БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 64 |

«ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ РИСК И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Материалы III Всероссийской научной конференции с международным участием Иркутск, 24-27 апреля 2012 г. Том 1 Иркутск Издательство ...»

-- [ Страница 7 ] --

Работа БЦБК создает социально-экономические ограничения развития города и реально закрывает любые возможности реализации крупных экономико-социальных экологически допустимых проектов развития в Байкальском регионе. Это – программа по моногородам, конкретные предложения по трудоустройству высококвалифицированных работников, в частности – предложение руководства ОАО «Ангара-Пейпа» в Красноярском крае. Реализация проекта особой экономической зоны в районе Байкальска предполагает трудоустройство 2 000 и в смежных отраслях – до 10 000 чел. Кроме того, ликвидация накопленных отходов производства БЦБК также потребует значительного числа работников.

Максимальные риски развитию региона представляет безответственность федеральной власти. В условиях, которые создали высшие должностные лица страны, замкнув полностью на себя принятие решений по будущему Байкальского ЦБК и, в качестве следствия, будущему города Байкальска, непринятие ими никаких решений, вынуждает и федеральные ведомства, и областные и муниципальные власти, собственников и кредиторов предприятия, население города и фактически всей страны чувствовать себя в состоянии неопределенности. Такое состояние не позволяет не только работать и развиваться, но и соблюдать российские законы, минимальные экологически требования, минимальные социальные стандарты.

Президент РФ Федеральное Собрание Органы власти субъектов Федерации Муниципальные органы

ЮНЕСКО

Межведомственная комиссия по Байкалу Крупные бизнесструктуры, ведущие хоность на Байкальской природной территории Население России, за исключением жителей Прибайкалья Общественные организаИменно непринятие никаких решений позволяет заинтересованным лицам «пользоваться ситуацией» и выжимать последнее из уже находящегося в состоянии предкатастрофы комбината.

При этом, власти Иркутской области и муниципалитета, несмотря на то, что в кулуарах понимают объективную необходимость срочного решения о прекращении деятельности БЦБК, но официально боятся высказать открыто свое мнение и либо молчат, либо фактически способствуют опасному бездействию федеральных властей. Подобные действия с высокой вероятностью могут закончиться реальной экологической и социальной катастрофой.

Усугубляет картину практически полное отсутствие информации о принимаемых решениях, а также прямые искажения или серьезные сомнения в ее достоверности. Игнорирование федеральными ведомствами обращений и обоснований научных и общественных организаций дополняет проблему непонимания и конфликта интересов власти и общества.

Настоящий вывод подтверждает проведенный в 2008-2009 гг. экспертный опрос. Сравнение результатов анализа влияния различных субъектов права на предотвращение угроз (три группы – природно-антропогенные угрозы, естественно-природные угрозы и социальные угрозы) экосистеме озера Байкал и обладания этими субъектами права инструментами влияния, позволяет сделать вывод (таблица): имея значительное превосходство в своих возможностях влияния, органы власти, в первую очередь федеральной – уступают реальному влиянию на состояние озера Байкал иным субъектам права, в частности – бизнес-структурам, ведущим хозяйственную деятельность на Байкале, межведомственной комиссии по Байкалу, муниципальной власти, населению Прибайкалья и науке.

Настоящий вывод свидетельствует о том, что есть необходимость в корректировках современных норм права в части разграничения полномочий, а также проведении дополнительных исследований о причинах, по которым имеющиеся у федеральных органов власти инструменты государственного управления не используются: в результате ответственность (не имея достаточных рычагов воздействия) берут на себя иные субъекты, в том числе и общественные, и научные организации, и население, либо необходимые действия для предотвращения возможных угроз Байкалу просто не осуществляются – и в случае реального возникновения такой угрозы, она может привести к катастрофе.

Максимова И.И. Разграничение полномочий в сфере управления охраной озера Байкал. Новосибирск:

Академическое изд-во «Гео», 2010 – 104 с.

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА СОСТОЯНИЯ ТЕРРИТОРИЙ ПРОМЫШЛЕННЫХ

ЦЕНТРОВ БАЙКАЛЬСКОГО РЕГИОНА

Сибирский институт физиологии и биохимии растений СО РАН, г. Иркутск Исследования проводились на реперных участках по макротрансекте Саянск-ИркутскЛиствянка (общей протяженностью около 320 км), охватывающей основные промышленные центры Байкальского региона и простирающейся до побережья оз. Байкал. Мониторинг атмосферного загрязнения проводили с использованием сосны обыкновенной в качестве высокочувствительного биоиндикатора. Уровень загрязнения атмосферного воздуха оценивали по содержанию в хвое сосны неорганических и органических поллютантов.

Ежегодный суммарный объем техногенных выбросов от гг. Иркутск, Шелехов, Ангарск, Усолье-Сибирское, Черемхово, Саянск, составляет около 370 тыс. т загрязняющих веществ [Государственный доклад..., 2011]. Еще в начале 1990-х гг. в регионе отмечалось перекрывание и слияние загрязненных воздушных потоков и появление обширной экологически неблагополучной территории с высоким уровнем загрязнения [Михайлова, 2003]. В данной работе оценивается современный уровень загрязнения этой территории по результатам фитомониторинга.

На реперных участках макротрансекты отбирали образцы хвои, в которых определяли содержание серы, фторидов, тяжелых металлов, полиароматических углеводородов (ПАУ) и других поллютантов. Результаты показали повышенный уровень серы в хвое на всех обследованных участках от Саянска до побережья оз. Байкал. В наибольшей степени серосодержащими выбросами загрязнена территория вблизи Ангарского промцентра, высокий уровень регистрируется также в окрестностях Саянского, Черемховского, Иркутского, Шелеховского промцентров (табл. 1). Максимальные концентрации фтора в хвое сосны выявляются на территории, прилегающей к алюминиевому заводу (Шелеховский промцентр) как наиболее мощному источнику фторсодержащих выбросов. При этом установлено, что фториды концентрируются не только вблизи этого промцентра, но и распространяются на расстояние от 15 до 60 км от него по разным направлениям. Кроме того, обнаружено, что фторсодержащие эмиссии выбрасываются еще целым рядом предприятий (химическими комбинатами, ТЭЦ и др.). Так, повышенный в 2-3 раза уровень фтора регистрируется в хвое сосны вблизи Иркутского, Ангарского, Усольского, Черемховского промцентров.

При исследовании распространения аэрозолей тяжелых металлов по макротрансекте выявлены участки высоких их концентраций, а также слабо загрязненные тяжелыми металлами территории. Сильное загрязнение ртутью концентрируется вблизи крупных химических предприятий (Саянский и Усольский промцентры);

загрязнение свинцом охватывает практически всю обследованную территорию, достигая наибольших значений на территории г. Иркутска, где выбросы автотранспорта составляют до 60 % от всего объема загрязняющих веществ. В пределах Иркутского промцентра регистрируется также наиболее высокий уровень железа, меди, хрома, ванадия, Ангарского промцентра – вольфрама, Усольского – цинка и молибдена. В пробах хвои сосны почти на всех реперных участках довольно высокой оказалась и концентрация мышьяка.

Таблица 1. Накопление неорганических поллютантов в хвое сосны обыкновенной на реперных участках макротрансекты Саянск-Иркутск-Листвянка Помимо определения неорганических поллютантов исследовалось содержание в хвое сосны ПАУ, которые используются в качестве «маркеров»» загрязнения атмосферного воздуха стойкими органическими соединениями. Полученные результаты свидетельствуют о широком интервале накопления суммы ПАУ на разных участках обследованной территории. Наибольший уровень ПАУ, превышающий фоновые значения более чем в 20 раз, регистрируется на территории Шелеховского промцентра, повышенный от 5 до 10 раз – на территориях Иркутского, Ангарского, Усольского, Черемховского промцентров, а также в пос. Листвянка. Кроме того, анализировалось накопление приоритетных соединений этого класса, имеющих в структуре 3-4 ароматических кольца и 5-6 колец. Высокое содержание веществ первой группы (фенантрен, флуорантен, пирен, хризен) обнаруживается на участках, расположенных вблизи промцентров, здесь их доля может достигать 98 % от суммарного содержания ПАУ. Доля соединений, относящихся ко второй группе углеводородов (бенз[a]пирен, бенз[e]пирен, бенз[b]флуорантен и др.), значительно ниже, однако именно они характеризуются особенно высокой токсичностью для биоты. Наибольший уровень этих соединений регистрируется на территориях Шелеховского и Иркутского промцентров.

Воздействие промышленных эмиссий привело к нарушению жизненного состояния сосновых древостоев практически на всех реперных участках обследованной макротрансекты. Об этом свидетельствуют изменения ряда репрезентативных показателей ассимилирующей фитомассы древостоев (табл. 2).

На их основе рассчитывался индекс состояния ассимилирующей фитомассы деревьев на каждом реперном участке. Он выражался в единицах, нормированных относительно фоновых значений, принятых за 10 баллов [Михайлова и др., 2005]. Показано, что низкий индекс состояния ассимилирующей фитомассы деревьев выявляется по всей макротрансекте, даже на побережье оз.

Байкал (пос. Листвянка) он ниже фонового.

Таблица 2. Показатели состояния ассимилирующей фитомассы деревьев сосны на реперных участках макротрансекты Саянск-Иркутск-Листвянка Таким образом, результаты свидетельствуют, что неблагоприятная экологическая ситуация, вызванная воздействием техногенного загрязнения, наблюдается на территории Ангарского, Иркутского, Шелеховского, Усольского промцентров, в меньшей степени загрязнены Черемховский и Саянский промцентры. В пос. Кутулик и Листвянка уровень загрязнения также повышен, что свидетельствует о переносе эмиссионных потоков от крупных промцентров. Согласно полученным данным, побережья оз. Байкал достигает большинство поллютантов, в том числе: диоксид серы, фториды, аэрозоли тяжелых металлов, ПАУ.

1. Государственный доклад о состоянии и об охране окружающей среды Иркутской области за год. Иркутск: ООО «Форвард», 2011. 400 с. 2. Михайлова Т.А. Влияние промышленных выбросов на леса Байкальской природной территории // География и природ.ресурсы. 2003. № 1. С. 51–59. 3. Михайлова Т.А., Бережная Н.С., Суворова Г.Г., Игнатьева О.В., Шергина О.В. Трансформация ассимиляции углерода в древостоях, ослабленных промышленными эмиссиями // Сибирский экологический журнал. 2005. № 4. С. 745– 751.

МЕТОДОЛОГИЯ ИНТЕГРАЛЬНОЙ ОЦЕНКИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И

УСТОЙЧИВОСТИ АГРОЭКОСИСТЕМ ПРИ ИЗМЕНЕНИИ

ПРИРОДНО-ТЕХНОГЕННЫХ ФАКТОРОВ

Сибирский институт физиологии и биохимии растений СО РАН, г. Иркутск Изучение современных экологических проблем земледелия, относящихся ранее ко второму плану, становится объективной необходимостью. Основное направление исследований – разработка подхода для научного обоснованного решения региональных аспектов, включая техногенное загрязнение почв лесостепи Прибайкалья. Его источниками в наиболее заселенной ИркутскоЧеремховской агломерации являются Транссибирская железнодорожная и автомобильные магистрали, промышленные предприятия, а также активное развитие химической промышленности и производства алюминия. Негативное воздействие техногенеза осложняется природноклиматическими условиями, которые считаются экстремальными для земледелия. Подходы к подобным исследованиям недостаточно разработаны. Постановка их обусловлена отсутствием не только нормативов, но и научно обоснованной методологи нормирования экологической нагрузки на экосистему в целом. До сих пор контроль за качеством окружающей среды, осуществляется в основном санитарно-гигиеническими нормативами, которые оценивают опасность для здоровья населения, но не нормируют нагрузку на экосистему, что мало пригодно для оценки и прогноза экологической безопасности, в частности земледелия.

Нарушения в циклах азота и углерода в наземных экосистемах, связанные с техногенным загрязнением почв и изменениями климата через парниковый эффект, представляют одну из важнейших экологических проблем. Известна и обратная связь – интенсивность процессов трансформации азота и углерода, способствуя повышению содержания парниковых газов в атмосфере, влияет на климат. Отмеченные в последние десятилетия изменения, указывающие на потепление, обусловлены ростом концентрации «парниковых газов» в атмосфере. По данным Всемирной метеорологической организации (ВМО) в 2007 г. уровень СО2 в атмосфере по сравнению с предыдущим годом увеличился на 1.9 ppm, а уровень N2О на 0.8 ppb [WMO Greenhouse…, 2008]. Анализ изменений климата в отдельных регионах России также свидетельствует о потеплении [МГЭИК, 2007]. Российской Федеральной службой по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды сделано заключение [Оценочный доклад..., 2008], что наибольшими климатические изменения были в Восточно-Сибирском регионе. За 10 лет сумма температур выше 10°С увеличилась на 94°С, причем в южных районах годовая амплитуда температуры снижалась наиболее быстро. Период вегетации увеличился на 3-4 суток. В июле температура повышалась на 1-1.2°С. Гидротермический коэффициент уменьшился.

Связывать климатические изменения только с промышленной эмиссией парниковых газов недостаточно, поскольку антропогенное преобразование экосистем, изменяя продукционные и деструкционные процессы, влияет не менее существенно. Выявлено, что в агроэкосистемах на техногенно загрязненных почвах повышается интенсивность минерализации, что сопровождается усилением эмиссии СО2 и окислов азота в атмосферу [Помазкина и др., 1999]. Их количественная оценка пока фрагментарна, как и информация о формировании баланса углерода в агроэкосистемах разных почвенно-климатических регионов России. Соответственно практически отсутствуют данные для расчета бюджета углерода. Решение обозначенных проблем диктуется требованиями Рамочной конвенции ООН (1992 г.) и последующими международными соглашениями, выполнение которых нуждается в репрезентативных оценках.

Объект исследований – агроэкосистемы на агросерых почвах лесостепной зоны Прибайкалья, составляющих основной фонд пашни. Длительные (1992-2011 гг.) мониторинговые исследования, связанные с изучением пространственно-временной трансформации азота (использование N) и углерода в агроэкосистемах, включают наблюдения в интенсивном севообороте (парпшеница-пшеница). Одновременно ведется поиск эффективных способов ремедиации почв, включая фиторемедиацию. Разработаны методология исследования, методика закладки полевых опытов и проведения динамических экспериментов. Поскольку состояние агроэкосистем обусловлено воздействием сложного комплекса изменяющихся факторов среды (природных, климатических и экологических), исследования проводили на двух стационарах, расположенных в северо-западной (С-З) и юго-восточной (Ю-В) частях лесостепи Прибайкалья. Источником загрязнения почв соответственно стационару были «Саянскхимпласт» – тяжелые металлы (уровень загрязнения «допустимый») и ИркАЗ-СУАЛ – фториды алюминиевого производства (6ПДК).

Согласно методологии системного и сравнительного анализа агроэкосистему исследовали как экспериментальную модель взаимодействующих компонентов (почва-микроорганизмырастения-атмосфера), которые объединяются (интегрируются) потоками азота и углерода. Как открытая система, имеющая пространственно-временную или функциональную структуру, она существует благодаря взаимодействию составляющих ее компонентов путем обмена веществом и энергией внутри и с внешней средой. В соответствие с экспериментально разработанным подходом режим функционирования и нормирование воздействия (нагрузка) на агроэкосистему оценивали интегрально на основе соотношения потоков азота и углерода во внутрипочвенном цикле (минерализация = (ре)иммобилизация). Подвергающееся минерализации (М) органическое вещество почвы («вход») формирует два потока: нетто-минерализованный (Н-М) – «выход» и (ре)иммобилизованный (РИ) – «возврат на выходе», обеспечивающий поддержание ресурса азота и углерода в системе (обратная связь). Выявлено, что режим гомеостаза формируется за счет скомпенсированности потоков Н-М и РИ. При повышении нагрузки режим функционирования меняется (стресс, резистентность, адаптационное истощение, репрессия). Показатель соотношения потоков Н-М:РИ используется для интегральной оценки режима функционирования (состояния) агроэкосистемы и экологической нагрузки. Разработана шкала критериев [Помазкина, 2004;

2011].



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 64 |
 


Похожие материалы:

«Саратовский государственный технический университет ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОМЫШЛЕННЫХ ГОРОДОВ Сборник научных трудов Под редакцией профессора Т.И. Губиной Саратов 2007 УДК 520 Э 40 Сборник научных статей составлен на основе материалов 3-й Всесоюзной научно-практической конференции Экологические проблемы промышленных городов, которая проводилась на базе СГТУ при финансовой поддержке ФГУ НИИПЭ нижнего Поволжья в 2007 году. В сборнике обобщены результаты исследования в области экологии. ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»