БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 32 |

«...»

-- [ Страница 2 ] --

в то же время он оценивает их суждение о нем с точки зрения того, как он воспринимает себя в сравнении с ними и с типами значимыми для него”1. Иными словами, совпадение стереотипов индивидуального сознания и этнического сознания приводят к высокой степени отождествления индивида с этносом.

Именно социально конструируемая природа этничности вызывает конфликты, которые способны быстро выйти из-под контроля и скатиться к тотализации, вовлекая в противостояние почти всю этническую группу.

Таким образом, с конструктивисткой точки зрения нельзя принимать в качестве аксиомы ни того, что острые формы этнического конфликта всегда рациональны, ни того, что они, наоборот, иррациональны по внутренней природе. Напротив, именно это и должно являться предметом изучения – определить те типы социальных систем и те условия, при которых возрастает вероятность возникновения межгруппового конфликта и насилия.

Как и любая теоретическая парадигма, конструктивизм имеет и слабые стороны. Исследователи обращают внимание на то, что даваемые конструктивистами объяснения источников и природы этнического конфликта применимы не ко всем типам конфликтов, а лишь к тем из них, которые основаны на социально-конструируемых группах и разделениях общества (клановые, религиозные, региональные, национальные).

Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис /пер. с англ. Общ. ред.

Толстых А.В. М., 1996. С. 31.

Примордиалистский, инструменталистский и конструктивистский подходы, несмотря на их отличия, в известном смысле дополняют друг друга, ибо, по сути, объясняют различные стороны одного и того же явления – возникновения этничности. Если примордиализм рассматривает этничность как неизменную данность и как прирожденную характеристику людей, а инструментализм, напротив, трактует этничность как инструмент и политический ресурс, создаваемый на основе элементов культуры и используемый для достижения политический целей, то конструктивизм определяет этничность, как социальную конструкцию на основе культурной самоидентификации.

Поскольку конструктивизм позволяет увидеть особую роль социального контекста проявления этничности, то интеграция названных трех парадигм в целостную теорию изучения этничности наиболее перспективна на основе конструктивистского подхода.

Целесообразно учитывать также то, что подходы классической науки дополняются постклассическими теориями, где существенное место занимают позиции конструктивизма и дискурсологии, утверждающие, что этнополитические конфликты и коммуникации между этносами могут быть сконструированы в политических целях.

С развитием современной научной мысли наблюдается тенденция к переключению внимания с этнической идентичности на осознание государственной идентичности, в частности, “российской идентичности” с приданием этой общегосударственной идентичности особого значения и принятием активных усилий по ее реформированию. Это свидетельствует об активном использовании на практике интегративного подхода на основе конструктивизма. В этой связи, интегративный метод представляет особый интерес для дальнейшего изучения позиций и подходов, позволяющих снижать уровень этнополитической конфликтогенности, в том числе в странах, образовавшихся на постсоветском пространстве.

Этнополитический конфликт совмещает в себе признаки двух различающихся по сферам деятельности конфликтов: политического и этнического. Возникает естественный вопрос: какие признаки в понятии “этнополитический конфликт” должны быть определяющими? Отвечая на “Этнополитический конфликт соотносится как с этническим, так и с политическим конфликтом как часть и целое… Этнополитический конфликт представляет собой столкновение субъектов политики в их стремлении реализовать свои интересы и ценности, связанные с достижением или перераспределением политической власти, в которых этнические различия становятся принципом политической мобилизации, и, по крайней мере, одним из субъектов является этническая группа”1. Таким образом, А.Р. Аклаев отдает приоритет политической составляющей в этнополитическом конфликте.

Несколько иной точки зрения придерживается А.-Х. А. Султыгов. По его мнению, “этнополитический конфликт является обусловленной политическим, экономическим, социальным, территориальным неравенством этносов отдельной разновидностью этнического конфликта либо стадией его развития, которая характеризуется столкновением между этносами, этносом, с одной стороны, и государством, с другой стороны, по поводу повышения политического статуса данного этноса, предоставления ему права формирования органов государственной власти или получения (завоевания) полного суверенитета”2. Из приведенного определения следует, что “этнополитический конфликт является разновидностью этнического конфликта”.

принципиальных различий. Приоритет политической или этнической составляющей в этнополитическом конфликте зависит от того, в рамках Аклаев А.Р. Этнополитическая конфликтология… С. 93.

Султыгов А.-Х.А. Опыт урегулирования этнополитических конфликтов в современных условиях (сравнительный анализ). М., 2005.

какой парадигмы исследуется данный феномен. Если он рассматривается как один из видов этнического конфликта, то приоритет будет на стороне этнической составляющей. Если же он исследуется как политический феномен, то выступает как один из видов политического конфликта.

Учет существующих подходов (и их особенностей) к анализу этничности, позволит повысить уровень этнополитического дискурса.

ГУЛЬМИРА УРАНХАЕВА

проректор по академическим вопросам Казахского гуманитарноюридического инновационного университета

ИНСТИТУТ СОГЛАСИЯ В ПОЛИЭТНИЧЕСКОМ ОБЩЕСТВЕ

(ОСНОВАНИЯ АНАЛИЗА)

национальных, религиозных войн возросло, институциализация согласия всё более утверждается как альтернатива института войны. В современном качестве его институциональные свойства обнаруживаются почти во всех сферах индивидуальной и общественной жизни. Межэтническая, межнациональная, межконфессиональная, межгосударственная формы согласия в глазах мирового сообщества стали приоритетной духовноправовой, духовно-нравственной и культурной ценностью. Будучи альтернативой войне, согласие начинает выступать в качестве самостоятельного направления всепланетной деятельности человечества. В региональных и мировых масштабах возникли многообразные социальные, экономические, политические, культурные, экологические, геополитические движения, блоки, сообщества, советы, общественные организации и учреждения согласия в разных сферах развития общества.

Согласие между отдельными людьми, народами, странами, а внутри национальными, конфессиональными организациями, научнотехническими сообществами, которые ещё не так давно носили спорадический и локальный характер, обрели в общественном сознании растущую значимость. В мировом политическом процессе постепенно начинает формироваться новый социально-политический институт согласия. Он формируется в единстве и многообразии мировоззренческих и этических сторон.

В тех сферах общественной жизни, где зрелые и действенные социальные и духовные институты не созданы или они не функционируют с достаточной целеустремлённостью, там согласие или не достигается, или же оно легко разрушается, деградирует и сменяется разногласиями и раздорами.

Для общества каждый социальный институт значим своими специфически-мировоззренческими свойствами и в какой-то мере ориентирован на системы и механизмы межличностных, межсословных, межнациональных и духовно-мировоззренческих отношений.

Бесспорно то, что всякая этническая группа, находящаяся в авангарде экономики и власти, для достижения собственной цели представляет свой интерес в том или ином виде согласия, придавая ему форму, изображающую своё понимание как наиболее разумное и общезначимое. В тех случаях, когда такая нация или этническое сообщество, политическая партия или государственная организация навязывает обществу согласие, выражающее его не настоящие, а будущие интересы, такое согласие, хотя и вначале встречает общественное оправдывается своей прогрессивностью и постепенно воспринимается как должное. На этой основе возникает парадоксальная ситуация. Согласие, которое насаждается административными, даже военными методами, превращается в акт насилия. Возникает насилие согласия, согласие обретает чуждую, противоположную форму. Согласие, достигнутое принуждением даже исторически оправданное, порождает на время конфронтационные намерения и действия. Потребуется значительное время, чтобы существующие общественно-политические структуры преодолели неудовлетворенность навязываемым извне согласием, или чтобы перегруппировалось общество, тогда иссякнут источники невостребованности согласия. И в том, и в другом случае институт согласия включает элемент насилия. Полностью упразднить или ликвидировать его невозможно. Институт согласия вправе поддерживаться лишь известной мерой насилия. Имеется в виду насилие в достижении и осуществлении согласия в отношениях между государствами и народами, партиями и социальными сообществами.

структурах и социальном опыте этносов и сообществ, что оно обнаруживается повсеместно. Поэтому институциональный процесс специализированного института согласия, так и всё большее проникновение всей массы согласительных ориентаций, технологий и действий в деятельность функционирующих политических институтов. В этом состоит объяснение того, что согласие институционализируется.

Говоря иначе, общее представление об институте согласия складывается благодаря интегрированию знаний о свойствах, структурах и функциях согласия, которые обнаруживаются во всей системе политических институтов.

Правовое государство формирует гражданское общество, узаконивая и поощряя процессы образования в обществе соответствующих его понятию социально-политических институтов, руководя процессом осуществления свободной жизнедеятельности индивидов и их объединений, укрепляя в обществе правопорядок, основу которого составляют свобода и одновременно ответственность личности перед обществом. То есть правовое государство в гражданском обществе выполняет двуединую функцию. С одной стороны, создает целостное пространство для полнокровной реализации каждой личностью ее естественных и неотъемлемых прав и свобод, а с другой стороны, дисциплинирует и нормализует личность правом и правопорядком.

Личности в гражданском обществе много дается, чтобы многого и требовать от неё. В нём человеческий индивид трансформируется в правовую личность, личность, живущую по законам права, установленным правовым государством по воле его верховного социального субъекта народа. Свободный гражданин добровольно, интуитивно, но ещё больше рационально воспринимает законы и нормы права не как чуждые установления, а как внутренние запросы и потребности своего безопасного существования в обществе.

В демократических обществах должен быть, как считают Г.А.

Алмонд и С. Верба «баланс между согласием и разногласием». Если нет согласия, мало шансов на мирное разрешение политических споров, которое ассоциируется с демократическим процессом. Если, например, стоящая у власти элита сочтет оппозицию чересчур опасной, она вряд ли допустит мирную конкуренцию с последней за достижение статуса правящей элиты» 1.

Разнообразие социальных субъектов, их образов жизни, сознания и самосознания, духовного мира, культуры и других слагаемых, способов деятельности и т.д. становится залогом устойчивости, и в особенности в гражданском обществе. Социальное, мировоззренческое, чувственноэмоциональное разнообразие людей, не может не воздействовать на идею и практику согласия в гражданском обществе. Чем больше разнятся люди, стремящиеся к согласию по кардинальным вопросам индивидуальной жизни, демократии, рыночной экономики, государственного устройства, тем труднее охватить их согласием.

В полиэтнических обществах, как считает исследователь М.Г.

Алиев2, отношения национального или межнационального согласия могут возникнуть в разных, преимущественно в двух, ситуациях. Во-первых, между малочисленными народами определённого историко-культурного типа, родственными по этническому происхождению, религии, культам, символам и образу жизни, если они ещё не успели проникнуться Алмонд Г.А., Верба С. Гражданская культура и стабилизация демократии. – Полис. – 1992. - № 4. – С. Алиев М.Г. Социализация согласия. – Москва: Институт философии РАН, 1998.- С. стихийного, спонтанного, свободного со стороны всех этносов согласия.

Во-вторых, между неродственными, разноязычными, разнокультурными народами, между государствами которых заключаются соглашения и договора о взаимной дружбе и сотрудничестве, если эти правовые документы уважаются и исполняются национальными субъектами.

Отношения межнационального согласия второго типа могут быть классифицированы как формальные или формализованные, ибо они строятся на определенной договорно-юридической базе. Разумеется, сознательно-организованными отношениями. В этом случае воля народа и воля государства совпадают. Низы и верхи солидарны в проведении политики, ориентированной на межнациональное согласие.

Нужно отметить, что в обществе, где установились принципы справедливости, которые могли бы образовать основу такого типа устанавливается в обыденной жизни. Всеобщее согласие в обществе путём публичного употребления разума становится нереальным именно из-за социального и мировоззренческого разнообразия и многообразия.

Немецкий исcледователь Ю. Хабермас отмечает, что «перед судом публичного употребления разума теория в целом должна быть подвергнута критике со стороны граждан, при этом речь идёт не о фиктивных гражданах справедливого общества, о которых возможно формулировать высказывания в рамках теории, а о живых гражданах из плоти и крови» 1.

Эти реальные, действительные граждане, преследующие в жизни честности и порядочности, которые могут служить основой согласия. Это Хабермас Ю. Примирение через публичное употребление разума. Замечания о политическом либерализме Дж. Роулса //Вопросы философии.- 1994. - №10 - С.37-38.

потому что, оказавшись в равных условиях, люди по-разному оценивают сложившуюся обстановку.

Таким образом, чем разнообразнее и многообразнее гражданское общество, тем сложнее установление в нём всеобщего согласия.

Установление согласия - акт программно-целевой и волевой. Достижению справедливости препятствуют объективные исторические отношения, которые действуют независимо от сознания и воли, но которые не учитываются в субъективных теориях о согласии.

По законам согласия разнообразие личностей, затем и наций, создаёт необходимую социобиологическую предпосылку их общения, совместной деятельности, обмена плодами физического и умственного труда, восприятия чужих культур и цивилизаций. Гражданское общество позволяет этносоциальным субъектам свободно выражать своё волеизъявление, оно по своей природе располагает их к отношениям согласия, если только оно не навязывается административными мерами.

Согласие в обществе достигается при условии совпадения интересов общества, государства и личности. Первейшим условием является правовое оформление, моральное оправдание и материальное обеспечение приоритета прав и свобод человека и гражданина над классовыми, профессиональными, государственными, этническими и партийными интересами. Хотя полное согласие на основе применения разума практически невозможно, так как слишком различна полярность в гражданском обществе, принцип приоритета свобод и прав человека перед всеми иными, практически признанный как международными организациями, так и национальными государствами, выступает реальной основой всеобщего согласия в обществе. Принятие принципа приоритета прав и свобод, его осуществление в гражданском обществе возможно, опять-таки на основе массового применения разума в его познавательных, политико-правовых и морально-этических формах.

Таким образом, внешнее, принудительное согласие, или свобода личности, или стихийное, интуитивное и даже рациональное сочетание идеи согласия с идеей свободы, противопоставление их друг другу таковы дихотомии государства как института социального согласия. На уровне всеобщности согласие является неотъемлемым свойством государства. Согласие незримо присутствует в его генезисе, природе и функциях. Однако согласие проявляется во множестве форм в зависимости от типов государственного строя монархического, аристократического, демократического, тоталитарного, либерального, политического режима, социального субъекта и других факторов. Но при всех строях и режимах государство не отчуждается от идеи согласия. Различны формы, состояния и образы согласия - добровольные и свободные, спонтанные и искусственно конструированные, упорядоченные и хаотические, принудительные являются основанием и средством формирования духовного согласия и единения в полиэтническом обществе.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 32 |
 


Похожие материалы:

«ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ Материалы Международной научной конференции, 28—29 октября 2008 года Рязань 2008 ББК 74.00 О23 Оргкомитет конференции: Л.П. Костикова, канд. пед. наук, доц.; О.И. Пузырева, канд. пед. наук, доц.; Г.Б. Андреева, канд. пед. наук, доц.; А.А. Селиванов, канд. пед. наук, доц.; О.Н. Исаева, ассист. Издается в авторской редакции. Оргкомитет конференции за содержание научных докладов ответственности не несет. Образование в России и за рубежом : материалы Междуна- О23 ...»

«СУВОРОВ в сообщениях профессоров Николаевской академии генерального штаба С.-Петербург. Типо-Литография А. Е. Ландау. Площадь Большого театра, 2. 1900. © OCR, подготовка текстовой версии - Игорь Андреев-Попович, Екатеринбург (http://andreevigor.livejournal.com) © Web-публикация - военно-исторический проект Адъютант! (http://adjudant.ru) Суворов в сообщениях… http://adjudant.ru Оглавление Высочайшее соизволение на передачу в ведение Николаевской академии генерального штаба дела сооружения ...»

«ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ МЕДИЦИНЫ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг. МАТЕРИАЛЫ V Всероссийской конференции (под общей редакцией профессора К. А. Пашкова) МГМСУ Москва — 2009 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П 22 Материалы V Всероссийской конференции с международным участием П 22 Исторический опыт медицины в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. (под ред. К. А. Пашкова). – М.: МГМСУ, 2009. – 216 с. Сопредседатели оргкомитета: Ректор МГМСУ, заслуженный врач РФ, профессор ...»

«ИСТОРИЯ СТОМАТОЛОГИИ VII Всероссийская конференция (с международным участием) Материалы конференции МГМСУ Москва — 2013 УДК 616.31.000.93 (092) ББК 56.6 + 74.58 П22 Материалы VII Всероссийской конференции История стоматологии. М.: МГМСУ, 2012, 136 с. Кафедра истории медицины Московского государственного медико-стоматологического университета Сопредседатели оргкомитета: Ректор МГМСУ, заслуженный врач РФ, профессор О. О. Янушевич Президент МГМСУ, академик РАМН, профессор Н. Д. Ющук Оргкомитет: К. ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»