БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 81 | 82 || 84 |

«М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической кон- ференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества ...»

-- [ Страница 83 ] --

Другой более массовый канал внешней миграции – иностранные граждане, прибывающие в Россию для выполнения временных работ по контракту. Только работающих официально по контрактам и договорам – порядка 2 млн. человек, а с нелегальными работниками по имеющимся оценкам, порядка 5 млн. Основная проблема здесь – вычислить из временных трудовых мигрантов наиболее перспективных и талантливых людей, способных через определенное время пополнить ряды инвесторов и предпринимателей и изъявивших желание жить и работать в России. Количество иностранных предпринимателей, работающих в России в настоящее время, будет зависеть от того, какие критерии мы примем для оценки: одно дело, если это будет предприниматель, купивший мини – пекарню за 20 тыс. долл. США и создавший одно рабочее место, что само по себе тоже немаловажно, и совсем другое, если он вложил 100 тыс. долл. в производство новой высококачественной продукции. Расхождение в оценках числа потенциальных инвесторов будет многократным. Важно понимать какие цели мы перед собой ставим.

Нельзя исключать из числа потенциальных бизнес – иммигрантов молодежь из западных стран, приезжающих в Россию получить высшее профессиональное образование, повысить квалификацию и т.д. Можно предположить, что часть из них по окончании высшего учебного заведения изъявит желание остаться в России и заняться бизнесом. Эта категория иностранных граждан также должна учитываться при разработке федеральных и региональных программ привлечения бизнес – иммигрантов. Данная группа так называемой учебной миграции способствует не только пополнению интеллектуального потенциала России, но и улучшению демографической ситуации в стране.

По нашему мнению Россия сегодня с учетом уровня развития экономики, инвестиционной привлекательности, уровня комфортности проживания может в лучшем случае рассчитывать на приток от нескольких тысяч до нескольких десятков тысяч иностранных инвесторов и предпринимателей, готовых вкладывать средства в российскую экономику. Для стимулирования привлечения бизнес-иммигрантов в Россию необходимо решить следующие задачи:

– определить критерии отнесения иностранных граждан к бизнес иммигрантам, т.е. статус бизнес – иммигранта;

– определить минимальные размеры инвестиций, необходимых для получения иммигрантом статуса бизнес – иммигранта, или число рабочих мест, которые должен создать иммигрант в России для российских граждан;

– разработать критерии оценки влияния бизнес – иммиграции на экономическое развитие регионов России;

– оценить потенциал возможностей бизнес – иммиграции в Россию и определить приоритетные сферы экономической деятельности для привлечения бизнес – иммигрантов.

Бизнес-иммиграцию необходимо рассматривать не только как фактор экономического развития, но и как условие улучшения занятости и демографической ситуации. Создание новых рабочих мест за счет иностранных инвестиций будет способствовать сокращению безработицы, росту доходов россиян, привлечению высококвалифицированных иностранных специалистов, в том числе с семьями на постоянное место жительства.

1. М. Денисенко, «Изменения в миграционной политике развитых стран», Отечественные записки, №4, 2004, с.232.

2. Султанова М.К. Инвестиции в человеческий капитал – как объект государственного регулирования// Миграционный мост между Центральной Азией и Россией: роль миграции в модернизации и инновационном развитии экономик стран, посылающих и принимающих мигрантов, Москва, Худжанд, 2011.

3. Рязанцев С.В. Трудовая миграция в Странах СНГ и Балтии: тенденции, последствия, регулирование. Москва, Формула права, 2007, с.485.

МИГРАЦИОННЫЙ МОСТ

МЕЖДУ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИЕЙ И РОССИЕЙ

И ПРОБЛЕМЫ КАТЕГОРИАЛЬНОЙ ОПРЕДЕЛЕННОСТИ

(некоторые теоретические и практические вопросы) Среди проблем миграционного обмена между странами Центральной Азии и Россией проблема теоретических аспектов проводимой Россией демографической политики, и, в частности, миграционной политики, в части категориальной ее определенности, хотя и играет важную роль, но ей уделяется, на наш взгляд, недостаточно внимания. И это естественно, ведь государственная демографическая политика России лишь теперь наконец-то находится в центре внимания российского общества. Еще совсем недавно, в кардинально изменившихся социально-политических и социально-экономических, а главное – социально-демографических условиях России 1990-х, начала 2000-х гг., такого внимания не было. И, главное, не наблюдалось, на наш взгляд, необходимого и соответственного этим изменениям масштаба реализации мероприятий демографической политики, в том числе, даже в области процессов миграции, особенно – международной. И это несмотря на то, что фактически все внимание российского государства в области демографических процессов, с момента распада Союза ССР было сконцентрировано именно на регулирование межгосударственных миграционных процессов, что и обусловило создание в 1993 г.

Федеральной миграционной службы России.

Относительно более устойчивая экономика России в условиях переходного периода оказалась в роли магнита, притягивающего к себе миграционные потоки практически из всех стран СНГ. Это вылилось в невиданный до того всплеск иммиграции в Россию, особенно в первой половине 1990-х годов.

В условиях фактически «прозрачных» государственных границ в изменившейся геополитической ситуации, на фоне депопуляции это не могло не поставить на повестку дня для российского государства необходимость учета влияния миграции, в том числе особенно – ее нелегальной составляющей, на состояние национальной безопасности России. Это нашло отражение в принятии на государственном уровне соответствующих решений, правда, как правило, с большим опозданием.

Так, например, в обобщающем виде официальный подход властей к проблемам безопасности России был представлен в Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ «О национальной безопасности» только в июле 1996 г.1, а затем – уже и в Концепции национальной безопасности РФ, утвержденной Указом Президента РФ в декабре 1997 г. 2. Появление этих документов знаменовало завершение первого этапа в формировании и развитии теории и политики национальной безопасности в России в кардинально изменившихся условиях. Вместе с тем, хотя в вышеназванной концепции в качестве одной из современных тенденций и было отмечено сокращение демографического потенциала страны, более того, это сокращение численности населения признавалось угрозой национальной безопасности, однако имела место, к сожалению, лишь констатация этого факта, хотя на наш взгляд, позитивным был хотя бы сам факт. При определении же сфер деятельности в области национальной безопасности демографической сферы среди них не оказалось. В том числе – и в отношении миграции, несмотря даже на то, что в области регулирования миграционных международных потоков на государственном уровне угрозы, связанные с возросшими объемами иммигрантов, еще не были озвучены, но уже незримо подразумевались. Это объясняет тот факт, что в той же концепции был зафиксирован конфликтный потенциал неконтролируемой миграции 3. Концепция внешней политики Российской Федерации от 12 июля 2008 г. также констатировала, что нелегальная миграция требует адекватного ответа со стороны всего международного сообщества и солидарных усилий для их преодоления.

Концепцию национальной безопасности Российской Федерации заменила Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, утвержденная Указом Президента РФ от 12 мая 2009 года № 557. В этом документе прогнозируется обострение мировой демографической ситуации возрастание угроз, связанных с неконтролируемой и незаконной миграцией.

В той или иной степени эти моменты нашли отражение и во впервые принятой в Российской Федерации Концепции регулирования миграционных процессов, утвержденной распоряжением Правительства РФ от 1 марта 2003 г.

№ 236-р. Мы разделяем мнение, что по своей нацеленности данная Концепция была, к сожалению, менее совершенной, чем та, чей проект (нацеленный,                                                              «О национальной безопасности». Послание Президента Российской Федерации Федеральному собранию. – М.,1996., Концепция национальной безопасности Российской Федерации// СЗ РФ. – 2000. -№2.

Отметим, что сам термин «конфликтный потенциал» требует отдельного рассмотрения, но в рамках настоящего исследования лишь отметим эту необходимость категориальной определенности как на уровне научных разработок, так и особенно – на уровне официальных документов, принимаемых на государственном уровне.

в основном, на социально-экономические аспекты регулирования миграционных процессов), хотя и был разработан, но не увидел свет и не был принят в конце 1990-х годов. После событий 11 сентября 2001г. в США акцент в регулировании миграции был перенесен в область предотвращения угроз, связанных с незаконной миграцией. И только в Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденной Указом Президента РФ от 9 октября 2007 г № 1351, наконец-то акцент фиксируется в области социально-экономических механизмов регулирования миграции. В документе предполагается привлечение мигрантов в соответствии с потребностями демографического и социально-экономического развития, с учетом необходимости их социальной адаптации и интеграции, активизацию работы по привлечению на постоянное место жительства иммигрантов трудоспособного возраста и т.д.

Таким образом, можно констатировать позитивное смещение акцента с запретительных и ограничительных мер миграционной политики в сферу использования и поощрения социально-экономических механизмов. Эта тенденция продолжилась и на примере утвержденной 13 июня 2012 года Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период до 2025 года. Реализация данной Концепции должна способствовать, в том числе, и разрешению проблем, препятствующих «эффективному регулированию миграции»4, что является темой и нашего исследования. Но для заявленной в Концепции « оценки создания эффективных механизмов оценки потребности в иностранной рабочей силы с учетом перспектив развития экономики и национального рынка труда»5, и для «оценки эффективности принятых программ в рамках реализации основных направлений государственной миграционной политики российской Федерации» 6, в том числе, для «оценки эффективности различных миграционных программ» 7, прежде всего, необходимо остановиться на проблеме категориальной определенности как в области исследования миграционных процессов вообще, так и в частности – в рамках вышеназванной Концепции.

Необходимость исследования категории «эффективность миграции», «эффективное регулирование миграции» является составной частью исследования проблемы категориальной определенности в области демографического развития. В частности определения категорий «эффективная демографическая политика», «эффективность», «результативность» в отношении тех или иных демографических процессов. При этом решение проблем категориальной определенности в области процессов миграции как вообще, так и в области демографических процессов в целом, это, на наш взгляд, не только, и даже не столько теоретическая, сколько актуальнейшая практическая задача демографической науки на сегодняшний день. Ведь нахождение путей решения демографических проблем, как ни странно, может тормозиться именно                                                              http: // события.президент.рф//документы/15635/печать,с.1, Там же, с.5.

Там же с.11.

Там же, с.10. отсутствием необходимых разработок в этой сфере. Приведем, на наш взгляд, пример, который кратко и ясно дает возможность оценить глубину наших методологических просчетов в области оценки эффективности тех или иных миграционных процессов на современном этапе. Особенно – при сравнении с методологическими подходами, которые если не были официально основополагающими в проведении государственной переселенческой политики, но и предлагались, и использовались ведущими специалистами в этой области в исторической ретроспективе. Так, уже более полутора века назад исследователи тех лет: Кауфман А., Ленский Н. и др., отмечали, что результаты первых мероприятий по переселению государственных крестьян в целом можно признать вполне удовлетворительными, т.к. благодаря значительному запасу плодородных земель в Сибири, а также правительственным пособиям и льготам, многим государственным крестьянам удалось улучшить свое экономическое положение.

Данный пример свидетельствует, что оценка переселенческой практики в Российской империи учеными тех времен давалась не с позиций чисто количественных параметров самого переселения, а исходя из того, повысился ли уровень социально-экономической обеспеченности конкретных переселенцев, а ведь ими в данном случае были зависимые от государства лица – государственные крестьяне. Сейчас же аналогичной оценки миграционного обмена России со странами постсоветского пространства, в том числе – особенно стран Центральной Азии, нет.

О ПОДХОДАХ К ФОРМИРОВАНИЮ НАСЕЛЕНИЯ

РОССИЙСКОГО СЕВЕРА

(Исследование проведено в рамках программы фундаментальных исследований УрО РАН №12-7-5-001-АРКТИКА) По подсчетам отечественных специалистов, минимальная территория, необходимая для комфортного проживания одного человека, составляет 2 га земли. Исходя из этих расчетов, территории России достаточно, чтобы при увеличении ее населения в 3 раза сохранились условия для удовлетворения многообразных потребностей людей (Россия: на пути, 2004, с. 8). У северных территорий этот «запас прочности» на порядок выше. Если условно принять всю территорию Севера, как пригодную к проживанию, то его численность может быть увеличена почти в 60 раз, в том числе Азиатского Севера в 90 раз и Европейского Севера в 19 раз.

Концепции освоения Севера. Можно выделить два основных подхода или две концепции освоения Севера. Первый подход предполагал строительство Великого северного пути – широтной железнодорожной магистрали от Мурманска до Тихого океана протяженностью 8000 км – для освоения природных ресурсов северных территорий. Согласно этой концепции, «освоение Севера ориентировалось на мировое хозяйство, на сдачу в концессию сооружения, как самой железной дороги, так и важнейших промышленных объектов».

Северные районы должны были служить преимущественно источниками дешевого сырья. Отсюда организация их хозяйства должна быть подчинена интересам отраслей производственной специализации и производству продукции, а вспомогательные и обслуживающие производства получают крайне ограниченное развитие, ориентируясь на создание тыловых опорных строительных, ремонтных и продовольственных баз в южнее расположенных районах.

Проблема обеспечения рабочей силой должна была решаться путем завоза (по оргнабору) временных работников, преимущественно молодых, малосемейных, имеющих сравнительно низкую квалификацию. Профессиональную подготовку они получают на месте и в большинстве случаев – в процессе работы путем индивидуального и бригадного обучения. Низкое благоустройство быта, труд на необжитой территории в суровых природных условиях в основном компенсируются высокой номинальной заработной платой трудящихся.

Человек на Севере является мобильной рабочей силой и временным жителем. Воспроизводство рабочей силы характеризуется высокой обновляемостью и текучестью, формирование постоянных кадров происходит медленно.

Процессы урбанизации, заселения и хозяйственного освоения новых территорий развиваются исходя из текущих и ближайших перспектив. Главный недостаток этой концепции состоит в рассмотрении важных экономических процессов в отрыве от социально-политических потребностей развития региона.

Во второй концепции планомерное освоение природных ресурсов Севера рассматривалось как часть общей проблемы рационального размещения производительных сил страны, а отбор подлежащих вовлечению в экономический оборот ресурсов и масштабы их освоения – исходя из потребностей всего народного хозяйства страны, а также с учетом ограничительных и удорожающих производство факторов, связанных с суровыми природными и трудными экономическими условиями районов Севера.

Этот подход построен на принципах, определяющих содержание комплексного развития районов: пропорциональность всех отраслей хозяйства;

сочетание отраслей специализации, вспомогательных и обслуживающих производств, производственной и социальной инфраструктуры;

эффективное участие районов в территориальном разделении общественного труда и рациональное построение межрайонных экономических связей, рациональное использование природных и трудовых ресурсов, производственных мощностей и транспортной системы;



Pages:     | 1 |   ...   | 81 | 82 || 84 |
 


Похожие материалы:

«Международная конференция высокого уровня по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполнения Международного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015 Душанбе, “Ирфон“ 2010 ББК 28.082+67.91+67.99 (2 Tадис) 5+65.9(2) 45 Международная конференция высокого уровня М-34 по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполненияМеждународного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи, Министра иностранных дел Республики Таджикистан Душанбе: “Ирфон”, ...»

«ТВОРЧЕСТВО МОЛОДЫХ Вестник студенческого научно-творческого общества КСЭИ: материалы XVI межвузовской студенческой конференции 22 апреля 2013 г. В Ы П У С К В О С Е М ЬД Е С Я Т ПЕРВЫЙ Краснодар, 2013 1 Редакционная коллегия: О.Т. Паламарчук, доктор филологических наук, кандидат исторических наук (ответственный редактор) А.В. Жинкин, кандидат исторических наук (научный редактор) Х.Ш. Хуако, кандидат экономических наук Л.А. Прохоров, доктор юридических наук Н.И. Щербакова, кандидат ...»

«январь 2008 г. Данная публикация была разработана в контексте МПРРХВ. Содержание не обязательно отражает взгляды или политику отдельных организаций-участниц МПРРХВ. Межорганизационная программа по рациональному регулированию химических веществ (МПРРХВ) была создана в 1995 г. по рекомендации Конференции ОНН по окружающей среде и развитию 1992 г. в целях укрепления сотрудничества и координации на международном уровне в области химической безопасности. Организациями-участницами являются: ФАО, МОТ, ...»

«Материалы международной научно-практической Интернет-конференции СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА И БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ В СВЕТЕ ТРЕБОВАНИЙ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТА ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА 26 марта 2014 г. Краснодар, 2014 1 ББК 36:30.16 УДК 664:663.1 Редакционная коллегия: Проректор по научной и инновационной деятельности КубГТУ, д.т.н., проф. Калманович С.А. (председатель) Директор института пищевой и перерабатывающей промышленности КубГТУ, д.т.н, проф. Шаззо А.Ю. (зам. председателя); д.т.н, ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»