БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 82 | 83 ||

«М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической кон- ференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества ...»

-- [ Страница 84 ] --

обеспечение развития хозяйства в соответствии с природно-экономическими ресурсами и условиями районов;

повышение народнохозяйственной эффективности производства;

гармоничное социальное развитие и повышение уровня жизни населения;

охрана окружающей среды.

Комплексное хозяйственное развитие районов Севера, в конечном счете, означает постепенное их заселение и обживание, создание и развитие комплекса улучшающихся жизненных условий для населения, непрерывное повышение уровня его жизни. Численность постоянного населения, как и раньше, будет увеличиваться за счет естественного прироста и межрайонной миграции, но доля первого, т.е. постоянного населения, должна стать преобладающей. С народнохозяйственной точки зрения все более необходимым становится расширение демографического потенциала в северных районах.

Этому должно способствовать социально-экономическое стимулирование роста рождаемости, закрепляемости кадров, формирования постоянных производственных коллективов и других положительных процессов расширенного воспроизводства населения и трудовых ресурсов.

Рассматриваемая научная концепция не предполагает сплошное хозяйственное освоение, заселение и обживание всей огромной территории Севера. Оно должно осуществляться путем создания и развития определенной системы территориально-производственных комплексов, промышленных узлов и сельскохозяйственных зон, причем дифференцированно по районам.

Более ускоренные темпы и зрелые формы освоения будут присущи тем районам, где для этого имеются благоприятные экономические и природные условия (Летопись Севера, 1979, с. 92-107).

Динамика численности населения Российского Севера. Весь период формирования населения Севера можно разбить на два этапа: его рост до 1990-х гг. и постоянное уменьшение в последующие годы.

Особенно заметное уменьшение численности населения произошло в последние 20 лет. С 1990 по 2011 г. численность населения Севера России уменьшилась с 9 млн. 807 тыс. до 7 млн. 967 тыс. человек, т.е. совокупные потери северных территорий составили 1 млн. 840 тыс. человек. При этом Европейский Север потерял 1 млн. 244 тыс. человек (67,6%), а Азиатский Север – 596 тыс. человек (32,4%). В среднегодовом исчислении это выглядит так:

Россия теряла 226 тыс., Север в целом 87 тыс. (Европейский – 59 и Азиатский – 28 тыс. человек). Это привело к тому, что Азиатский Север стал доминировать над Европейским Севером (2011 г. – 44,7%) по доле и абсолютной численности населения. Если на ближайшие 20 лет сохранятся сегодняшние тенденции, то численность населения Российского Севера в 2031 г. составит 8 млн. 185 тыс.

человек, в том числе Азиатского Севера – 4 млн. 865 тыс. и Европейского Севера – 3 млн. 320 тыс. человек (59,4 и 40,6% соответственно).

На Европейском Севере самые большие потери в численности населения понесла Мурманская обл. – 396 тыс. человек (33,2% от численности 1990 г.).

Затем следуют Республика Коми – 349 тыс. человек (27,9%);

Архангельская обл. – 351 тыс. человек (22,3%);

Республика Карелия – 148 тыс. человек (18,7%).

На Азиатском Севере из десяти субъектов восемь потеряли население, а два региона имели абсолютный рост. Лидером по убыли населения является Чукотский АО – 112 тыс. человек (69,1% от численности 1990 г.). Вызывает беспокойство быстрая убыль населения Магаданской обл. – 233 тыс. человек (59,7%);

Сахалинской обл. – 217 тыс. человек (30,4%);

Камчатского края – 156 тыс. человек (32,7%). В Республике Саха (Якутия) потери составили 13,8% от численности населения 1990 г., но абсолютно они равны 153 тыс.

человек.

В целом можно отметить два момента:

– на Европейском Севере, на протяжении всего рассматриваемого периода имела место отрицательная демографическая динамика и миграционный отток населения;

– на Азиатском Севере положение было значительно лучше. С по 2010 г. здесь был отмечен положительный естественный прирост населения, то есть рождаемость превышала смертность. Однако миграционные потери сводили на нет положительную демографическую динамику. В период 2006-2010 гг. только два региона: Республика Саха (Якутия) и Ханты-Мансийский АО имели положительный прирост населения за счет естественного прироста, соответственно 30 и 63 тыс. человек.

Плотность населения. Геополитическое место государства в мировом пространстве определяют многие факторы, но два оценочных фактора присутствуют обязательно: площадь территории и численность населения и производная от них – плотность населения.

Площадь России составляет 17 млн. 98 тыс. кв. км, на северные территории, полностью относимые к северным, приходится 9 млн. 267 тыс. кв. км или 54,2% всей территории. На Европейский Север приходится 1 млн. 332 тыс.

кв. км, а на Азиатский Север – 7 млн. 935 тыс. кв. км (14,4 и 85,6%). Как видно, Азиатский Север в шесть раз по размеру превосходит своего европейского собрата. Таким образом, исходя из площади и численности населения, можно констатировать, что в целом по Северу на 1 кв. км приходится 0,86 человека, в том числе на Европейском Севере – 2,675 и Азиатском Севере – 0,555 человека на кв. км.

На Европейском Севере самая низкая плотность населения в Архангельской обл. – 2,077, а самая высокая в Мурманской обл. – 5,485 человека на кв. км. На Азиатском Севере самая низкая плотность населения в Эвенкийском АО – 0,021 и Таймырском АО – 0,039. Самая высокая плотность населения в 2011 г. была в Сахалинской обл. 5,702 человека на кв. км.

К чему это ведет или может привести? Слабая заселенность северных территорий ведет к тому, что она провоцирует иммиграцию, в т.ч. нелегальную, в северные районы граждан других стран, более всего из южных республик СНГ, Китая, КНДР, Вьетнама. Особенно остро эта проблема стоит в Дальневосточном регионе, в ряде районов которого доля граждан, приехавших из других стран, прежде всего из Китая, достигает критического с точки зрения национальной безопасности государства уровня.

В России плотность составляет 8 человек на кв. км. Плотность населения в прилегающих к России государствах выглядит следующим образом:

Япония – 339, Северная Корея – 203, Азербайджан – 106, Украина – 76, Грузия – 62, Белоруссия – 46, Латвия – 34, Эстония – 30, Финляндия – 16, Норвегия – 13, Казахстан – 6, Монголия – 2 человека на кв. км.

Говоря о перспективах развития Севера, приведем слова Аграната:

«Представляется, однако, куда серьезней проблема, связанная с широко распространившимся тезисом – а нужен ли нам Север вообще? Все там дорого, природа ужасная, сырье достается с таким трудом. Многое из того, что там добываем, можно купить в других регионах и странах, и дешевле. Или не тратить деньги на фундаментальное освоение территории, а идти так называемым вахтовым методом» (Агранат, 2006, с. 8).

В заключение отметим, что сегодня нужна политическая воля, чтобы признать исключительную важность Севера для поступательного социально-экономического развития страны. Признав это необходимо сделать следующее: определить достаточный трудовой потенциал для развития экономики северных территорий в интересах российского сообщества;

создать здесь населению преимущественные условия жизнедеятельности;

гарантировать достойную старость или постсеверный период трудовой деятельности на «материке». Перечень базовых принципов и гарантий можно продолжить, главное их определить и неукоснительно соблюдать.

1. Россия: на пути к возрождению. Социальная и социально-политическая ситуация в России в 2003 г.– М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2004.– 564 с.

2. Летопись Севера. Т. IX. – М.: Мысль, 1979. – 279 с.

3. Агранат Г.А. Неустоявшийся Север // Север: наука и перспективы инновационного развития / Отв. ред. В.Н. Лаженцев. – Сыктывкар, 2006.– С. 8-17.

ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВОЕ

РЕГУЛИРОВАНИЕ МИГРАЦИОННЫХ ПОТОКОВ

В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В течение последних 20 лет миграционная политика в Российской Федерации претерпела существенные изменения. Самые сложные преобразования в государственно-правовом регулировании миграционных потоков произошли после распада СССР. В этот период разрушилась не только целостность государства, но и вся сложившаяся политическая система.

Россия столкнулась с проблемой регулирования массового потока мигрантов из образовавшихся независимых республик. Ситуация осложнялась волной межэтнических, межнациональных конфликтов на Северном Кавказе и в Средней Азии. Массовые потоки беженцев и вынужденных переселенцев хлынули в Россию, которая к такому повороту событий была не готова.

Следует отметить, что в советском законодательстве отсутствовали механизмы регулирования внешней миграции. Что касается внутренних потоков, то за них отвечало Министерство труда (ранее Госкомтруд РСФСР).

Таким образом, после распада СССР правовую систему, ориентированную на внешнюю миграцию, приходилось строить практически с нуля.

В этой связи в 1992 г. создается Федеральная миграционная служба, на которую возлагается задача по реализации государственной политики в сфере миграции. При этом приоритетное направление деятельности службы основывалось на налаживании работы территориальных структур в регионах массового скопления беженцев и вынужденных переселенцев (Тюркин М.Л., 2009).

Первым шагом на пути решения проблем, связанных со стрессовой миграцией, стало присоединение в 1992 году России к Конвенции ООН и Протоколу, касающемуся статуса беженцев8.

Дальнейшие действия по организации приема русскоязычного населения из ближнего зарубежья в Россию, а также с целью регулирования потоков беженцев из зон конфликтов внутри страны были приняты Федеральный закон от 19 февраля 1993 года № 4528-1 «О беженцах», а также Федеральный закон от 19 февраля 1993 года № 4530-1 «О вынужденных переселенцах».

В целом, ФМС России ответственно подходила к рассмотрению сложных и принципиально новых задач. Миграционная политика в основном успевала подстраиваться под изменяющуюся ситуацию в стране. Но, к сожалению, некоторые меры принимались с опозданием. Так, например, комплексное решение вопросов адаптации беженцев и вынужденных переселенцев началось только в конце 90-х, когда численность данных категорий мигрантов уже превышала 1 млн. чел.

2000 г. ФМС России передают в подчинение Минфедерации, а через два года «погружают» в МВД России (рис. 1). При этом многие эксперты таким «погружением» недовольны, ссылаясь на риск потери гуманности при формировании миграционной политики.

Отметим, что в этот период снижается интенсивность большинства межнациональных и межэтнических конфликтов и вместе с этим уменьшаются проблемы, связанные со стрессовой миграцией.

Постепенно миграционные потоки приобретают трудовую окраску.

Однако новый тип мигрантов недостаточно хорошо контролировался и имел возможность свободно пересекать российский рубеж.

В этой связи был принят Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и ряд подзаконных актов, серьезно ужесточивших миграционный контроль.

                                                             Постановление Верховного совета Российской Федерации от 13 ноября 1992 г. № 3876- «О присоединении Российской Федерации к Конвенции о статусе беженцев и протоколу, касающемуся статуса беженцев»

Рис. 1. Реформирование органа, ответственного за формирование политики Второй жесткий закон, принятый в данный промежуток времени, значительно усложнил получение российского гражданства. Новые правила, прописанные в Федеральном законе от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации», не предусматривали для соотечественников получение российского гражданства в упрощенном порядке.

Что касается современного периода, то к основным проблемам следует отнести сокращение численности населения, его старение, возрастающие диспропорции на рынке труда, потребность в привлечении иностранных инвестиций, необходимых для укрепления российской экономики.

В целях решения последнего вопроса был принят Федеральный закон Российской Федерации от 19 мая 2010 г. № 86-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации», которым вводятся преференции для иностранных высококвалифицированных специалистов.

Для решения демографических проблем была модернизирована действующая Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом. Новая Государственная программа предусматривает расширение категорий переселенцев и соответствующих мер поддержки, дифференциацию этих мер по категориям переселенцев.

В связи высокой концентрацией внимания властей на миграционных вопросах в 2012 г. принимается решение о выведении ФМС России из-под контроля МВД России. Постановлением Правительства Российской ФедеОпределение «соотечественник», а также в целом политика государства в отношении данной категории мигрантов устанавливаются Федеральным законом от 24 мая 1999 г.

№ 99-ФЗ «О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом»

рации от 13 июля 2012 г. утверждается новое Положение о ФМС России. При этом круг вопросов, относящихся к компетенции службы, практически не изменился (реализация государственной политики в сфере миграции, осуществление правоприменительных функций, функции по контролю, надзору и оказанию государственных услуг в сфере миграции и др.).

Следует отметить, что практическую реализацию ряда задач в миграционной сфере (например, при привлечении иностранных работников) ФМС России осуществляет совместно с другими органами государственной власти.

При этом по некоторым направлениям ФМС России не является ответственным исполнителем (табл. 1).

Государственные органы, влияющие на реализацию основных направлений в миграционной политике Российской Федерации в части привлечения иностранной рабочей силы Формирование 2. квот на временное ФМС проживание в РФ Формирование 3. доли иностранной рабочей силы Формирование перечня профес- Минздравсоцсий иностранных развития граждан Координация Государственной программы по добровольному переселению в РФ соотечественников, проживающих за рубежом Привлечение высококвалиф-ых спец-ов, преподавателей, ФМС спец-ов для работы у физических лиц В таблице 1 мы отразили участие государственных органов в принятии решений на примере одного направления (привлечения иностранной рабочей силы). Выбранная сфера наглядно демонстрирует широкое вовлечение министерств и ведомств в вопросы миграционной тематики. Конечно, такое многогранное участие помогает комплексно смотреть на те или иные миграционные проблемы.

Однако в ряде случаев разнонаправленность интересов ведомств усложняет проведение согласованной и эффективной миграционной политики.

Подобная практика усиливает бюрократическую волокиту, приводящую к очень медленному принятию порой не терпящих отлагательства решений.

Стоит отметить, что действующая схема реализации миграционной политики исключительно Правительством Российской Федерации не вполне устраивает экспертов, представителей бизнеса и деятелей науки, пожелания которых не всегда учитываются при выработке решений.

Ими регулярно выражается обеспокоенность существенным сокращением численности населения России и предлагается борьба с жесткой системой миграционной политики, направленной на ограничение потока переселенцев.

В свою очередь государство не готово открыть российскую границу ради сохранения численности населения. Это приведет к заполнению территории неквалифицированной рабочей силой, повышению уровня безработицы среди коренного населения, а также рискам потери целостности государства.

Данный пример показывает неоспоримую сложность и многогранность миграционных задач, требующих соблюдения баланса при принятии решений. Кроме того, государству необходима профессиональная помощь в отработке новой модели управления миграционными потоками.

Отметим, что основная сложность в регулировании современного миграционного потока состоит в большом количестве разноплановых задач.

В данной ситуации достаточно сложно правильно выстраивать приоритеты.

Следовательно, важно объективно оценивать существующие проблемы и пытаться решать их комплексно. На новом этапе государственного управления миграцией основное внимание следует обратить на следующие задачи:

развитие дифференцированного подхода при приеме мигрантов, учитывающего, в том числе потребность страны в рабочей силе с низкой квалификацией;

включение в миграционное законодательство возможности сезонного трудоустройства иностранных лиц;

разработка системы мероприятий, способствующих адаптации мигрантов;

усиление мер поддержки соотечественникам, переселяющимся в районы Дальнего Востока и Забайкалья;

развитие механизмов, стимулирующих процессы внутренней миграции;

совершенствование системы квотирования иностранных лиц с целью оперативного привлечения работодателем мигрантов;

заключение двусторонних соглашений по организованному привлечению мигрантов;

создание социальной инфраструктуры для мигрантов.

Наиболее существенные общественные вопросы следует выносить на широкое обсуждение. Одним из важнейших инструментов при этом может быть механизм Открытого правительства.

1. Тюркин М.Л. Миграционная политика в Российской Федерации. Опыт и перспективы развития- М.: «Зимогляд», 2009. – 368 с.

WORK LICENSE AT RISK

(Исследование проведено в рамках KAKEN No 23251003 и 23243032) Most countries receiving migrants tend to restrict their entry. Therefore the process of international migration is characterized by “disincentive” rather than “incentive” (Zonberg, 1989, p. 406;

Bhagwati, 1984, p. 78). Of course Western European countries in the 1960s had strong incentives to introduce foreign workers during a period of rapid economic development. Economic incentives resulted in liberal immigration policies for guest workers. We also note the negative societal consequences such open migration policies have had. Examples of this are conflicts between British citizens and Commonwealth migrants, and between French citizens and Maghrib migrants. As we discuss in this paper, Russia turned her migration policy from restrictive to an open one for visa-free countries, the majority of which are countries of the former USSR. Russia also has experienced a workforce shortage since 2000 due to rapid economic growth and depopulation. Meyers’s hypothesis that “Labor migration policy is mainly determined by the state of the economy” (Meyers, 2004) is true to Russia’s recent trend, but we need to explore the rhetoric why economic incentives can liberalize a migration regime generally and originally characterized by “disincentive.” From the 1990s until the early 2000s the number of regular foreign workers from CIS countries equaled or was slightly less than those from the non-CIS countries. The statistical presence of CIS foreign workers notably increased beginning in 2007 (Figure 1). Some researchers have insisted, however, that when the Soviet Union broke apart more than three million persons from former Soviet states found themselves in the new nation of Russia. Since consistent migration laws were not framed until the 2000s, some researchers believe that the number of foreign workers from CIS countries was significantly underestimated, with most of the workers from CIS countries remaining in Russia to work without formal status. At the same time Russia experienced high economic growth in the 2000s, the Russian labor market faced a shortage of workers (Figure 2).

Figure 1 The number of registered foreign workers from CIS Source: Росстат «Труд и Занятость» each relevant year’s version Figure 2. Employment Diffusion Index in Russia Source: The Russian Economic barometer, Vol.XX, No.2, p. Note: This diffusion index is calculated from the monthly number of correspondents (1000 enterprises in Russia) who claim surplus of employees or shortage of employees for the past 12 months.

"The mission of the Federal Migration Service is to give permission to engage in labor activities. With this measure we can regulate labor migration flows to Russia and decrease the cases which damage our national interests, and encourage labor migration when it is really necessary for our economic development.10" Russia enacted the Federal Law on “Legal Status of Foreign citizens” in 2002 and introduced several regulatory measures to control foreign workers in Russia. These included work permits and a quota system, an employment permit system, alien registration, migration cards, and so on. The work permit and quota system had complicated and time-consuming procedures for migrant workers and became an administrative impediment for foreign workers from visa-free countries to get legal status in Russia. In this sense we can call the years 2002 to 2007 as a period in which restrictions against foreign workers were strengthened.

Strong demand in Russia’s labor market is attractive to foreign workers, especially those in unskilled occupations with an elementary educational level, to do jobs Russian citizens are loath to do. In Russia, the number of citizens who occupy jobs needing only an elementary or secondary vocational education has been decreasing consistently. On the other hand, the number of Russian graduates of secondary vocational eduation who pursue higher education has increased consistently from the 1990s until now. The Russian trend to increase their level of academic achievement (popularization of higher education) is one of the pull-factors bringing foreign workers to Russia. It means that Russia opens their labor market to foreign workers at the bottom of labor market. Foreign workers occupying low-waged, unskilled occupations in place of Russian citizens are from CIS countries, especially Uzbekistan, Tajikistan, and Kyrgyzstan.

In response to labor market demands, the Russian government in 2007 revised the Federal Law on “Legal Status of Foreigners,” easing some work registration procedures for migrants from visa-free countries. Contrary to the attitude toward migrants from visa-free countries, strong regulations against migrant workers from non visa-free countries remained in place. In 2010 the Federal Law on “Legal Status of Foreigners” was revised again to introduce selective measures easing restrictions on foreign workers according to skill, income, and occupation. A work license (патент на работу) for migrant workers employed by individuals was introduced. The same revision abolished work permit quotas for highly skilled workers from advanced countries. Therefore we can call the period from 2007 to present the period of deregulation. In this sense, Russia shows strong economic incentive to introduce migrant workers from Near Abroad, who can match the demand of Russian labor market. These migrants are former compatriots, regarded as “insiders”, but not treated as “the similar”.

The work license for foreign workers employed by individuals has its own Russian context. Personal service occupations such as housekeepers, babysitters, care workers, etc., are rather new services in Russia, resulting from rapid growth of personal income (Тюрюканова, 2007, p.109). Former compatriots able to speak                                                              This is the statement of the ex-Vice-Director Yurii Demin at the interview in Итоги (No. 6, 2005, p.25).

Russian, especially from Central Asian countries, are the principal laborers in this new service sector. Before the work license requirement, many immigrant workers employed by individuals often failed to get work permits and fell into undocumented status. Reasons for this include workers not knowing how to get a work permit, employers not caring if their employees had work permits, as well as the time and cost consuming bureaucratic procedures necessary to actually get a work permit. Ryazantsev and Horie (Рязанцев и Хорие, 2011) described the difficulties of getting work permits and the role of mediators to overcome these barriers legally or illegally. This data was obtained through qualitative interviews of 20 Central Asian migrants working in Moscow. Migrant workers from the visa-free countries can cross the Russian border without a work permit. More than 10 % of migrant workers in Russia in 2010 were employed by individuals (Table 1). As a result of institutional barriers to obtaining a work permit, most of them failed to get legal status to work in Russia. The burgeoning number of temporary foreign workers from visa-free countries not having legal status became a problem the Russian government could no longer ignore.

The number of registered foreign workers employed by individuals Total Employed by corporations SourceFederal Migration Service Getting a work license is a very simple procedure for migrant workers. They visit a local Federal Migration Service office and submit their passport and migration card along with an application. Ten days later they can pick up their work license. The license fee is 1,000 rubles per month. It is important to note, however, that corporate employers are forbidden to hire foreign workers having a work license. If hired, corporate employers are liable for a fine of 250,000 to 800,000 rubles. The work license provision was enforced beginning July 1, 2010. Only a half year after enforcement began, the number of work licenses issued amounted to nearly 130,000 (Table 2). A work license is an easy way for temporary foreign workers from visa-free countries to stay and work in Russia. It is a measure designed to legalize irregular former compatriots. As is well known, babysitters and housekeepers in the United States are often illegal foreign workers. The situation in Russia was similar. Through the introduction of work licenses, Russia expected that illegal migrant workers in the private service sector would take action to become legal.

The number of applications and work licenses issued in SourceFederal Migration Service The Russian government had good reason to introduce a work license system, not only because it would legalize a large number of illegal foreign workers, but also because it is convenient measure to collect an income tax from them. Before the introduction of the work license system, the Russian government was unable to collect income tax revenue from illegal foreign workers. Since introduction of the work license system, the Russian government receives at least 1,000 rubles per a month per migrant worker in lieu of an income tax. When a worker’s income tax liability is higher than the monthly work license fee, workers pay the shortage annually or when they leave Russia. Moscow city collected 162 million rubles during the second half of 2010, and Moscow province received 220 million rubles in the same period.

Under the Federal Law on “Legal Status of Foreigners” revision effective July 2010, highly skilled foreign workers also enjoy deregulation. Highly skilled foreign workers earning two million rubles or more per year are excluded from previous foreign worker quotas, and are allowed permission to work in Russia for a maximum of 3 years. Furthermore, foreign worker family members can easily get a visa to stay with them. Foreign workers working in a Russian branch of foreign enterprises are now free from the former complicated time-consuming procedures under the work permit quota system. These new measures for highly skilled foreign workers are not so surprising. Russia is to become a member of WTO and will join in trade negotiations in the general agreement on trade in service (GATS) that covers the movement of people: Mode 4. Preferential treatment for highly skilled workers is a minimum standard for international coordination in Mode 4.

The number of applications and work permits issued for highly skilled foreign Application for work permits for highly skilled workers SourceFederal Migration Service The requirements for introducing highly skilled workers in Russian migration policy is designed to fit highly skilled workers from developed countries, and de facto excludes highly skilled former compatriots since they usually have lower wages than local Russians. Russia’s current migration policy in action greatly favors entry of highly skilled workers from developed countries. The number of work permits issued for highly skilled foreign workers from non visa-free countries comprises 90 % of the total number of highly skilled workers in Russia (Table 3). It means that very few former compatriots are able to obtain work permits for highly skilled workers.

In the article “Russia: The Ethnicity Issue” authored by President Putin, the Russian leader showed a changed attitude on migration policy from that of toughening regulations to “Positive selection” of migrants able to contribute to Russian economic development. Positive selection is to be carried out in term of skills, competence, competitiveness, and cultural and behavioral compatibility. Former compatriots cover the shortage of cheap labor at the bottom of the labor market under this system. To facilitate an improvement in the economy, Russia has opened the door to highly skilled workers from developed countries. This is the recent direction of Russian migration policy. This direction has a high risk of negatively impacting the labor market segment occupied by former compatriots, and fosters their socio-economic exclusion from Russian society.

References:

Bhagwati, Jagdish N., 1984, Incentives and Disincentives: International Migration, Review of World Economics, 120(4), 678-701.

Meyers, Eytan, 2004, International Immigration Policy: A Theoretical and Comparative Analysis, Palgrave Macmillan.

Zolberg, Aristide R., 1989, The Next Waves: Migration Theory for a Changing World, IMR, 23(3), 403-430.

Рязанцев, С. и Хорие, Н., Моделирование потоков трудовой миграции из стран Центральной Азии в Россию, Москва: Научный мир.

Тюрюканова, Е., 2007, Современный миграционный режим и его особенности в России, ред. Ж. Зайончковская, Методология и методы изучения миграционных процессов, Москва: Адаманть.

Для заметок Для заметок Для заметок

МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ

МЕЖДУНАРОДНЫЙ СИМПОЗИУМ

ДОКЛАДЫ И МАТЕРИАЛЫ УЧАСТНИКОВ

II международной научно-практической конференции «Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества IV международной научно-практической конференции «Миграционный мост между Россией и странами Центральной Азии:

актуальные вопросы социально-экономического развития и безопасности»

MIGRATORY BRIDGES IN EURASIA

THE INTERNATIONAL SYMPOSIUM

REPORTS AND MATERIALS OF PARTICIPANTS

II international scientifically-practical conference «Regulated migration – a real way of cooperation between Russia and Vietnam in the XXI-st century»

IV international scientifically-practical conference «The Migratory bridge between Russia and of the Central Asia countries: actual questions of social Подписано в печать 17.10.2012 г. Формат 60х90 1/16.

_ 129329, Москва, ул. Ивовая 2. Тел. (499) 180- www.ekon-inform.ru;

e-mail: eep@yandex.ru

Pages:     | 1 |   ...   | 82 | 83 ||
 


Похожие материалы:

«Международная конференция высокого уровня по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполнения Международного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015 Душанбе, “Ирфон“ 2010 ББК 28.082+67.91+67.99 (2 Tадис) 5+65.9(2) 45 Международная конференция высокого уровня М-34 по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполненияМеждународного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи, Министра иностранных дел Республики Таджикистан Душанбе: “Ирфон”, ...»

«ТВОРЧЕСТВО МОЛОДЫХ Вестник студенческого научно-творческого общества КСЭИ: материалы XVI межвузовской студенческой конференции 22 апреля 2013 г. В Ы П У С К В О С Е М ЬД Е С Я Т ПЕРВЫЙ Краснодар, 2013 1 Редакционная коллегия: О.Т. Паламарчук, доктор филологических наук, кандидат исторических наук (ответственный редактор) А.В. Жинкин, кандидат исторических наук (научный редактор) Х.Ш. Хуако, кандидат экономических наук Л.А. Прохоров, доктор юридических наук Н.И. Щербакова, кандидат ...»

«январь 2008 г. Данная публикация была разработана в контексте МПРРХВ. Содержание не обязательно отражает взгляды или политику отдельных организаций-участниц МПРРХВ. Межорганизационная программа по рациональному регулированию химических веществ (МПРРХВ) была создана в 1995 г. по рекомендации Конференции ОНН по окружающей среде и развитию 1992 г. в целях укрепления сотрудничества и координации на международном уровне в области химической безопасности. Организациями-участницами являются: ФАО, МОТ, ...»

«Материалы международной научно-практической Интернет-конференции СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА И БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ В СВЕТЕ ТРЕБОВАНИЙ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТА ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА 26 марта 2014 г. Краснодар, 2014 1 ББК 36:30.16 УДК 664:663.1 Редакционная коллегия: Проректор по научной и инновационной деятельности КубГТУ, д.т.н., проф. Калманович С.А. (председатель) Директор института пищевой и перерабатывающей промышленности КубГТУ, д.т.н, проф. Шаззо А.Ю. (зам. председателя); д.т.н, ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»