БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 64 |

«ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ РИСК И ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ Материалы III Всероссийской научной конференции с международным участием Иркутск, 24-27 апреля 2012 г. Том 1 Иркутск Издательство ...»

-- [ Страница 10 ] --

В начале 1970-х гг., когда в полной мере проявились социальные и экономические последствия экологического кризиса, появилась настоятельная потребность в решении проблем, связанных с обеспечением экологической безопасности населения и охраной природной среды.

Вопросы взаимосвязи между антропогенной деятельностью и изменением природной среды впервые обсуждаются на Конференции ООН по проблемам окружающей среды и развития в 1972 г. в Стокгольме. Особый резонанс в это время получили доклады Римского клуба «Пределы роста», «Человечество на перепутье», «Пересмотр международного порядка», «Цели для человечества», «Энергия: обратный отсчет» и др. В концепции развития Римского клуба был предложен симбиоз общественных идеалов с решением экологической проблемы. Появляется новое представление о коэволюции. Синоним этого термина – консонанс, антоним – диссонанс. Феномен коэволюции представляет собой соразвитие взаимодействующих систем, расположенных на одном уровне организации материи или включенных друг в друга в силу принадлежности к разным уровням ее организации. Применение идей коэволюции было изложено в трудах В.И. ДаниловаДанильяна, В.А. Коптюга, И.К.Лисеева, В.А. Лося, А.П. Огурцова, А.В. Яблокова и др. Проблемы обеспечения экологической безопасности проанализированы в работах О.Б. Бутусова, Н.Ф. Реймерса, А.В. Яблокова, М.Е. Яковенко и др.

В 1970-1980-х гг. географы располагали большим объемом практических и теоретических знаний, которые могли быть использованы для целей управления окружающей средой и оценкой экологических рисков. Был реализован пакет Правительственных постановлений, а также приняты отдельные законы, направленные на охрану окружающей среды. 1 декабря 1978 г. рекомендовалось разрабатывать Территориальные комплексные схемы охраны природы (ТЕРКСОП) для районов страны с напряженной экологической ситуацией. В этой связи Институтом географии Сибири и Дальнего Востока СО АН СССР был составлен ТЕРКСОП бассейна оз. Байкал и зоны БАМ.

Появление таких решений стимулировало развитие в стране экологической экспертизы, базировавшейся на междисциплинарной интеграции. В 1988 г., в стране был образован Государственный комитет по охране природы (Госкомприрода СССР). В 1990 г. впервые вышел в свет "Национальный доклад о состоянии окружающей среды в СССР в 1988 г." В декабре 1991 г. принят рамочный федеральный закон "Об охране окружающей природной среды". Этот документ создал общее эколого-правовое пространство для всех отраслевых законодательных актов экологической направленности и позволил связывать их в определенное единство в соответствии с требованиями oxpaны окружающей среды. 19 июля 1995 г., был принят закон «Об экологической экспертизе».

Статья 14 этого закона содержит первое указание на «материалы оценки воздействия на окружающую природную среду хозяйственной и иной деятельности». Это послужило основанием для формирования системы подзаконных актов.

Вместе с тем, развитие системных идей в географии показало, что при разработке мероприятий, связанных с обеспечением экологической безопасности населения необходимо учитывать взаимосвязанную систему механизмов, влияющих на изменения окружающей среды. Динамическую оценку состояния природных ресурсов нужно осуществлять на основе интегральных показателей, таких как вещественно-энергетический обмен, характер взаимосвязей, резонанс процессов и проч. Для этого необходимо разрабатывать основу системного анализа и синтеза процессов организации географических систем регионов, особенно тех, в пределах которых осуществляется или планируется активная антропогенная деятельность.

Итогом внедрения методологии системных исследований в решение проблем обеспечения экологической безопасности стали разработки российских географов, связанные с выявлением экологически опасных районов в пределах крупных промышленных центров страны, оценкой воздействия различных промышленных объектов, трасс нефте- и газопроводов, освоением месторождений и т. д. Примером таких исследований могут служить труды сотрудников Института географии им. В.Б. Сочавы СО РАН в области решения проблем экологических рисков и безопасности населения. Важным достижением явилось участие Института в разработке Программы экологической безопасности Иркутской области («Районирование и ранжирование Иркутской области по природной и техногенной опасности»). Основная цель Программы – обеспечить экологическую безопасность населения области и ее природы на ближайшую и долговременную перспективу.

Программа явилась основой для конструктивного взаимодействия органов государственной власти федерального и регионального уровней, органов местного самоуправления, научных учреждений и общественных организаций и объединений по обеспечению сбалансированного развития экономики области и улучшения состояния окружающей среды. Для достижения цели Программы была проведена инвентаризация природных и техногенных опасностей на территории области, учтены закономерности пространственной дифференциации, устойчивости ландшафтов к природным и техногенным опасностям, а также материалы физико-географического районирования;

выполнено интегральное районирование и картографирование. Основным критерием районирования служила территориальная общность природных, социальных и техногенных процессов, приводящих к возникновению опасностей.

На протяжении ряда лет в Институте географии им. В.Б. Сочавы СО РАН проводятся детальные исследования по оценке экологического состояния и рисков на территории промышленных центров Иркутской области (Иркутск, Усть-Илимск, Братск, Шелехов, Ангарск, Усолье, Черемхово). Результаты получены на основе синтеза разнообразных данных: ландшафтных особенностей территории, оценки потенциала загрязнения атмосферы, микроклиматического потенциала самоочищения атмосферы, загрязнения снежного и почвенного покрова элементами различного класса опасности, анализа состояния здоровья детей и пожилых людей в районах повышенного уровня загрязнения. Синтез данных проведен на основе использования оперативных космических данных высокого и среднего разрешения с искусственных спутников Земли и карт геосистем. При таком подходе происходят целенаправленный поиск, сбор и интерпретация данных, обеспечивающие адекватную характеристику территории. В результате этого весь механизм информационного оснащения решаемых задач синтезируется на единой основе и становится легко сопоставим.

Итогом являются карты экологических рисков. Наглядность отображения на картах качества городской среды и экологических рисков помогает в принятии решений для поддержания оптимальной экологической обстановки в разных физико-географических, социально-экономических и хозяйственных условиях.

Примеры исследований по выявлению экологических рисков как в пределах крупных регионов, так и отдельных территорий представляются важной базовой основой, которая необходима при системном анализе и прогнозе безопасности природной и техногенной среды для жизнедеятельности населения.

Работа выполнена по проекту 12-05-00819 Российского фонда фундаментальных исследований.

ЛАДОЖСКИЕ КАНАЛЫ КАК ПРИМЕР ПРЕОДОЛЕНИЯ РИСКА

Институт истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН, Новгородский государственный университет им. Ярослава Мудрого На территории Северо-Запада России проведены работы комплексной историко-научной экспедиции «Естественные и искусственные водные пути Севера России XVII-XIX вв.», организованной Институтом истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН. Главной целью экспедиции было проведение историко-научных исследований Вышневолоцкой и Тихвинской шлюзованных водных систем. Предварительно по архивным и литературным источникам изучалась история водных сообщений. Непосредственно на местности выявлялись памятники природы, истории, техники, культуры. В ходе экспедиционных работ 2009 и 2010 гг. внимание было уделено и ладожским каналам, рассматривая их как пример преодоления экологического и экономического риска.

От поселка Свирицы на р. Свирь начинается искусственный путь в ладожские каналы. На участке между реками Свирь и Сясь канал называется Старосвирский (Канал Императрицы Екатерины II), между реками Сясь и Волхов – Старосясьский (Канал Императора Александра I), между Волховом и Невой – Староладожский (Канал Императора Петра Великого). Параллельно им проложены Новосвирский (Канал Императрицы Марии Федоровны), Новосясьский (Канал Императора Александра III) и Новоладожский (Канал Императора Александра II) каналы.

Большое транспортное значение Ладожское озеро имело в петровские времена. Среди водных путей России Староладожскому каналу принадлежало первое место не только по числу проходивших по нему судов и количеству перевозимых грузов. Крупнейший гидротехнический канал в Европе начала XVIII в., намного превосходивший по своим параметрам Лангедокский канал во Франции, связывался в сознании современников с именем Петра I. Канал был главным водным путем в Петербург, водными воротами столицы, поэтому большинству водоспусков, мостов, шлюзов здесь присущ помпезный характер. Они отличались высоким техническим и инженернохудожественным уровнем.

История канала началась в 1718 г. За один только этот год около тысячи судов со строительными материалами и продовольствием для Петербурга погибло в Ладожском озере из-за бурь и мелей вдоль берега. Поэтому было решено не рисковать и проложить вдоль южного берега Ладоги обходный канал. Первоначально возведения шлюзов не предусматривалось, но каналу, спроектированному без учета понижения уровня Ладожского озера в определенные периоды, грозило неминуемое обмеление. Специальная комиссия решала вопрос о ходе дальнейшего строительства.

Приглашенный в 1723 г. Б.Х. Миних указал на необходимость «запереть» канал на концах — в Новой Ладоге и Шлиссельбурге — шлюзами. Петр в 1724 г. осмотрел трассу и дал письменную инструкцию Миниху о ведении работ. По чертежам Петра стали делать, например, откос берега из двух уступов.

С помощью шлюзов горизонт воды канала поддерживался на 2 м выше озерного. Канал питался водой из водоемов-резервов, устроенных за южной дамбой и собиравших воду с окрестных болот, а также впадающими в озеро реками. Для подпитки канала речной водой и предохранения его от загрязнения речным илом построили бейшлоты. Берега укрепили, частично облицевали известняковыми плитами. На протяжении всей трассы построили плотины, мосты, водоспуски, двойные шлюзы на составила 110,97 км, ширина по воде достигала 21,33 м, глубина – на 2,13 м ниже горизонта Ладожского озера.

Водоспуски на канале были озерные (нордские) и речные (зюйдские). Озерные служили для выпуска лишней воды в озеро во время весеннего паводка. На южной стороне спуски строили на впадающих в канал реках и при устьях каналов, проведенных из резервуаров, питавших канал летом. Все без исключения водоспуски выполняли функции мостов на бечевнике. На всем протяжении трассы спусков было несколько, их неоднократно перестраивали, заменяли новыми или просто засыпали. Перестройка шлюзов, установка в 1826 г. двух паровых машин для накачивания воды из озера в канал и расчистка русла не улучшили положения на канале: он не справлялся с пропуском судов, которых за навигацию проходило до 15 тысяч, не считая 10 тысяч плотов. Кроме того открылось пароходное сообщение до Новой Ладоги. Засорение Ладожского канала требовало его углубления, но сделать это зимой было опасно, а в период навигации мешал грузопоток. января 1861 г. был утвержден проект нового канала, который предполагали проложить вдоль южного берега озера параллельно старому. Канал был задуман глубже петровского, ширина его по дну достигала 25,6 м, а по поверхности – от 36 до 108 м. Русло трассы от реки Волхов до Назии пролегло горизонтально, а далее к Шлиссельбургу имело уклон, соответствующий склону поворота озера к Неве. Канал не имел шлюзов. На бечевнике соорудили деревянные мосты.

Открытый 1 сентября 1866 г. новый канал стали называть каналом Императора Александра II. Старый канал с этого времени – канал Императора Петра Великого (ныне Староладожский). Он стал играть вспомогательную роль: по нему везли строительные материалы и гнали в обратном направлении порожняк. В 1920-е гг. канал был закрыт для судоходства. Сооружение, имеющее огромную историко-культурную ценность, приходило в запустение. У выхода в Неву старого Ладожского канала сохранились уникальные инженерные сооружения – четырехкамерный гранитный шлюз (1836 г.) и мост на колоннах (1832 г.) как памятники техники.

Созданные для функционирования водных систем (Вышневолоцкой, Тихвинской. Мариинской) приладожские каналы сыграли свою роль в экономическом развтии Санкт-Петербурга и всего Северо-Запада Европейской России. Развитие техники водного транспорта позволило проводить суда по Ладоге и исключить прежние риски, что в конце концов обусловило «ненужность»

каналов. Послужив человеку, они продолжали функционировать. Природа на их берегах восстанавливалась и стремится к ее исходному состоянию, что мы наблюдали в ходе экспедиций.

Новоладожский канал у Шлиссельбурга активно используется и в настоящее время как гавань для судов, бороздящих по Ладожскому озеру и Неве. Это позволяет преодолевать также определенные риски.

В XXI в. каналы могут получить рекреационную значимость, хотя туристами весь XX в. они использовались. Особо надо отметить сохранившиеся памятные знаки у входа в каналы, представляющие историко-научный и познавательный интерес, рассматривая каналы как пример преодоления рисков. Да и сами каналы представляют собой гидротехнические памятники – музеи под открытым небом.

Работа выполнена по проекту 12-05 -00316 Российского фонда фундаментальных исследований и проекту 11-03-00340 Российского гуманитарного научного фонда.

РАНЖИРОВАНИЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО РИСКА НА БПТ

Основные экологические проблемы на Байкальской природной территории связаны с накопленными прежде (до 1990 года) промотходами горнодобывающей промышленности, теплоэнергетики и целлюлозно-бумажной промышленности.

В центральной экологической зоне полигоны промотходов напрямую через атмосферу, поверхностный и подземный сток, воздействуют на экосистему озера Байкал.

Буферная зона влияет на озеро Байкал через сток в р. Селенгу.

В зоне атмосферного воздействия основной агент переноса загрязнений – воздушные потоки, захватывающие в том числе и поллютанты с поверхности полигонов токсичных отходов.

Исследование содержаний в воде р. Селенги тяжелых металлов от границы с МНР до оз.

Байкал показало, что концентрации Cu, Zn, As, Cd, Pb проявляют тенденцию снижения от границы к Байкалу. Реки Джида, Темник не вносят со своими водами высоких концентраций токсичных элементов в р. Селенгу.

В центральной экологической зоне БПТ непосредственную опасность для озера Байкал представляют полигоны промотходов БЦБК. За 40 лет своей деятельности комбинат накопил огромное количество отходов своей деятельности (около 6,2 млн т), которые складированы на полигонах в непосредственной близости от Байкала.

Существует угроза катастрофического загрязнения Байкала в случае разрушения хранилищ отходов в результате опасных геологических процессов – землетрясений и селей.

При прорыве дамб карт-шламонакопителей Солзанского полигона БЦБК отходов в Байкал может мгновенно попасть до 250 тыс. т органических веществ – такое количество загрязнений, которое при штатной работе комбината поступило бы в озеро за 700 лет.

Предложена, экспериментально проверена и опробована технология дегидратации, дезодорации и захоронения шлам-лигнина с помощью золы углей, обеспечивающая полную ремедиацию Солзанского и Бабхинского полигонов промотходов БЦБК.

В буферной зоне БПТ наиболее значимым объектом, требующим кардинального решения экологических проблем является Джидинский вольфрамо-молибденовый комбинат. За период работы комбината образовалось 44,5 млн т отходов обогащения, складированных в два хвостохранилища.

Площадь экологически неблагополучной территории составляет 867 га, в том числе 487 га в г. Закаменск (68,53 % от территории города), 380 га – горные выработки и отвалы вскрышных пород.

Окисление сульфидных минералов рудного поля с образованием серной кислоты и выносом опасных для окружающей среды химических элементов с отвалов, с шахтными, карьерными и инфильтрационными водами привело к загрязнению ряда водотоков бассейна р Джиды (р. Инкур, Барун-Нарын, Зун-Нарын, Модонкуль, Гуджирка и Мырген-Шено). Для вывода территории г. Закаменска из состояния экологического неблагополучия необходимо выполнить комплекс мероприятий, предусматривающий разработку технологий вторичной переработки хвостов фабрик с целью извлечения ценных металлов и обустройство хвостохранилищ в соответствии с современными требованиями, устранение загрязнения ручья Модонкуль, Мырген-Шено и р. Джиды рудничными водами озера Первомайского карьера.



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 64 |
 


Похожие материалы:

«Саратовский государственный технический университет ЭКОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОМЫШЛЕННЫХ ГОРОДОВ Сборник научных трудов Под редакцией профессора Т.И. Губиной Саратов 2007 УДК 520 Э 40 Сборник научных статей составлен на основе материалов 3-й Всесоюзной научно-практической конференции Экологические проблемы промышленных городов, которая проводилась на базе СГТУ при финансовой поддержке ФГУ НИИПЭ нижнего Поволжья в 2007 году. В сборнике обобщены результаты исследования в области экологии. ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»