БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 59 | 60 || 62 | 63 |   ...   | 64 |

«ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ РИСК И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Материалы III Всероссийской научной конференции с международным участием Иркутск, 24-27 апреля 2012 г. Том 1 Иркутск Издательство ...»

-- [ Страница 61 ] --

Водоемы района в основном расположены в садово-парковой зоне и интенсивно используются в целях рекреации населением Санкт-Петербурга. Кроме того, в них поступают дренажные и ливневые воды с территории парков. Малые водохранилища за пределами парковых зон в основном служат для орошения сельскохозяйственных угодий и частных огородов [Охрана окружающей среды…, 2011].

В рамках разработки Концепции был проведен анализ изменения структуры водосборных площадей (в границах проектирования определенных техническим заданием на разработку Концепции) рек Славянки, Кузьминки, Пулковки, Лиговки, Ижоры, Поповой Ижорки при условии реализации проектных решений. В результате были получены следующие данные.

В настоящее время площадь водосбора составляет для рек Славянки – 9253 га;

Кузьминки – 6858 га;

Волковки (с Пулковкой) – 2581 га;

Лиговки – 229 га;

Ижоры – 451 га;

Поповой Ижорки – 1096 га.

На основе анализа Генерального плана Санкт-Петербурга все территории в границах проектирования нами были условно подразделены на четыре категории: 1. Территории существующей и планируемые для организации плотной городской застройки до 2015 г. (т. е. территории с техногенно-нарушенным поверхностным стоком);

2. Территории зеленых насаждений и пашни (территории, с которых условно осуществляется естественный поверхностный сток);

3. Территории, планируемые для организации жилой застройки после 2015 г.;

4. Территории, планируемые для организации рекреационных зон после 2015 г. Последние две категории в настоящее время являются сельскохозяйственными землями (т. е. территориями, с которых условно осуществляется естественный поверхностный сток).

На основе анализа созданной схемы было выявлено процентное изменение соотношений территорий, с которых условно осуществляется естественный поверхностный сток и территорий с техногенно-нарушенным поверхностным стоком. Было проанализировано существующее соотношение и соотношение после предполагаемых градостроительных преобразований. Результаты расчетов представлены в таблице.

Изменение соотношения территорий водосборов малых рек с естественным и техногенно-нарушенным стоком в Южной части Санкт-Петербурга Волковка Попова Ижорка Из результатов расчетов следует, что после 2015 г. произойдет сокращение площади естественных водосборов малых рек Южной части города (трансформации их в техногеннонарушенные) с 12227,6 га до 8741,8 (что является сокращением на 30 %).

При реализации различных градостроительных проектов, охватывающих территории водосборных бассейнов малых рек, следует помнить, что экологическая роль долин малых рек и прилегающих ним территорий в условиях современного крупного города не только не уменьшается, но и в некоторых случаях возрастает по сравнению с «дикой» природой, осуществляя компенсационную функцию. Поэтому задачи сохранения малых рек необходимо решать в комплексе с мероприятиями по благоустройству территорий их водосборов, которые формируют качество и состояние самих водных объектов, ландшафт городской среды, обеспечивают рекреационный и природный потенциал территории. Поэтому, при правильной организации, культурный ландшафт как часть системы озеленения прибрежных территорий в конечном итоге способствует восстановлению и оздоровлению среды обитания человека.

Отсюда можно выделить три основных условия существования речной сети как экологической инфраструктуры города [Постановление Правительства Москвы, 2003]:

– максимальное сохранение речных долин, которые обеспечивают саморегуляцию природного комплекса. При этом, спрямление русел, подсыпка берегов, бетонирование склонов, хозяйственное освоение пойм нарушают условия саморегуляции системы;

– сохранение видового разнообразия растений и животных, которые являются индикаторами качества условий обитания и обладают рекреационной привлекательностью;

– обеспечение связи прибрежных территорий с крупноплощадочными городскими объектами и создание на базе гидросети единой системы устойчивого озеленения городских территорий.

Итак, выше нами был рассмотрен только вопрос, касающийся трансформации водных бассейнов конкретной территории градостроительных преобразований. Но известно, что все компоненты окружающей природной среды имеют тесную взаимосвязь, и изменение одного из них неизбежно ведет к трансформации всех остальных. Изменение водосборных территорий и как следствие влагооборота на них привет к качественным изменениям в почвенно-растительном покрове, микроклимате и т. п.

Поэтому, при реализации любых градостроительных проектов, а особенно в крупных городах, где антропогенная нагрузка на природную среду и так достаточно высока, необходимо особенно тщательно подходить к проектированию, учитывая возможные негативные последствия влияния на природу, а через нее и на население города.

1. Охрана окружающей среды, природопользование и обеспечение экологической безопасности в Санкт-Петербурге в 2010 году / Аналитический обзор под ред. Д.А. Голубева, Н.Д. Сорокина. – СПб., 2011.

– 434 с. 2. Постановление Правительства Москвы от 17 июня 2003 года № 450-ПП «О Концепции по восстановлению малых рек и русловых водоемов города Москвы и первоочередных мероприятиях по реализации Концепции на период 2003-2005 годов».

РИСК СНИЖЕНИЯ ЕСТЕСТВЕННОЙ ПРОДУКТИВНОСТИ ОХОТУГОДИЙ

В СВЯЗИ С ПРОМЫШЛЕННЫМ ОСВОЕНИЕМ ТЕРРИТОРИИ

В настоящее время возрастает риск снижения естественной продуктивности охотугодий таежной Сибири в связи с промышленным освоением территории. Используемые при этом главные технологии не способствуют сохранению среды обитания животных. Так, сплошные концентрированные рубки леса ведут к уничтожению опушечных комплексов, снижению мозаичности угодий. При этом на вырубленных площадях формируются в основном лиственные молодняки, малопригодные для обитания типично таежных видов. Процесс формирования исходных насаждений из хвойных пород затягивается на долгие десятилетия.

При сплошных рубках нарушается ландшафтно-экологическая инфраструктура среды обитания видов, которую можно рассматривать как комплекс пространственно-локализованных явлений в функционировании их популяций. В этом комплексе под рубку попадают такие участки территории, в пределах которых реализуются ключевые элементы жизненного цикла животных. Это их хорологические ядра: места массового воспроизводства, коммуникативно-информационные узлы и т. д. Они являются основной группировкой, обеспечивающей устойчивое воспроизводство популяции. Сплошные рубки в местах концентрации таких ядер ведут к резкому снижению численности зверей и птиц на обширных территориях, вплоть до исчезновения из данной местности.

Установлено, что величина снижения численности вида пропорциональна степени нарушения структурных характеристик ядер. При этом решающее значение имеет то, какие ядра по степени их концентрации подверглись отрицательному воздействию. К примеру, одна ситуация, когда нарушены условия нормального функционирования одного выводкового гнезда соболя (ядро 3-го порядка), а совершенно другая, когда разрушению подверглись ядра второго или, тем более, первого порядка, то есть места концентрации выводковых гнезд определенного вида. Аналогичные примеры можно привести и в отношении мест зимней концентрации диких копытных животных.

В связи с изложенным, возникают следующие проблемы. С одной стороны, это экологическая обоснованность оценки ресурсного потенциала промысловых животных, которая проводится без учета ядер. С другой – это проблема адекватности величины компенсационных выплат за нарушение среды обитания животных в процессе промышленного освоения территории реальным величинам ущерба.

Негативные последствия разрушения ядер при промышленном освоении таёжных территорий, особенно в настоящее время, очевидны и понятны. Ситуация осложняется в связи с последствиями нарушения информационного поля группировок животных, в местообитаниях которых прокладываются газо-, нефтепроводы, автодороги, ЛЭП, коридоры коммуникаций и даже узкие полосы сейсмопрофилей. Как показали исследования эти открытые, большие и малые пространства становятся местами посещения людей, а также круглосуточного контроля со стороны наземных и пернатых хищников. Ширину полосы свыше 50 м преодолевают лишь единичные особи, в том числе медведи. У соболя также только отдельные особи решаются на такой риск. Большинство же предпочитают держаться подальше (до нескольких сотен метров) от опасного участка. Все это приводит к нарушению целостности информационного поля популяций местных видов, ослаблению коммуникативной сплоченности особей, нарушению биоритмов их жизнедеятельности и, как следствие, снижению темпов воспроизводства и численности животных.

При более серьезных нарушениях среды обитания, вызванных сплошными концентрированными рубками леса, строительством объектов площадного размещения (густая сеть буровых площадок, промышленных баз и т. п.), из жизненного пространства популяций животных изымаются значительные участки, населяемые их отдельными структурными звеньями – элементарными популяциями. Это приводит к разрушению целостности хорологических ядер, их распаду и, в конечном счете – снижению воспроизводственного и ресурсного потенциала группировок животных, обитающих в данной местности. В свою очередь, это отрицательно сказывается и на обширных сопредельных территориях, куда систематически откочевывают мигранты из «родовых» мест.

Скорость таких негативных процессов пропорциональна степени разрушения ядер. Такое происходит уже в первые один-два года. Например, в условиях заболоченной местности равнинной тайги Западной Сибири, где воспроизводственные ядра соболя приурочены к дренированным повышениям. Там же по технико-экономическим условиям размещаются буровые площадки и другие объекты социально-производственной инфраструктуры нефтедобычи. Результат – в ближайшей округе 3-5 км нет следов соболя, который попросту исчезает.

В условиях Ангаро-Ленского возвышенного плато столь резких перемен не наблюдается, но это главным образом за счет ещё не разоренных соседних ядер. Расселяющиеся из них особи, не сталкиваясь с препятствиями, например, обширными болотами, как это имеет место в Западной Сибири, встречаются вблизи буровых площадок и даже вахтовых поселков. Но по мере роста числа объектов социально-производственной инфраструктуры добывающих отраслей, соболь исчезает и в таких местах. Примером может служить промбаза «Нючакан», вахтовые поселки «газовщиков» на водоразделе рек Тюкахты, Нючакана и их окрестности (Жигаловский район Иркутской области). Там ещё сравнительно недавно охота на соболя представляла экономический интерес.

Есть ещё вариант нарушения хорологических ядер – снижение качества их функционирования в результате воздействия факторов беспокойства. Так численность соболя в зоне воздействия автодороги Жигалово-Магистральный за последние 10 лет снизилась в три раза. При этом автодорога непосредственно не затронула ни одно из воспроизводственных ядер этого вида, но прошла вблизи них (несколько сотен метров). Снижение численности произошло из-за воздействия двух основных факторов: ослабления коммуникативной сплоченности особей вследствие нарушения информационного поля популяционных группировок в результате прокладки дороги, перерезавшей соболиные переходы и шумовых факторов, особенно отрицательное воздействие которых, сказывается в период активного воспроизводственного процесса этого вида.

В результате, ресурсный потенциал соболя в тайге Жигаловского района (правобережная часть р. Лены) основательно подорван. С этой территории заготавливалось 70 % соболиных шкурок от их общего объема по району. Если до промышленного освоения территории местное охотхозяйство ежегодно заготавливало 4-4,5 тыс. шкурок соболя, то в настоящее время только 1,5.

Таким образом, промышленное освоение территории таежных районов Сибири приводит к снижению естественной продуктивности охотничьих угодий вследствие нарушения как самой ландшафтно-экологической инфраструктуры среды обитания видов, так и отдельных её элементов, играющих ключевую роль в жизненном цикле животных (хорологических ядер). При этом проживающее там население теряет возможности вести основные традиционные промыслы из-за резкого снижения численности охотничьих животных, с одной стороны, и неопределенности сроков её восстановления, с другой.

УСТОЙЧИВОСТЬ БЕРЕГОВОЙ ЗОНЫ СЕВЕРНОГО БАЙКАЛА

К ПРИРОДНЫМ И ТЕХНОГЕННЫМ ВОЗДЕЙСТВИЯМ

В последние полвека крупномасштабные технические мероприятиями в бассейне оз. Байкал привели к существенным изменениям в береговой зоне и в устьевых областях многих рек и, в частности, в Северном Байкале. Здесь значительные изменения происходят в устьевой области второй по водоносности реки, впадающей в озеро – Верхней Ангары. В устье этой реки развиваются необратимые процессы – дельта отступает, увеличивается акватория устьевой лагуны, а отделяющий ее от озера береговой бар Ярки интенсивно размывается и в будущем может полностью исчезнуть. Переформирования в устьевой области реки – следствие естественных и антропогенных процессов, произошедших в бассейне реки и самом озере.

Научные исследования в северной части Байкала, где и расположена устьевая область Верхней Ангары, ранее были направлены, преимущественно, на изучение береговой зоны западного берега озера в связи со строительством Иркутской ГЭС и Байкало-Амурской железнодорожной магистрали (БАМ). В настоящее время повышение научного интереса к устью этой реки и к береговому бару Ярки вызвано деградацией последнего, а также необходимостью разработки мероприятий по защите его от размыва. Спасение о. Ярки представляется одной из важнейших байкальских экологических проблем. Разработан проект берегозащиты бара и начат интенсивный завоз грунта для отсыпки берегоукрепительных сооружений. Проведение дорогостоящих берегозащитных работ требует объективной оценки всех факторов, влияющих на геоэкологическую ситуацию в устьевой области Верхней Ангары.

Ведущие факторы, от которых зависит существование бара – это факторы разрушения (техногенное повышение уровня озера, ветроволновое воздействие, сокращение стока речных наносов, усиление эоловой переработки бара, тектоническое погружение Верхнеангарской впадины) и восстановления (сток речных наносов, отсыпка грунта). Ускорившееся в последние десятилетия разрушение о. Ярки обусловлено: повышением уровня Байкала в среднем на 0.8 м в связи со строительством Иркутской ГЭС;

усилением волнового воздействия на берег вследствие увеличения глубины в прибрежной зоне;

сокращением стока наносов рек Верхняя Ангара и Кичера из-за отбора песчано-галечного материала из их русел для строительства объектов БАМ;

развитием эоловых процессов, связанных с уничтожением растительного покрова в результате «дикого» туризма;

тектоническим погружением Верхнеангарской впадины, активизируемым сейсмическими процессами.

С повышением уровня воды в озере в результате сооружения Иркутской ГЭС начался интенсивный размыв и резкое сокращение площади бара Ярки. К настоящему времени существовавшая ранее сплошная полоса бара оказалась разделенной промоинами на три фрагмента, рельеф которых преобразуется волновыми и эоловыми процессами.

С повышением уровня озера происходит усиление волнового воздействия на береговую зону острова. Период ежегодных максимальных уровней Байкала (сентябрь-ноябрь) совпадает с периодом осенних штормов, когда в северной оконечности озера наблюдаются наибольшие высоты волн, что усугубляет разрушение о. Ярки.

Со второй половины 1970-х годов на Верхней Ангаре наблюдается резкое снижение объемов взвешенных наносов на фоне повышенной водности реки, способствовавшее усилению размыва бара Ярки [Потёмкина, 2011].

Песчаный бар Ярки – известный рекреационный объект, популярность которого растет с каждым годом. Интенсивное посещение его «дикими» туристами и рыбаками нередко сопровождается уничтожением растительного покрова, следствием чего является усиление эоловой переработки бара и его разрушение.

Неравномерное тектоническое проседание блоков ложа Верхнеангарской впадины с ускорением у восточного борта способствовало возникновению перекоса поверхности и, как следствие, более интенсивному размыву участка бара Ярки у р. Верхняя Ангара.



Pages:     | 1 |   ...   | 59 | 60 || 62 | 63 |   ...   | 64 |
 


Похожие материалы:

«Саратовский государственный технический университет ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОМЫШЛЕННЫХ ГОРОДОВ Сборник научных трудов Под редакцией профессора Т.И. Губиной Саратов 2007 УДК 520 Э 40 Сборник научных статей составлен на основе материалов 3-й Всесоюзной научно-практической конференции Экологические проблемы промышленных городов, которая проводилась на базе СГТУ при финансовой поддержке ФГУ НИИПЭ нижнего Поволжья в 2007 году. В сборнике обобщены результаты исследования в области экологии. ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»