БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 64 |

«ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ РИСК И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Материалы III Всероссийской научной конференции с международным участием Иркутск, 24-27 апреля 2012 г. Том 1 Иркутск Издательство ...»

-- [ Страница 47 ] --

Высокий уровень экологических рисков, связанных с использованием Bt-технологий в сельском хозяйстве обусловлен, в частности, и тем, что содержание -эндотоксина в Bt-растениях превышает его дозу при обработке бактериальными препаратами в 1500-2000 раз. В результате токсическое действие Cry-белка проявляется неизбирательно, что приводит к резкому снижению численности популяций, в том числе и полезных видов беспозвоночных. Исследования последних лет показали, что остатки трансгенных растений легко мигрируют как в наземных, так и водных экосистемах, что неминуемо приводит к их загрязнению продуктами трансгенеза [Викторов, 2008, 2011].

Расположенная между Монгольским Алтаем и хребтом Хангай, одна из жемчужин природы Центральной Азии – Котловина Больших озер – лежит на пути массовых сезонных перелетов птиц из северных регионов России в Южную Азию. Территория котловины входит в МинусинскоТувинскую область миграций птиц, через которую проходит пролет гусиных и некоторых видов ржанкообразных и воробьиных, гнездящихся на обширных пространствах Западной Сибири. Юговосточное направление миграции приводит птиц к местам зимовок на территории Китая до Желтого моря и далее в другие регионы Юго-Восточной Азии. Перемещения утиных и большинства воробьиных птиц имеют широтно-долготную направленность, с преобладанием у них широкого фронта пролета, что приводит к расширению территории мест зимовок [Емельянов, Савченко, 2006;

Савченко, Карпова, 2004]. Важной особенностью весенней миграции водоплавающих птиц является формирование продолжительных по времени скоплений на растаявших озерах, обусловленных различным режимом схода снега в степных и таежных зонах [Савченко, Карпова, 2004].

Котловина Больших озер является важным местом концентрации птиц околоводного комплекса, мигрирующих через этот регион, как с мест зимовок Юго-Восточной Азии, так и по восточноазиатско-африканскому пути. Остановки на кормежку и отдых приводят к переносу в новые места в желудочно-кишечном тракте объектов питания птиц в виде остатков растений и непереваренных семян. После сбора урожая трансгенного хлопчатника на полях остается большое количество растительных остатков, содержащих -эндотоксин, которые с большой вероятностью могут оказаться в рационе мигрирующих птиц. Дополнительная опасность заключается в том, что птицами транспортируется на большие расстояния генетический материал не только растительного происхождения, но и микроорганизмы, а также споры и гифы грибов. Кроме того, к числу рисков ГМО с наиболее непредсказуемыми последствиями относится обратный горизонтальный перенос генов от ГМ-растений к почвенным микроорганизмам и, как результат, появление в среде новых рекомбинантных штаммов [Nielsen, 1998]. Подобные штаммы могут легко переноситься птицами, что создаст дополнительные риски для местной флоры, вследствие неизбежного изменения видового состава почвенных организмов. Таким образом, одна из наиболее охраняемых природных территорий Монголии может быть подвергнута мощному генетическому загрязнению, следствием которого станут значительные изменения структуры популяций и снижение видового разнообразия.

В настоящее время в Российской Федерации выращивание генетически модифицированных растений в коммерческих целях запрещено, однако в органах власти активно лоббируется вопрос о снятии этого запрета. В качестве потенциальных полигонов для широкомасштабного выращивания трансгенов в коммерческих целях в первую очередь рассматриваются южные районы Западной и Центральной Сибири, то есть территории входящие в состав Алтае-Саянского экорегиона.

Таким образом, если в России будет снят запрет на выращивание трансгенных растений в коммерческих целях, источников возможной ГМ-экспансий в уникальную экосистему Котловины Больших озер станет намного больше.

1. Викторов А.Г. Влияние Bt-растений на почвенную биоту и плейотропный эффект дельтаэндотоксин кодирующих генов // Физиология растений. 2008. Т. 55, № 6. С. 823-833. 2. Викторов А.Г. Трансэкосистемный перенос «вторичных продуктов» Bt-кукурузы и пресноводные экосистемы // Физиология растений. 2011. Т.58, №4. С.483-489. 3. Губанов И.А. Конспект флоры Внешней Монголии (сосудистые растения). М.: Валанг, 1996. 136 с. 4. Емельянов В.И., Савченко А.П. Некоторые экологические аспекты устойчивости популяционных группировок гусей и лебедей (Аnserinae, Сygninae) в областях миграций на территории Приенисейской Сибири // Вестник Красноярского государственного университета. Естественные науки. 2006. № 5. С. 17-26. 5. Животовский Л.А. Стабилизирующий отбор и приспособляемость популяций ГМО // ГМО – скрытая угроза России – М.: ОАГБ, ЦЭПР, 2004. – С. 93-104. 6. Кузнецов Вл.В., Куликов А.М., Митрохин И.А., Цыдендамбаев В.Д. Генетически модифицированные организмы и биологическая безопасность / // Экос-Информ. 2004. №10. C. 3-64. 7. Савченко А.П., Карпова Н.В. К изучению территориальных связей куликов (Сharadrii) юга Средней Сибири// Вестник Красноярского государственного университета. Естественные науки. 2004. № 7. С. 12-27. 8. Хайдав Ц., Алтанчимэг Б., Варламова Т.С. Лекарственные растения в монгольской медицине / Улан-Батор: Госиздательство, 1985. 391 с. 9. Bhojwani S.S., Razdan M.K. Plant tissue culture: theory and practice, a revised edition/ Amsterdam, Lausanne, New York, Oxford, Shannon, Tokyo: Elsevier, 1996. – 767 p. 10. Nielsen, K.M., Bones A.M., Smalla K., Van Elsas J.D. Horizontal gene transfer from transgenic plants to terrestrial bacteria – a rare event? // FEMS Microbiol. Reviews. 1998. Is. 22. P.

79-103. 11. James C. Executive summary. Global status of commercialized Biotech // GM Crops: 2007 ISAAA Brief 37/ http://www.isaaa.org/resources/publication/briefs/37/executivesummary/ pdf/. 12. James C. Global status of commercialized bioteh / C. James // GM crops: 2009 ISAAA Briefs41/ http://www.isaaa.org/resources/ publication/briefs/41/executivesummary/ pdf/. 13. Wegier A., Pieyro-Nelson A., Alarcn J., Glvez-Meriscal A., lvarezBuylla E.R., Piero D. Recent long-distance transgene flow into wild populations conforms to historical patterns of gene flow in cotton (Gossypium hirsutum) at its centre of origin// Molecular Ecology. – 2011. – V. 20. – P. 4182p>

ФОРМИРОВАНИЕ ЗОНЫ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО РИСКА

ПРИ ПРОИЗВОДСТВЕ АЛЮМИНИЯ

В условиях одностороннего и недостаточно комплексного подхода к решению вопросов природопользования, возникают конфликтные ситуации и экологические проблемы, связанные с тем, что антропогенные нагрузки на геосистему превышают допустимые пределы. С развитием человеческого общества появился новый и самый сложный вид миграции химических элементов – техногенная миграция. Особенно возросла её роль последние два столетия (с начала промышленной революции). При этом увеличилось влияние техногенеза на природные системы и процессы.

Главным следствием антропогенного воздействия на природную среду является образование аномальных концентраций химических элементов и их соединений в результате загрязнения различных компонентов ландшафта. Выявление таких техногенных аномалий в различных средах – одна из важнейших задач эколого-геохимических оценок состояния среды. Геохимические аномалии образуются в компонентах ландшафта в результате поступления различных веществ от промышленных источников. Они характеризуются аномальными концентрациями элементов больше фоновых значений [Перельман, Касимов, 1999]. Уровни концентраций отдельных элементов могут быть настолько высоки, что возникает проблема нормирования нагрузок на экосистемы. Этот вопрос обсуждается уже более двух десятилетий. И, тем не менее, общепринятого утвержденного метода оценки воздействия на среду пока нет, хотя в США и Европе в настоящее время в различных случаях и регионах применяется около 50 методик такой оценки.

В России и других странах наиболее развита система санитарно-гигиенического нормирования. Наиболее упрощенный метод оценки состояния экосистемы – определение предельно допустимых концентраций (ПДК) содержащихся в их компонентах вредных веществ, которые составляют нормативную основу качества окружающей среды на сегодняшний день. Однако такая система законодательных ограничений разработана не для всех компонентов биоты.

При техногенном воздействии необходим комплексный подход к исследованию природной среды. В нашем случае применялся ландшафтно-геохимический метод М.А. Глазовской [1988]. Он включает в себя три этапа: ландшафтно-геохимический анализ территории;

экологогеохимическую оценку состояния природной или природно-антропогенной среды;

ландшафтногеохимический прогноз. Кроме того, согласно концепции комплексного исследования геосистем, изучаются круговорот вещества, его потоки и геохимические процессы. Исследования последних в свете решения проблем устойчивости и самоочищения ландшафтов, развивающихся в техногенных условиях, становятся наиболее актуальными.

Исходя из изложенных методологических положений, были организованны исследования, отдельные результаты которых представлены в данной работе. Объектом изучения стали пылегазовые эмиссии Саяногорского и Хакасского алюминиевых заводов и компоненты геосистем прилегающей территории. Большая часть исследований была ориентирована на изучение первичного распределения и дальнейшей миграции поллютантов, образующихся при производстве алюминия.

На основе натурных исследований в зоне воздействия алюминиевых заводов выявлено количество и состав поступающего техногенного вещества, направление и ареал распределения. Выделены приоритетные элементы загрязнители, исходя из их химической активности и агрессивности, их количественное содержание и дальность распространения от заводов. Установлено, что фтор и натрий – поступают преимущественно в растворимой форме, доля их участия составляет соответственно 80 и 50 %, алюминий в плохо растворимой форме – 70 % [Давыдова, 2006].

Наибольшую опасность в загрязнении почв представляет фтор. Его химическая активность и токсичность требуют повышенного внимания к балансу в ландшафте. Степень загрязнения почв фтором оценивалась по его водорастворимым формам, содержание которых не должно превышать 10 мг/кг почвы [Санитарные нормы, 1987]. Фторидному загрязнению подвержен не только верхний слой почв (0-5, 0-10 см), но и более глубокие горизонты. С увеличением расстояния от источника эмиссий поступление веществ резко убывает, что хорошо прослеживается по уровню и содержанию фтора в верхнем горизонте почв. На расстоянии 20 км нагрузки приближаются к фоновому значению (рис. 1).

Рис. 1. Содержание водорастворимого фтора мг/кг в почвенном слое 0-10 см Однако при оценке воздействия поллютантов необходимо учитывать не только водорастворимые формы, но и валовое содержание элемента. Несмотря на то, что фтор является активным, подвижным мигрантом, ПДК для его валовых форм не установлена. В то время как любые изменения ландшафтно-геохимических условий (кислотно-щелочных и окислительно-восстановительных, химических и термодинамических) могут привести к увеличению подвижности элемента, переводу его из инертного состояние в активное. Поэтому регулярные наблюдения в зоне риска должны учитывать не только количество поступающих поллютантов, геохимическую обстановку данного региона, но и формы нахождения элементов-загрязнителей.

Валовое содержание фторидов в твердых аэрозолях Саяногорского алюминиевого завода на расстоянии до 1 км достигает 1200 мг/кг (рис. 2). Анализ полученных данных показывает, что от общего количества фтора, поступающего в геосистемы, растворимая его часть составляет 80 %. Из этого следует, что большая часть фтора, поступающего от источника эмиссий, переходит в раствор. По сравнению с 1990 г. [Сараев, 1992] содержание валового фтора в почвах возросло не намного, но значительно возросла мощность загрязненного слоя – с 2,5-5,0 до 10, иногда 20 см [Давыдова, 2006].

Саяногорского алюминиевого завода, в ЮВ направлении.

Ареал повышенного содержание фтора в почвах прослеживается на расстоянии 5 км от САЗа в северо-западном и юго-восточном направлении. Содержание валового фтора в почвах вблизи завода составляет 760 мг/кг, а на расстоянии 17 км – 470 мг/кг почвы, т. е. близко к фоновым значениям. Валовое содержание фтора в почвах естественного фона определяется его количеством в материнской породе.

По исследованиям В.Г. Сараева [1993], для черноземов Койбальской степи оно составляет – 400 мг/кг. Недопустимым же уровнем загрязнения почв фторидами можно считать 1000 мг/кг [Сергиенко, 1985]. Таким образом, валовое содержание фторидов в почвах вблизи заводов приближается к критическим.

Решение существующих и возникающих ландшафтно-экологических проблем целесообразно осуществлять одновременно по двум основным направлениям. Одно из них организационнохозяйственное и технологическое, нормализующее и ограничивающее антропогенные воздействия на природные комплексы. Другое направление исходит из способности самих ландшафтов к саморегуляции и самоочищению.

Необходимо подчеркнуть, что устойчивость геосистем величина относительная и имеет свои пределы. Под воздействием антропогенных факторов, геосистемы рано или поздно подвергнутся трансформации в ходе своего развития. Но в каждом отдельном случае порог устойчивости и критические значения конкретного возмущающего фактора, необходимо учитывать исходя из условий конкретного региона.

1. Давыдова Н.Д. Дифференциация техногенных веществ в степных геосистемах // Проблемы биогеохимии и геохимической экологии. 2006, № 2. С. 93-102. 2. Глазовская М.А. Геохимия природных и техногенных ландшафтов СССР. М.: Высш. шк. 1988, 330 с. 3. Перельман А.И., Касимов Н.С. Геохимия ландшафта: Учеб. пособие. Изд. 3-е, перераб. и доп. М.: Астрея, 2000, 1999. 768 с. 4. Санитарные нормы допустимых концентраций токсичных веществ в почве. САНП и Н 42-126-4433-87. Методы определения загрязняющих веществ в почве. М., 1987. С 5-17. 5. Сараев В.Г. Содержание фтора в почвах Минусинской котловины в зоне воздействия алюминиевого завода // Почвоведение. 1993, № 2. С. 94-97. 6. Сергиенко Л.И. Гигиеническое регламентирование валового и усвояемого фтора в почве // Гигиена и санитария. 1985, № 11. С. 78-79.

РИСК АГРОГЕННОЙ ДЕГРАДАЦИИ ПОЧВ В УСЛОВИЯХ ТЕХНОГЕНЕЗА

Сибирский институт физиологии и биохимии растений СО РАН, г. Иркутск Учитывая ведущую роль почв в биосфере, проблема деградации пахотных почв в условиях возрастающего антропогенного воздействия приобретает все более острый характер. Особую опасность представляет риск техногенного загрязнения, вследствие нежелательных последствий.

Аккумуляция поллютантов и изменения свойств почв, в первую очередь их гумусного состояния, определяющие экологические функции, существенно влияют на плодородие и качество растениеводческой продукции. Перечисленное указывает на необходимость изучения состояния и изменений в функционировании системы гумусовых веществ пахотных почв в зависимости от характера и уровня техногенного загрязнения.

Исследования проводили в многолетних опытах на агросерых почвах лесостепи Прибайкалья, загрязненных преимущественно тяжелыми металлами (АО «Саянскхимпласт») и фторидами алюминиевого производства (ИркАЗ-РУСАЛ). Согласно существующим нормативам («О выполнении…», 1990), суммарное загрязнение почвы ТМ соответствовало уровню «допустимое», а содержание водорастворимых фторидов 6 ПДК (СанПиН…, 1987). Условным контролем служила незагрязненная агросерая почва. Методика постановки исследований в мелкоделяночных полевых опытах изложена ранее [Помазкина и др., 1999]. В качестве удобрений (N60P60K60) использовали химически чистые соли, включая аммиачную селитру, меченную изотопом 15N в обеих формах.

Почвенные образцы отбирали в конце вегетации яровой пшеницы. Анализ фракционногруппового состава гумуса проводили методом Пономаревой-Плотниковой, оценивая содержание и углерода, и азота. Изотопное соотношение азота определяли на масс-спектрометре МИ-1309.

Независимо от характера загрязнения, содержание гумуса в исследуемых агросерых почвах соответствовало уровню «низкое», тип гумуса был фульватно-гуматный, а степень гумификации «высокая» [Орлов и др., 2004]. Различия почв по групповому составу гумуса были незначительными. В загрязненной ТМ почве, в отличие от незагрязненной, содержание и углерода, и азота во фракции ГК-2 снижалось, а в ГК-1, связанной с подвижными полуторными окислами, повышалось. Наибольшей доля углерода была в подвижной фракции ФК-1 (31, против 9 % в незагрязненной почве). Загрязнение почвы фторидами сопровождалось подобными изменениями, однако подвижных фракций было больше. Так, содержание углерода в декальцинате составляло 45 % от суммы ФК, тогда как в незагрязненной почве 9 %. Содержание углерода во фракции ФК-2 было меньше, как и азота (соответственно 37 и 28 %). Различия во фракционном составе гумуса указывают на повышение подвижности гумусовых веществ в загрязненных почвах.



Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 64 |
 


Похожие материалы:

«Саратовский государственный технический университет ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОМЫШЛЕННЫХ ГОРОДОВ Сборник научных трудов Под редакцией профессора Т.И. Губиной Саратов 2007 УДК 520 Э 40 Сборник научных статей составлен на основе материалов 3-й Всесоюзной научно-практической конференции Экологические проблемы промышленных городов, которая проводилась на базе СГТУ при финансовой поддержке ФГУ НИИПЭ нижнего Поволжья в 2007 году. В сборнике обобщены результаты исследования в области экологии. ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»