БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 64 |

«ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ РИСК И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Материалы III Всероссийской научной конференции с международным участием Иркутск, 24-27 апреля 2012 г. Том 1 Иркутск Издательство ...»

-- [ Страница 18 ] --

Методы и материалы исследований. Работа была проведена на территории г. УсольеСибирское, занимающего значительные площади в ИГА. Поскольку элементный состав таллома эпифитных лишайников определяется прежде всего атмосферными эмиссиями, была проведена оценка содержания основных химических элементов воздушного аэрозоля. Согласно методике [Бадтиев, 2001] были выявлены интегральные параметры степени экологического неблагополучия территории (G). При этом учитывались видовое разнообразие и проективное покрытие. В качестве объектов изучения были выбраны и использованы толерантные к атмосферному загрязнению (3 класс чувствительности по: [Лиштва, Вершинина, 2011]) эврисубстратные и широко распространенные в регионе виды Parmelia sulcata Tayl., 1836 (сем. Parmeliaceae) и Physcia tribacia (Ach.) Nyl., 1874 (сем. Physciaceae). Всего на территории ИГА был выявлен 61 вид эпифитных лишайников из 32 родов, что в численном отношении составляет примерно половину от общего числа эпифитных видов в регионе. В ходе биоиндикационной оценки состояния природной среды г. УсольеСибирского были обследованы территории 12 значимых зеленых массивов. Талломы лишайников были собраны в местообитаниях со сходным показателем сомкнутости крон на основных форофитах (сосне и березе) на высоте от 0.5 до 1.8 м. В качестве контроля (фоновая территория) образцы этих же видов были отобраны в сосново-березовом кустарниково-разнотравном лесу в окрестностях поселка Бол. Коты (Иркутский район). На каждой из исследованных точек отбор проб был проведен трижды, пробы усреднены. Для химического анализа использовались наиболее крупные талломы без признаков деградации с хорошо развитыми соредиями. Определение элементного состава и зольности проводилось по методикам [Вершинина и др., 2011]. В составе талломов было выявлено содержание 61 химического элемента.

Результаты и их обсуждение. Высокое содержание элементов группы А (согласно [Walker, 2001]): Mg, Al, K, Ca и др. в составе талломов свидетельствует о значительном пылевом загрязнении, что подтверждается данными анализа суммы зольных элементов и сведений по городу, представленных в [Государственный…, 2011].

Наивысшие значения зольности и макроэлементного состава характерны для образцов, собранных на территории Нижнего парка. Большинство элементов группы А превышает значения, полученные с фоновой территории, в среднем в 1.5-2.5 раза. Содержание же Mg и Al более чем в 4-5 раз превышает значения, полученные нами ранее для лишайников природных местообитаний Байкальской Сибири и других регионов РФ [Вершинина и др., 2009]. Поллютантами с наивысшими концентрациями являются: Ca, Al, Si, S, P, Zn, Mn, Cl. Их содержание в черте города и пригороде значительно превышает значения, полученные на контрольной (фоновой) территории: для Са разница составляет более чем 2 раза (7925 и 3275 ppm соответственно), Al более чем 5 раз (7000 и 1311 ppm), Si, S и Р более чем 2 раза (2667 и 1132, 885 и 420, 2023.5 и 1076.5 ppm соответственно).

Превышение зафиксировано и для ряда других элементов – Cl, Mn, Zn (862.5 и 820, 83 и 73.5, 77 и 60.5 ppm соответственно). Так, среднее содержание Mn в талломах (78.25 ppm) превышает значения, полученные для Прибайкалья, Республики Карелия (18-58 ppm) и фоновых арктических районов (47,7 ppm), однако ниже, чем на Алтае и в Новосибирской области (114-158 ppm). Содержание же цинка (среднее значение 76.65 ppm) в 2-2.5 раза превышает данные, полученные для вышеназванных территорий [Вершинина и др., 2009]. Значения же содержания в талломах лишайников некоторых металлов (классов А, Б), промежуточных элементов и неметаллов значительно превышает значения, полученные для ряда фоновых территорий регионов северного полушария. Так, среднее содержание Ni (9.53 ppm), превышает значения на указанных территориях в 4-18 раз, Сu (14.474 ppm) – в 1.7-14 раз, приближаясь к величинам, полученным вблизи никелевого производства (Nash, 1996;

Бязров, 2002), Ni – в 3-12 раз, Cd – в 1.5-25 раз, Hg – в 1.5-10 раз [Вершинина и др., 2011].

В работе [Бадтиев, 2001], усредненные данные значений G для г. Москвы за 2002-2003 гг.

не превышают 11.19%. Усредненное же значение показателя G для территории г. УсольеСибирское превышает московские более чем в 2 раза и составляет 26.14%, что соответствует критической степени экологического неблагополучия территории.

Выводы. 1. Наибольшему влиянию атмосферных поллютантов в г. Усолье-Сибирское эпифитные лишайники подвергаются на территории ФСК “Байкал”, Верхнего парка, окрестностях озер Калтус и Калтус-2, курорта “Усолье”. Полученные данные согласуются с направлением переноса преобладающих воздушных масс [Атлас..., 2004] от основных источников атмосферного загрязнения. Повышенное по сравнению с фоновым содержание большинства химических элементов наблюдается на территории Нижнего парка, парка в Привокзальном районе и территории садоводства “Сирень”.

2. Полученные для территории и окрестностей г. Усолье-Сибирское величины жизненности групп лишайников по сравнению с максимальным значением на контрольном (незагрязненном) участке местности Gmax показали, что катастрофических показателей экологического состояния атмосферного воздуха в настоящее время не выявлено. При этом наблюдается значительная антропогенная нагрузка на насаждения, что создает неблагоприятные условия для обитания лишайников. Тем не менее, наибольшее разнообразие эпифитов отмечено в пределах города – в Нижнем парке и парке в Привокзальном районе. Наиболее благополучная экологическая обстановка, согласно содержанию ксенобиотиков в составе талломов, наблюдается в окрестностях города, что связано с наличием значительных, хотя и разрозненных и угнетенных лесопосадок и природных лесных массивов.

3. Биоиндикационная оценка чистоты атмосферного воздуха промышленного города с использованием лишайников-эпифитов в Прибайкалье была проведена впервые;

полученные результаты могут стать основой для долговременного мониторингового исследования.

1. Атлас Иркутской области: Экологические условия. М. – Иркутск: Институт географии СО РАН, 2004. 90 с. 2. Бадтиев Ю.С. Методика биоиндикации окружающей среды / Ю.С. Бадтиев, А.А. Кулемин // Экологич. вестник России, 2001. №4. с. 27-29. 3. Бязров Л.Г. Лишайники в экологическом мониторинге / Л.Г. Бязров. – М.: Научный мир, 2002. 336 с. 4. Вершинина С.Э. Элементный состав лишайников р. Cetraria Ach. из различных регионов России / С.Э. Вершинина, К.Е. Вершинин, О.Ю. Кравченко, Е.П. Чебыкин, Е.Н.

Воднева // Химия растительного сырья, 2009. № 1. с. 141-146. 5. Вершинина С.Э., Вершинин К.Е., Чебыкин Е.П. Биоиндикационные исследования в Прибайкалье. Сообщение 1. Элементный состав эпифитных лишайников г. Усолье-Сибирское / С.Э. Вершинина, К.Е. Вершинин, Е.П. Чебыкин // Вестник ИрГСХА, 2011, ч. 4, вып. 44, с. 13-20.6. 5. Государственный доклад о состоянии и об охране окружающей среды Иркутской области за 2010 год. – Иркутск: ООО Форвард, 2011. 400 с.7. 6. Лиштва, А.В. Эпифитные лишайники городов Иркутской агломерации и их биоиндикационная роль / А.В. Лиштва, С.Э. Вершинина // Вестник Иркутской государственной сельскохозяйственной академии. 2011. ч. 7, Вып. 44. с. 83-88. 7. Трасс Х.Х. Лихеноиндикационные индексы и SO2 / Х.Х. Трасс // Биогеохимический круговорот веществ в биосфере. М.: Наука, 1987. с. 111-115. 8. Трасс Х.Х. Классы полеотолерантности лишайников и экологический мониторинг / Х.Х. Трасс // Проблемы экологического мониторинга и моделирования экосистем. Л.: Гидрометеоиздат, 1984. с. 144 -159. 9. Kauppi M. Lichens as indicators of air pollution in Oulu, Northen Finland / M. Kauppi, P.

Halonen // Ann. Bot. Fennici. 1992. Vol. 29. №1. P.1-9. 10. Knops J.M.N. Mineral cycling and epiphytic lichensimplications at the ecosystem level / J.M.N. Knops, T.H. Nash, V.L. Boucher, W.H. Schlesinger // Lichenologist.

1991. Vol. 23. №3. P. 309-321. 11. Monitoring with lichens – monitoring lichens / Eds.: P.L. Nimis, Ch.

Scheidegger, P.A. Wolseley. Kluwer Academic Publ., 2002. 408 p. 12. Nash T.H. The response of lichens to atmospheric deposition with an emphasis on the Arctic / Nash T.H., Gries C. // Sci. Total Environ. 1995. Vol. 160/161. P.

737-747. 13. Skye E. Lichens and air pollution. A study of cryptogamic epiphytes and environment in the Stockholm region / E. Skye // Acta Phytogeographica Suecica. 1968. Vol. 52. P. 1-123. 14. Walker C.H. Principles of ecotoxicology / C.H. Walker, S.P. Hopkin, R.M. Sibly, D.B. Peakall London: Taylor & Francis, 2001. 309 P.

ЗАЩИТА НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ ОТ ЛЕСНЫХ ПОЖАРОВ

Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева Проблема защиты населенных пунктов от природных пожаров (т. е. от лесных, кустарниковых, степных, луговых, болотных и др.) в мире очень старая. В настоящее время за рубежом в вопросах защиты населенных пунктов от природных пожаров особое внимание уделяется оценке пожарной опасности на территории вокруг поселков и зданий. При этом учитываются: 1) природная пожарная опасность;

2) рельеф;

3) частота пожаров за прошлые годы;

4) дорожная сеть [Camia et.al., 2007;

Lein, Stump, 2009]. Особо выделяется прилегающая территория на расстоянии до 30 – 60 м, поскольку считается, что загорания зданий происходят от непосредственного нагревания их стен пламенем пожара. Лишь в немногих работах указывается, что согласно модели по оценке возгораний зданий от природных пожаров, основным фактором являются горящие частицы [Cohen, 2001].

В США, Канаде и Австралии считают, что основная опасность для населения исходит от горения самих домов, а в странах Средиземноморья, где от природных пожаров дома загораются редко, полагают, что их можно рассматривать даже в качестве убежищ [Caballero et. al., 2007]. В Австралии после «черной субботы» в феврале 2009 года, когда погибло много людей, была выработана следующая стратегия: во время природного пожара не эвакуироваться, если уже поздно, а оставаться и защищать свои дома от загорания, если заранее была выполнена подготовка к такой ситуации. Вызвано это тем, что чаще всего люди погибают во время эвакуации при несвоевременном оповещении [Mutch et.al., 2010]. Идея превращать здания в объекты, неуязвимые для природного пожара, существует и в США. Предлагается даже такой подход, когда службы пожаротушения не пытаются любыми способами остановить приближающийся пожар, а позволяют ему пройти через населенный пункт, который был специально подготовлен к огневой атаке [Cohen, 2001].

Следует заметить, что в России, где дома в лесных поселках и деревнях, в основном, деревянные, такой подход невозможен.

Итак, за рубежом основное внимание уделяется пассивному методу защиты населенных пунктов от природных пожаров путем повышения огнестойкости зданий, и путем проведения противопожарных мероприятий на территории вокруг зданий шириной 30-60 м. При этом не учитывается тот факт, что опасность для населенных пунктов обычно возникает в периоды экстремальных погодных условий: при очень сильной засухе и ветре, когда свойства горючих материалов, характер их горения и характер распространения горения очень сильно изменяются. В двадцать первом веке проблема природных пожаров становится все острее. Особенно грозно огненная стихия показала свою мощь в летнюю засуху 2010 г. в центральных областях России. Только в июле было уничтожено огнем 1257 жилых домов, в августе добавилось еще 500. Всего в 19 субъектах федерации летом и осенью 2010 г. пострадали 199 населенных пунктов, сгорели 3200 домов, погибли 62 чел. Повторение подобной катастрофической ситуации в России вполне возможно, так как «климатическая болтанка» на планете усиливается. Все чаще средства массовой информации сообщают об ураганах, наводнениях, а также о засухах, которые сопровождаются вспышками природных пожаров. Уничтожаются леса, дымят болота, горят поселки, гибнут люди. Видимо, пришло время всерьез заняться пожарной проблемой. И не только в плане наращивания технической силы, поскольку она несопоставима с мощью стихии огня.

Населенные пункты повреждаются или уничтожаются, чаще всего, лесными пожарами, причем не только верховыми, но и сильными низовыми, реже – сильными степными пожарами и луговыми (обычно в весенний период, когда имеется много усохшей травы).

Анализ чрезвычайных ситуаций, связанных с природными пожарами, включая лесные, показывает, что угрозу населенным пунктам создают, как правило, не пожары, возникающие в непосредственной близости от них (поскольку эти пожары обычно оперативно ликвидируются), а крупные лесные пожары, пришедшие со стороны. Так было в России летом 2010 г., так бывало и раньше.

Авторы обследовали два поселка, сгоревшие от лесных пожаров: пос. Хая (Красноярское Приангарье) и п. Улбугай (Бурятия, Тункинская котловина). Поселок Хая сгорел от сильного низового пожара, а Улбугай – от верхового. Анализ чрезвычайных ситуаций, возникших вокруг обследованных поселков, позволил не только сделать определенные выводы, но и разработать практические рекомендации по защите населенных пунктов от природных пожаров.

Общие выводы следующие:

1) Населенные пункты могут загораться не только от верховых, но и от сильных низовых пожаров. Достаточно крупный природный пожар (более 100 га), действующий недалеко от населенного пункта, в случае изменения направления ветра может создать реальную угрозу населенному пункту, которая усугубляется тем обстоятельством, что длинный фланг пожара превращается в широкий фронт.

2) Загорания домов в населенных пунктах непосредственно от пламени пожара случаются не так часто, поскольку дома и сами населенные пункты бывают окружены негоримыми площадями (полями, огородами, улицами, дорогами и т. п.). Обычно загорания возникают от горящих частиц, которые разбрасываются перед фронтом пожара. Количество горящих частиц и дальность их переброски зависят от интенсивности природного пожара и скорости ветра. От сильных пожаров при сильном ветре пятнистые загорания растительного покрова (а, следовательно, и домов) могут возникать, по результатам наших исследований на расстоянии до 400 – 500 м.

На основании известных закономерностей распространения и развития природных пожаров, а также анализа случаев повреждения или уничтожения природными пожарами населенных пунктов разработана методика по выявлению населенных пунктов и других объектов, которым могут угрожать природные пожары.

Проанализированы существующие методы защиты населенных пунктов от лесных пожаров, которые, в основном, являются пассивными, и даны практические рекомендации по использованию активных мер защиты [Волокитина, 2002;

Волокитина, Софронова, 2011;

Sofronova, Volokitina, 2010].

1. Волокитина А.В. Защита населенных пунктов от чрезвычайных ситуаций, связанных с природными пожарами. (Практические рекомендации). – Красноярск: ИЛ СО РАН. –2002. – 63 с. 2. Волокитина А.В., Софронова Т.М. Защита населенных пунктов от лесных пожаров. – Красноярск: ИЛ СО РАН. – 2011. – 71 с.

3. Caballero D., I. Beltrn, и A. Velasco. Forest Fires and Wildland-Urban Interface in Spain: Types and Risk Distribution. In : IV International Wildland Fire Conference, Seville, Spain, 2007. – P. 1-14. 4. Camia, A., R. Marzano, G. Bovio. Preliminary analysis of wildland urban interface prone areas in Italy. In Forest Fire Research & Wildland Fire Safety, Rotterdam Netherlands: Millpress, 2002. – P. 1- 9. 5. Cohen J.D. Wildland-urban fire—a different approach. Conf. Proceedings of the Firefigther Safety Summit, Missoula, MT, 2001. – P.32-54. 6. Lein James K., и Nicole I. Stump. Assessing wildfire potential within the wildland-urban interface: A southeastern Ohio example.

Applied Geography 29, N. 1, 2009. – P. 21-34. 7. Mutch Robert, Michael Rogers, Scott Stephens, A. Gill. Protecting Lives and Property in the Wildland–Urban Interface: Communities in Montana and Southern California Adopt Australian Paradigm. Fire Technology. – July, 2010. – P. 1-21. 8. Sofronova T.M., Volokitina A.V., Sofronov M.A.

Russian Disarray. Journal Wildfire. – July/August. – 2010. – P. 12-18.

МЕТОДИКА ОЦЕНКИ НАПРЯЖЕННОСТИ ПОЖАРООПАСНЫХ СЕЗОНОВ

Институт комплексного анализа региональных проблем ДВО РАН, г. Биробиджан Возникновение пожаров растительность зависит от многих факторов, основными из которых являются особенности климата и погодных условий [Софронов, 1990], тип фитоценоза и его характеристики (природные пирологические характеристики, пожарная зрелость участков растительности, сомкнутость древесного яруса, подростка и подлеска и их затененность, свойства ГМ) [Мелехов, 1947];

источники возгорания: природные – сухие грозы, воздушно-терпеновые смеси;



Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 64 |
 


Похожие материалы:

«Саратовский государственный технический университет ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОМЫШЛЕННЫХ ГОРОДОВ Сборник научных трудов Под редакцией профессора Т.И. Губиной Саратов 2007 УДК 520 Э 40 Сборник научных статей составлен на основе материалов 3-й Всесоюзной научно-практической конференции Экологические проблемы промышленных городов, которая проводилась на базе СГТУ при финансовой поддержке ФГУ НИИПЭ нижнего Поволжья в 2007 году. В сборнике обобщены результаты исследования в области экологии. ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»