БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 64 |

«ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ РИСК И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Материалы III Всероссийской научной конференции с международным участием Иркутск, 24-27 апреля 2012 г. Том 1 Иркутск Издательство ...»

-- [ Страница 3 ] --

Накопленный опыт показал, что наиболее эффективным в плане снижения экологических рисков в природопользовании является геоботаническое прогнозирование, как отраслевой элемент географического прогнозирования. При этом геоботаническое прогнозирование рассматривается как единое системное многоэтапное картографическое исследование растительности, ориентированное на формирование представлений о составе и структуре растительности будущего в условиях современных или планируемых режимов природопользования. Оно эффективно применимо в равной степени, как при разработке общих схем территориального планирования, так и при разработке ОВОСов для конкретных хозяйственных проектов.

Высокая эффективность геоботанического прогнозирования определятся информационной и методологической связностью, а также масштабной сопряженностью картографических работ всех трех этапов – инвентаризационного, оценочно-прогнозного и прогнозно-рекомендательного. Центральным звеном здесь являются универсальные геоботанические карты, созданные на основе структурно-динамических и географо-генетических принципов многомерной классификации растительных сообществ, предложенных В.Б. Сочавой и нашедших свое развитие в разработках современной картографии растительности в рамках сибирской (иркутской) школы тематического картографирования биоты.

Такие прогнозно-геоботанические исследования были выполнены нами в районах юга Байкальской Сибири, в рамках плановой работы лаборатории биогеографии Института географии им.

В.Б. Сочавы СО РАН по проблеме оптимизации природопользования в этих регионах. При этом были учтены основные направления хозяйственного использования территории. В первом случае, на юго-западе Лено-Ангарского водораздела, в верховьях р. Илги, основу составляло лесное хозяйство, с выборочной промышленной заготовкой древесины. Во втором, на Кочериковской подгорной равнине в Северном Приольхонье, основное внимание уделялось возможностям развития в этом районе организованной туристско-рекреационной деятельности.

Для каждого района была составлена универсальная геоботаническая карта на структурнодинамических принципах классификации подразделений растительности. Для Илгинского участка был выбран масштаб 1:100 000, а для Кочериковского – 1: 25 000. При их составлении были использованы собственные материалы натурных исследований, материалы лесной таксации и космические снимки из Интернет-источников (Google Earth). Эти карты составляли основу инвентаризационного этапа прогнозных исследований. Их подробные легенды и соответственно карты раскрывали не только флористическую, пространственно-ценотическую и динамическую структуру современного растительного покрова, но и давали информацию об особенностях экотопов подразделений растительности. Все растительные сообщества с учетом их динамического состояния были отнесены к конкретным эпитаксонам, объединяющим коренные и производные фитоценозы.

Оценочно-прогнозный этап исследований был нацелен на решение нескольких задач экологического и ресурсно-хозяйственного характера. С одной стороны, здесь была необходима оценка потенциала устойчивости растительных сообществ к основным антропогенным факторам воздействия, а с другой – было необходимо выявление и оценка функциональной роли растительности в геосистемах, что определяет потенциал ее экологических рисков.

Оценки потенциала устойчивости растительности, как одного из факторов экологического риска природопользования, несомненно, является центральной в прогностических исследованиях.

На Илгинском полигоне основное внимание уделялось пирогенной устойчивости растительности, а на Кочериковском участке, где предполагается развитие рекреации, кроме пирогенной устойчивости анализировалась и рекреационная устойчивость. Были составлены соответствующие карты пирогенной и рекреационной устойчивости растительности с выделением относительно устойчивых, среднеустойчивых и неустойчивых сообществ. Для Кочериковского участка проведено сопоставление этих двух факторов деструкции растительности и составлена обобщенная карта антропогенной устойчивости растительности.

Сопоставление функциональной (экологической) роли растительности и ее ресурсного потенциала проводилось по двум направлениям. На Илгинском полигоне такой анализ проводился для каждого выдела универсальной геоботанической карты, с выявлением хозяйственной ценности каждого растительного сообщества. Преимущество в этой оценке отдавалось экологическим характеристикам сообществ, значимых для хозяйства. Только после этого рассматривался ресурсный потенциал сообществ. В результате была составлена оценочно-прогнозная карта хозяйственной (социально-экономической) ценности растительности, где определяются возможности оптимального использования растительного потенциала территории. На ее основе можно было переходить к прогнозно-рекомендательному этапу исследований.

Завершающий, прогнозно-рекомендательный, этап картографических исследований растительности, опирающийся на весь комплекс информации, полученный в ходе целевых сопряженных по масштабу работ, должен был предоставлять систему оптимального (рекомендательного) природопользования с учетом экологических и ресурсных особенностей растительности. Картографический прогноз рекомендаций может быть выполнен для каждого выдела современного растительного покрова, как это было выполнено для Илгинского полигона, или для выделенных зон хозяйственного (рекреационного) освоения, как на Кочериковском участке. В последнем случае это объясняется тем, что здесь проходит граница Прибайкальского национального парка и Байкало-Ленского заповедника, и, следовательно, территория имеет разный природоохранный статус, определяющий различные возможности развития рекреации.

Для Илгинского полигона было выбрано три направления оптимизации деятельности – хозяйственное использование (промышленные рубки, сбор кедрового ореха, сенокошение и др.), санация территории (активная и пассивная), преимущественно через восстановление лесной растительности, и запрет на хозяйственную деятельность (частичный или полный), там, где растительность выполняет важную экологическую (средозащитную) роль. Все это обеспечит неистощительное экологически сбалансированное использование растительных ресурсов на этой территории.

На Кочериковском участке, для каждой зоны с учетом средозащитной роли растительности, ее устойчивости к антропогенным факторам и особенностям ее эстетических характеристик, рекомендовано развитие своего типа рекреационного использования территории – стационарного (лечебно-оздоровительного, автотуризма и др.) или транзитного (лодочно-круизного, спортивнооздоровительного, эколого-познавательного и др.), с различной степенью регламентации, нацеленной на сохранение особо ценных растительных сообществ и соблюдение норм по охране природной среды уникального озера Байкал. Естественно, для территории Байкало-Ленского заповедника рекомендуется развитие только транзитного туризма научно-образовательного или экологопознавательного характера Подобные прогнозно-рекомендательные карты для оптимизации природопользования, выполненные в сопряженном масштабе с универсальными геоботаническими картами и специальными оценочными, создают полноценную научно-обоснованную базу для принятия экологически оправданных хозяйственных решений в области природопользования в сибирских регионах, растительность которых характеризуется низкой устойчивостью к антропогенным воздействиям. Поэтому, такие картографические прогнозно-геоботанические работы по снижению экологического риска могут эффективно использоваться как при территориальном планировании развития любого региона Сибири, так и при экологическом обосновании конкретных хозяйственных мероприятий.

Соответственно, эколого-прогнозные картографические исследования растительности в Байкальской Сибири должны получить дальнейшее развитие, особенно в плане определения экологически целесообразных пределов ее устойчивости в рамках формирующихся новых систем природопользования.

ПРИРОДНЫЕ И АДМИНИСТРАТИВНЫЕ РИСКИ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ

ПОЖАРНОЙ ОПАСНОСТИ В ЛЕСАХ

Сибирский институт физиологии и биохимии растений СО РАН, г. Иркутск Республиканское агентство лесного хозяйства республики Бурятия, г. Улан-Удэ Согласно Постановлению Правительства РФ (№376 от 17.05.2011) чрезвычайные ситуации в лесах подразделяются на:

а) чрезвычайную ситуацию в лесах муниципального характера, в результате которой зона чрезвычайной ситуации в лесах не выходит за пределы одного муниципального образования, при этом в лесах на указанной территории не локализованы крупные лесные пожары (площадью более 25 гектаров в зоне наземной охраны лесов и более 200 гектаров в зоне авиационной охраны лесов) или лесной пожар действует более 2 суток;

б) чрезвычайная ситуация в лесах регионального характера, в результате которой зона чрезвычайной ситуации в лесах не выходит за пределы территории 1 субъекта Российской Федерации, при этом значения 2 и более из следующих показателей, определяемых на конкретную календарную дату в течение периода пожарной опасности, для данного субъекта Российской Федерации на 50 процентов или более превышают их средние значения за предыдущие 5 лет на эту же календарную дату для данного субъекта Российской Федерации:

- количество лесных пожаров в расчете на 1 млн гектаров площади земель лесного фонда;

- доля крупных лесных пожаров в общем количестве возникших лесных пожаров;

- средняя площадь одного пожара;

- доля площади, пройденной лесным пожаром, в общей площади земель лесного фонда.

В данном постановлении приводятся в неявном виде критерии чрезвычайной ситуации, которые обобщенно можно представить следующим образом:

1. Чрезвычайная ситуация муниципального масштаба возникает при продолжительности пожара более 2 суток, вне зависимости от площади пожара, или при наличии нелокализованного крупного пожара площадью более 25 гектаров в зоне наземной охраны лесов и более 200 гектаров в зоне авиационной охраны лесов. Вред здоровью людей или наличие фактов их гибели не входит в критерий.

2. Определение критерия чрезвычайной ситуации регионального масштаба в лесах имеет более сложный характер. Для определения данного критерия необходимо располагать сведениями о количестве лесных пожаров в расчете на 1 млн. гектаров площади земель лесного фонда;

доле крупных лесных пожаров в общем количестве возникших лесных пожаров;

средней площади одного пожара;

доли площади, пройденной лесным пожаром, в общей площади земель лесного фонда за предыдущие 5 лет на конкретную календарную дату. Если в некий день два или более этих показателей будут превышены более чем на 50 %, по мнению законодателей, возникает чрезвычайная ситуация. В данном случае также вред здоровью людей или наличие фактов их гибели не входит в показатели критерия ЧС.

Таким образом, среднесрочное прогнозирование возникновения ЧС на муниципальном уровне более реально, чем на региональном, когда необходимо спрогнозировать лесопожарную ситуацию с точностью до дня. Такая точность прогноза теоретически недостижима. Кроме того, по предложенным принципам не представляется возможным вообще объявлять режим ЧС на региональном уровне, поскольку среднепятилетние значения соседних дней различаются в ряде случаев десятикратно, т. е. сегодня ситуация соответствует режиму ЧС, а назавтра уже нет, а через пару дней вновь соответствует, т. е. в процессе принятия решения о введении режима ЧС ее критериальная оценка будет диаметрально изменяться.

Существенным недостатком вышеназванного постановление является отсутствие межмуниципального уровня ЧС, несмотря на то, что лесные пожары административных границ не признают. В случае возникновения лесного пожара на пограничных территориях двух и более муниципальных образований возникает законодательная проблема ввода режима ЧС на данной лесной территории.

Существующие методики оценки лесопожарной обстановки позволяют определить площадь и периметр зоны возможных пожаров в регионе (области, районе). Исходными данными являются значение лесопожарного коэффициента (класса пожарной опасности – КПО) и время развития пожара.

Значение КПО зависит от природных и погодных условий региона и времени года и определяется по показателю Нестеровича, учитывающем температуру воздуха и увлажнение территории.

В 2010 г. средний КПО составил II,0, а средне пятилетний показатель – II,4 (чрезвычайный КПО – V). В Иркутской области высшие классы пожарной опасности присущи маю-июню. Соответственно, только располагая информацией о многолетней динамике атмосферных осадков этих месяцев, в сопоставлении с данными о лесных пожарах можно создать вероятностный прогноз возникновения ЧС. Согласно проведенным исследованиям хронологии лесных пожаров за несколько последних веков была выявлена цикличность возникновения крупномасштабных пожаров, равная 60 годам [Воронин, Шубкин, 2007]. На отрезке времени, для которого имелись инструментальные климатические данные, хронология пожаров сопоставлена с метеоданными и была выявлена тесная связь возникновения крупномасштабных пожаров с осадками мая-июня (рис.). На графике достаточно четко прослеживается даже визуально 60-летняя цикличность.

Сводная диаграмма пожарных хронологий всех обследованных районов на фоне изменения суммы осадков мая-июня (полиномиальный тренд, белая линия).

На основании этих материалов можно предположить, что в соответствии с циклическим ходом снижения осадков в мае-июне, наиболее сложная лесопожарная обстановка в Байкальском регионе установится в 2012-2015 гг., когда будет достигнут внутривековой минимум 60-летнего цикла атмосферного увлажнения в весенне-летний период. На ниспадающей ветви его будут проявляться 3-4 летние циклы повышенной горимости лесов, с существенным ростом сгоревших площадей леса. Ближайшее обострение пожароопасной ситуации ожидается в 2012 г. В период до 2015 г. возможен переход к двухлетней квазицикличности, когда лесные пожары будут в массе возникать ежегодно, как было в период 1950-60 гг. и на рубеже XIX-XX вв.

Работа выполнена при финансовой поддержке междисциплинарных интеграционных проектов СО РАН №№ 17, 77.

Воронин В.И., Шубкин Р.Г. Анализ многовековой хронологии лесных пожаров и вероятностный прогноз их возникновения в байкальском регионе // Пожарная безопасность. – 2007. – № 3. – С. 64-70.

ТРАНСФОРМАЦИЯ ГОРНЫХ ОТВАЛОВ В ТЕХНОГЕННЫЕ КАМЕННЫЕ

ГЛЕТЧЕРЫ И ПРОГНОЗ ИХ ДИНАМИКИ (НА ПРИМЕРЕ МЕСТОРОЖДЕНИЯ

КУБАКА, МАГАДАНСКАЯ ОБЛАСТЬ)

Институт мерзлотоведения им. П.И. Мельникова СО РАН, г. Якутск Промышленное освоение природных ресурсов в условиях криолитозоны нередко приводит к формированию новых криогенных форм рельефа. Особое место в списке занимают промерзающие и насыщающиеся льдом горные отвалы. Так, на северо-западе плато Путорана (Норильское медноникелевое месторождение) некоторые насыщенные льдом отвалы трансформируются в весьма динамичные подобные каменным глетчерам тела, перемещающиеся с угрожающими скоростями до 1 м/сут. [Гребенец, Керимов, 1998;

Гребенец, Титков, 2006]. В исключительных случаях имели место катастрофические последствия. Например, на плато Расвумчор в Хибинах техногенный каменный глетчер, сорвавшись со своего ложа, превратился в ледово-каменный сель и переместился на 2,5 км вниз по долине [Горбунов, Северский, 2010]. Поэтому изучение теплового режима и процессов эпигенетического промерзания отработанных отвалов представляет не только практический интерес, но позволяет более объективно вникнуть в суть некоторых природных криогенных образований, таких как курумы, каменные глетчеры, ледово-каменные сели, ледники.

Кубака (63° 42с.ш., 159° 58 в.д.) – одно из крупнейших коренных золоторудных месторождений Магаданской области, расположенное в пределах сплошного распространения многолетнемерзлых пород мощностью до 200 м. Занятая отвалами площадь составляет около 4 км2, их общий объем более 60 млн м3, максимальная мощность 56 м. Отвалы сложены грубообломочным материалом диоритов и метасоматитов. Они отсыпались круглогодично в процессе отработки месторождения в виде террас на склоны западной экспозиции крутизной 10-12°. В процессе отсыпки отвалов возникали аномальные синергетические явления, которые стали причиной организации здесь геотермического мониторинга, выполнявшегося ежемесячно с 2000 по 2007 гг. Всего было пробурено 5 скважин глубиной до 44 м.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 64 |
 


Похожие материалы:

«Саратовский государственный технический университет ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОМЫШЛЕННЫХ ГОРОДОВ Сборник научных трудов Под редакцией профессора Т.И. Губиной Саратов 2007 УДК 520 Э 40 Сборник научных статей составлен на основе материалов 3-й Всесоюзной научно-практической конференции Экологические проблемы промышленных городов, которая проводилась на базе СГТУ при финансовой поддержке ФГУ НИИПЭ нижнего Поволжья в 2007 году. В сборнике обобщены результаты исследования в области экологии. ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»