БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 31 |

«spc Academic CreateSpace 4900 LaCross Road, North Charleston, SC, USA 29406 2014 Материалы III международной научно-практической конференции Фундаментальная наука и технологии - ...»

-- [ Страница 24 ] --

And ye mome raths outgrabe. [4,130.] Here the author mainly appealed to the phonetic effect that is created due to unusual sound form of words. In most cases, phonetic occasional words can be compared to the effect of onomatopoeia. For the Russian translator there was no choice but to use the same method and try to make the words slightly familiar to the reader. It was possible because the author of the novel provided the book with the explanation of each new word used in this quatrain.

Варкалось. Хливкие шорьки И хрюкотали зелюки, Как мюмзики в мове. [5,126–127] Another example is an unusual word combination from musical film "Mary Poppins" – supercalifragilisticexpialidocious. If we split this word into components we get the folowing: super- "above", cali- "beauty", fragilisticdelicate", expiali- "to atone", and docious- "educable", with the sum of these parts signifying roughly "Atoning for educability through delicate beauty." But according to the film, this word should be used when one has nothing to say.

When there was a necessity to translate this word into Russian, translators made a decision to use the method of transcription and translated it as "cуперкалифрэджилистикэкспиалидошес". Here we can observe one of the most common difficulties that a translator may face – multi-componential word.

Usually it is not possible to translate each component and preserve the original meaning or effect that is produced in a source language. But here the method of transcription is quite valid, because in the source language the word does not have a specific meaning and serves to confuse a person. The same effect is produced by the Russian variant of the word and there is no loss of expressivity, so we can conclude that the translation was adequate.

Another problem is an occasional proper name that is created to depict the nature of a character and serves as charactonym. Let us consider it on the material of J.K.Rowling books "Harry Potter and Deathly Hallows", where we can find a great variety of nonce words, including proper names. For example, the name of an elf "Kreacher" [6,190] is occasional only in its written form and in its usage, because it sounds the same as the word "creature". In Russian language it is quite difficult to use the direct meaning of the word "creature" (rus. существо, создание) and make a nonce word out of it. Thus, the translator made a decision to create a new proper name "Кикимер" [7,169] that depicts the creature's difficult nature quite right and the word is quite understandable for Russian readers because it was derived from the Russian word "кикимора", that denotes a legendary female spirit that attaches itself to a particular house and disturb the inhabitant and ruins things.

Also there is a great risk of losing the unusual outer form or even a loss of occasional meaning of a nonce word during translation. For example, another nonce word from this book – "merpeople" [6,24], that denotes magic creatures living underwater. The Russian translation for this word is "водяной народ" [7,25]. The Russian variant is not occasional in its outer form, all the components exist in the language and are clearly understandable. But the word combination is not common in its general sense, because denote the phenomenon that does not exist in the nature. These components are not usually used together and the meaning of the word combination is new for the readers.

Another example is the word "Muffiato" [6,248] that is a spell that make a sound less distinct. During the translation, the translator took for the basis the English word "to muffle", from which, probably, the nonce word was derived, and translated it directly into Russian as "Оглохни" [7,218]. The translator decided to sacrifice the unusual form to represent the clear and exact meaning.

As a result we can observe how the usual word is used in an usual context.

In conclusion of everything that has been mentioned we would like to emphasize that according to the theory of translation, occasional words are words with no direct equivalents in other languages. The main problems of translating these words are difficulties in understanding nonce words in the source language and finding the right method for translating them into a target language. Moreover, context plays the main role in understanding this type of linguistic units. Context functions as a filter and reduces a number of possible interpretations of a nonce word. That is why every nonce word should be considered within a context.

References

Bauer, Laurie. English word-formation / L. Baurie – Cambridge:

Cambridge University Press, 1983.– 328 p.

Метликина Л.С. окказиональное словотворчество в прозе Б.А.

Пильняка: дис. канд. наук / Л.С. Метликина.– М., 2010.– 247 с.

Поздеева Е.В. Окказиональное слово: восприятие и перевод.

На материале произведений русскоязычных и англоязычных писателей:

дис. канд. наук / Е.В. Поздеева.– Пермь, 2002.– 203 с.

4. Carrol, L. Through the Looking- Glass and What Alice Found There / L. Carrol.– USA: Lerner publications company, 2003.– 130 p.

Кэрролл Л. Сквозь зеркало и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье/ пер. с англ. Н.М. Демурова.– СПб: Кристалл, 2001.– 432 с.

6. Rowling, J. K. Harry Potter and the Deathly Hallows / J. K.

Rowling.– N.Y.: Arthur A. Levine Books, 2007.– 784 p.

Роулинг Дж.К. Гарри Поттер и Дары Смерти / пер. с англ. С.

Ильина, М. Лахути, М. Соколской.– М.:РОСМЭН-ПРЕСС, 2007.– 640 с.

кандидат филологичесих наук, доцент кафедры СМИ СКФУ

МИРОВОЗЗРЕНЧЕНСКИЕ УСТАНОВКИ ЭТНОСА В

ФОРМИРОВАНИИ ИМЕННИКА СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

Особенностью осмысления русского слова и имени в отечественной философской и лингвистической традиции является его исследование в качестве одной из основных единиц ментального плана. Релевантность онимов для процессов познания и относительная доступность их поверхностных структур обусловливает в настоящее время осознание ономастики как особой дисциплины в парадигме знания о разного рода этнографических, культурно-исторических процессах, важных для комплексного изучения языка и культуры. Номинативные интенции субъекта ономастической номинации, определяемые духовными ценностями эпохи, проявляются в процессе имянаречения. Имена собственные представляют собой самостоятельную сферу с присущими ей закономерностями. Именно поэтому необходимость выделения проприальной лексики как особой подсистемы языка осознавалась еще в древности.

Современный этап исследования имени собственного связан с раскрытием в нем смысла – того, «что укрыто внутри, что находится в потаенности и что, будучи выведено наружу, о т к р ы т о, про-из-ведено, есть событие истины» [3, 16]. Предыдущий период накопления знаний, связанный с лексикоцентрическим анализом различных разрядов онимов, сменился лексикологическим уровнем представления (pragma) имени собственного.

Мотивированность имени, и прежде всего личного, в разные периоды истории была различной. Смешение духовных и телесных потенциалов человеческой жизни в именовании – процесс исторический, зависящий от ментальности и мировоззрения, а значит, и этнокультурного кода.

Наблюдения над nomina propria, выявляющие национально-культурную специфику имени собственного, позволили современной ономастике сделать важный теоретический вывод о наличии в имени собственном денотативной, коннотативной, фоновой, ассоциативной, этимологической семантики и о возможности применения полевого подхода к исследованию ономастикона для построения общей типологии, структурирующей различные единицы ономастического пространства. Полевый подход, принятый нами в качестве структурно-функционального принципа описания русской ономастики, обнаруживает в создании имен собственных антропоцентризм мышления, интеллектуальной деятельности человека, поскольку в имени собственном в большей мере, чем в других языковых единицах, проявляется человеческий фактор, а личное имя, располагающееся в центре ядра ономастического поля, подчиняет себе все прочие имена и тем самым организует ономастическое пространство. Выдвижение языковой личности в число приоритетных объектов в лингвистике обусловило наш подход к исследованию материала, ибо «личность соизмерима с миром, а мир культуры персонален» [1, 12].

Как особый языковой знак, имя собственное выявляет картину мира данного этноса, его моральные, этические и этнические установки.

Закодированные в ономастиконе культурные смыслы можно выявить с точки зрения семантики, прагматики и словообразования (как способа оценки внеязыковой действительности) элементов антропо-, топо- и зоонимического микрополей.

Закрепленность языческих имен в прозвищах, а затем в фамилиях – важная этнокультурная особенность развития формулы именования Ставропольского края. Такие образования имеют достаточную регулярность и широкое распространение в русской этноязыковой среде, что подтверждается и нашими наблюдениями: доля отпрозвищных и искусственных фамилий составляет 78 %. Среди них немало описанных «Ономастиконом» С.Б. Веселовского и известных еще с ХV-ХVI вв. – единиц.

Реконструкция прозвищных имен из состава фамилий первопоселенцев Ставропольского края эксплицирует истоки мотивировок имени. При присвоении прозвищного имени принципом именования становилось «имя по человеку». Фамилии переселенцев – яркие свидетельства миграции населения, следы которой закреплены лингвистически в основах отпрозвищных фамилий, содержащих оттопонимическую или диалектную лексику. Так, пространственная ориентация закрепилась в фамильных именах Белозеров, Звягинцов, Коломиец (г. Коломыя), Новосилцов (г.

Новосиль), Слуцкой (г. Слуцк), Тверитин и др. О выходцах из Курской, Орловской, Воронежской, Костромской, Псковской, Рязанской, Тульской губерний свидетельствуют фамилии, содежащие в основе диалектную лексику: Баглай кур.;

Веревкин орл., тул.;

Галкин кстр. и др. Этимологию отдельных, казалось бы «прозрачных», фамилий проясняет знание не только диалектных слов, но и места исхода: Чиркины – выходцы из деревни Чиркиной Судженского уезда Курской губернии [2, № п/п 43].

Фамилии в своем составе имеют имена, различные по выполняемой ими функции. Многие их них, кроме характеризующей, имели «охранную»

функцию: имя было оберегом, «обманом» для болезней, злых сил и проч.:

Дурак, Злоба. Подобное значение имеют и зооморфные имена-прозвища (Волков, Медведев).

В христианский период личное имя воплотило в себе, помимо назывной, ритуальную и харизматическую функции. Модели языческого имени становятся приемом приспособления новых христианских имен к языческому именослову: христианские имена собственные обрастают русскими словообразовательными средствами, подчеркивая тем самым неполную степень вживаемости календарного именослова в русскую языковую традицию. Следствием этого стало появление большого количества народных, мирских форм крестильных имен: Андреян, Гаврило / Гаврила, Давыд, Данило / Данила, Кирило / Кирила / Кирыла и др. В результате в русском именнике выделились парадигматические группы полных официальных имен и вариантов с общими (инвариантными) лингвистическими свойствами (исходной основой) и общей функцией (официальное именование):

В парадигматической инвариантной группе имени с общей функцией возможна утрата или переориентировка главного исходного элемента парадигматического ряда с той же функцией именования. Так, вариантное Захар сменило полностью ушедшее из употребления исходное Захария.

Абсолютно правильные формы канонических имен также довольно активно используются в крестьянской среде, что говорит о стремлении к «идеальным представлениям совершенного (божественного) бытия» в культуре русского крестьянства: Авраам, Варлаам, Димитрий, Илия, Аввакум и др. То же наблюдается и в женском именнике: наряду с Авдотьями, Афросиньями, Елизаветами, Марьями, Татьянами сосуществуют Евдокии, Евфросинии, Елисаветы, Марии, Татианы и др.

В исследуемых именниках нами выделены четыре этнокультурных пласта: наиболее частотные, следовательно, обычные для социально однородной крестьянской среды имена с высоким коэффициентом одноименности и характерные для каждого рассматриваемого периода;

ранее не встречавшиеся на изучаемой территории имена, проникшие в сельский (крестьянский) именник в связи с изменением общественнополитической и культурной ситуации в ХХ в.;

славянские имена, наибольшее число которых зафиксировано в 1950 и 2000 гг.;

диалектные и украинские формы календарных имен, зарегистрированные в 1811, 1835, 1950 гг. (в 2000 г. среди именований родившихся детей они не встретились).

В целом, русская антропонимия в региональном этноязыковом коллективе предстает как консервативный тип употребления имени собственного, в котором равно сосуществуют два культурных пласта – языческий и христианский.

Воробьев, В.В. Лингвокультурология: (теория и методы). – М.: Изд-во РУДН, 1997. – 331 с.

ГАСК, фонд № 459, оп. 2, д. № 1763, связка № 387. Кавказская казенная палата. – Ревизская сказка Кавказской губернии Ставропольского уезда селения Безопасного однодворцам и казенным обывателям за 1811 год.

Топоров, В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ: Исследования в области мифопоэтического: Избранное. – М.: Прогресс: Культура, 1995. – 624 с.

доцент, кандидат филологических наук, Кубанский государственный

COGNITIVE ASPECTS OF SPEECH INTERACTION

In the cognitive aspect the vocal action is considered as the totality of the procedures of ontology of knowledge. “The categories of the vocal action use such lingual expressions with which new knowledge is introduced into the world model of the carrier of language. Already existing knowledge is modified, i.e., the process of ontology of knowledge occurs”[1]. The cognitive approach considers the language as a tool of action on the cognitive structures of a recipient and means of discovering the world, since “the speech itself is the only tip of the iceberg of the current vocal interaction with its cognitive and social measurements”. “The immense network of the cognitive processes connected with it remains under the water”[1].

From the middle of the 70th of the last century the terms the cognitive science, cognitivism came into use for the designation of the field within the framework of which the processes of mastering, accumulation and the usage of information by a man are investigated. Earlier than in other disciplines the cognitive trend appeared in psychology (cognitive theory of personality). The spectrum of views on the tasks of cognitive science is wide:

the construction of the theory of processing of the natural language;

the explanation of how the man`s thinking process works;

accumulation of knowledge concerning the process of thinking in different disciplines.

Today the cognitive linguistics is the forming trend which is occupied “with the discovery of ways by which the language uses general cognitive mechanisms”[2]. The cognitive model of the natural language is nothing else but the complex of procedures on the working, the mastering and the creation of knowledge. The categories of knowledge, scenarios, frames, plans, which describe not only the special features of the lingual system but also the processes of the man`s thinking are the conceptual basis of the cognitive model of the natural language.

The cognitive linguistics considers the man as the system of processing information (obtaining, processing, storage, mobilization) for the solution of vitally relevant problems. “In the course of the mastery of the reality the man creates the activity in the form of realities relying on the sign mediateness of consciousness”[1]. Because of the projective ability of the consciousness (will, imagination) the realities cover not only the components of present and past experience (by means of the memory) but also something desirable, proper.

The researchers at the present stage reveal the individual cognitive system of the subject of contact;

they consider conventional stereotypes as the means of the regulation of the perception of the verbalized content;

they present mediacommunication from the cognitive point of view.

Different forms of knowledge and beliefs (intra-, inter- and extra textual) form the individual cognitive system of a person. These forms of knowledge are in its turn organized into different cognitive structure- diagrams, frames, plans, scripts and scenario. The presence of knowledge about the world and language in the individual cognitive system advances the concept of the goal-directed behavior at the basis of which there are the conventions and rules.



Pages:     | 1 |   ...   | 22 | 23 || 25 | 26 |   ...   | 31 |
 


Похожие материалы:

«ГЕОГРАФИЯ И МОЛОДЕЖЬ Материалы студенческой научно-практической конференции 22 апреля 2011 года БрГУ имени А.С. Пушкина 2011 УДК 911.2 ББК 26.8 Рекомендовано редакционно-издательским советом Учреждения образования Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина Рецензенты: Доктор географических наук К.К. Красовский Редакционная коллегия: кандидат биологических наук И.В. Абрамова кандидат географических наук С.М. Токарчук кандидат географических наук О.И. Грядунова География и молодежь: ...»

«ЭКОЛОГО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СИБИРИ И СОПРЕДЕЛЬНЫХ ТЕРРИТОРИЙ Материалы II научно-практической конференции с международным участием г.Нижневартовск, 30 марта 2011 года Издательство Нижневартовского государственного гуманитарного университета 2011 ББК 20.1я43 Э 40 Печатается по постановлению Редакционно-издательского совета Нижневартовского государственного гуманитарного университета Редакционная коллегия: канд. биол. наук, доцент Погонышев Д.А.; канд. биол. наук, доцент Овечкина Е.С.; канд. ...»

«Международная конференция Экологические проблемы антропогенной трансформации городской среды Сборник материалов научно-практической конференции (16–18 октября 2013 г.) Пермь 2013 Управление по экологии и природопользованию администрации г. Перми Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ Экологические проблемы антропогенной трансформации городской среды Сборник ...»

«МАТЕРИАЛЫ 52-Й МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ МНСК–2014 11–18 апреля 2014 г. БИОЛОГИЯ Новосибирск 2014 УДК 15.010 ББК Ю 9 Конференция проводится при поддержке Сибирского отделения Российской Академии наук, Российского фонда фундаментальных исследований, Правительства Новосибирской области, инновационных компаний России и мира, Фонда Эндаумент НГУ Материалы 52-й Международной научной студенческой конференции МНСК-2014: Биология / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2014. 220 с. ISBN ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»