и политической стабильности произошло в начале 90-х годов XX в. как ответ на обострение межэтнических отношений и распад союзного государства. Именно в этот период этнополитические риски и угрозы национальной безопасности Российской Федерации приобрели угрожающие масштабы. Все это обострило внимание к проблемам этнополитической безопасности личности, общества и государства.

Сегодня основные угрозы безопасности в этнополитической сфере связаны с феноменом политизированной, то есть в значительной степени мобилизованной этничности, создающим по Д. Мойнихену, ситуацию подлинного «пандемониума». Не менее актуальны для России и ее регионов проблемы этнонационализма и этноэкстремизма. При этом «пандемониум» этничности настолько же глобален в мировом масштабе, насколько уникален в границах отдельного государства и его регионов.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 32 |
 


Похожие материалы:

«ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Материалы Международной научной конференции, 28—29 октября 2008 года Рязань 2008 ББК 74.00 О23 Оргкомитет конференции: Л.П. Костикова, канд. пед. наук, доц.; О.И. Пузырева, канд. пед. наук, доц.; Г.Б. Андреева, канд. пед. наук, доц.; А.А. Селиванов, канд. пед. наук, доц.; О.Н. Исаева, ассист. Издается в авторской редакции. Оргкомитет конференции за содержание научных докладов ответственности не несет. Образование в России и за рубежом : материалы Междуна- О23 ...»

«СУВОРОВ в сообщениях профессоров Николаевской академии генерального штаба С.-Петербург. Типо-Литография А. Е. Ландау. Площадь Большого театра, 2. 1900. © OCR, подготовка текстовой версии - Игорь Андреев-Попович, Екатеринбург (http://andreevigor.livejournal.com) © Web-публикация - военно-исторический проект Адъютант! (http://adjudant.ru) Суворов в сообщениях… http://adjudant.ru Оглавление Высочайшее соизволение на передачу в ведение Николаевской академии генерального штаба дела сооружения ...»

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. МАТЕРИАЛЫ V Всероссийской конференции (под общей редакцией профессора К. А. Пашкова) МГМСУ Москва — 2009 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П 22 Материалы V Всероссийской конференции с международным участием П 22 Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (под ред. К. А. Пашкова). – М.: МГМСУ, 2009. – 216 с. Сопредседатели оргкомитета: Ректор МГМСУ, заслуженный врач РФ, профессор ...»

«ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ VII Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2013 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П22 Материалы VII Всероссийской конференции История стоматологии. М.: МГМСУ, 2012, 136 с. Кафедра истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета Сопредседатели оргкомитета: Ректор МГМСУ, заслуженный врач РФ, профессор О. О. Янушевич Президент МГМСУ, академик РАМН, профессор Н. Д. Ющук Оргкомитет: К. ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»