БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 67 | 68 || 70 | 71 |   ...   | 84 |

«М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической кон- ференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества ...»

-- [ Страница 69 ] --

Лейтмотивом интервью со всеми экспертами звучат слова уже сегодня об острой нехватке специалистов на предприятиях, а также снижении трудовых ценностей населения, прежде всего, ответственности за выполняемую работу. Наконец, не уходит из поля внимания экспертов проблема отсутствия командной работы на предприятиях. Разрозненность (разобщенность), озлобленность и недоверие присутствует в оценках населения при описании социальных отношений в городе. В то время как в прошлом они гордились высоким уровнем культуры в городе, уважения друг другу и отсутствием равнодушия к месту проживания. При ограниченных социальных и материальных ресурсах территории выходом могла бы стать консолидация социальных сил и совместное решение проблем территории. Однако отношения строятся на прагматических интересах, не способствующих экономическому развитию территории. Следующий отрывок явное тому подтверждение.

Я уже Инту рассматриваю чисто как базу отдыха. То есть у меня есть здесь товарищ, который 100 % не выездной. У него нет ни недвижимости, ни возможности. Возможности выехать отсюда у него нет и не будет. У него нет ни родственников, ни под программу переселения он не попадает.… К нему друзья наши интинцы с Подмосковья приезжают. Приезжаем, отдыхаем. Ему нравится природа, мы приезжаем, его заправляем за свои деньги, а он всегда рад нам предоставить и с нами съездить (предприниматель).

Речь идет о «диком» туризме, распространенной практике выживания для местных жителей, имеющих необходимый транспорт для предоставления отдыха на природе. Разовые приработки отчасти решают материальные проблемы семьи, но лишь частично и не приносят доходов в бюджет города.

В отличие от успешного респондента его не очень успешный друг чувствует свою социальную уязвимость и не уверен в завтрашнем дне.

И все же, несмотря на распространенные пессимистичные взгляды и желание каждой интинской семьи иметь за пределами родного города недвижимость, его жители покидают свое обжитое место с сожалением «север затягивает», «есть в этом своя прелесть», «прелесть северной красоты». Иногда они возвращаются. Не маловажным фактором является человеческий фактор:

Самый интересный вопрос, что при всем том, что все клянут Инту, и грязь, и болото, и мерзавцы, и воры и хапуги, и какие только эпитеты не применяют и к местной власти, и ко всему прочему, и ко всем прочим, но возвращаются в Инту. Вот. Есть две причины, я так нахожу. Первая – это социальные корни, т.е. остались дети здесь, там внуки и это раз. Во-вторых, когда они попадают в другой социум, то они понимают, что они не очень там и нужны. А в третьих, это уже такое личное наблюдение, вот у меня тесть с тещей переехали в Воскресенск по такой же схеме, их поселили там в тьму тараканью, хреново, … есть такой микрорайон в той же Москве. …Теща звонит, заболеет. Сколько вам лет? 76. Ой, да вы знаете, мы к вам не приедем. … У нас в Инте, хоть мы тоже нашу медицину не очень, так скажем, не считаем, что она эффективна, она, по крайней мере, по отношению к людям, ко всему прочему, мне кажется, очень человечна. И поэтому вот тоже один из критериев, что здесь все-таки дети, здесь все-таки врачи, знакомые, с которыми они 1000 лет. Здесь все-таки заболели, в больницу положили там, пообследовали, полечили (муж, вахтовик).

Итак, отсутствие перспектив развития интинской территории, снижение статуса рабочего на Севере, безработица, низкий уровень жизни, миграционные настроения, сокращение числа высококвалифицированных кадров приводят к проблематизации исключения, ощущения ненужности, состояния уязвимости и беззащитности, что ведет к свертыванию социальных ресурсов на уровне индивидов и города, разрозненности, озлобленности населения, снижению уровня доверия в обществе. Это обуславливает дальнейшее снижение качества рабочей силы территории и формированию северных гетто.

Вопрос дальнейшего благополучного развития территории ставится под сомнение. Однако очевидно и другое: несмотря на низкий уровень социального потенциала, горожане не утратили нравственные качества (например, желание помочь ближнему), сохранены в памяти идеалы интинской жизни как атмосферы доброжелательности и высокой культуры. Сегодня важно реабилитировать эти ценности и восстановить в практиках социального взаимодействия и сотрудничества для трансформации социального потенциала в социальный капитал, способного привлечь инвестиции и определить, наконец, перспективы экономического развития территории. Вполне возможно, что недавно (2012 г.) вывешенный слоган: «Инта – доброе сердце Коми» будет этому способствовать, но данная проблема гораздо глубже и требует более внимательного изучения со стороны ученых различных областей знаний.

МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ

И ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ

ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ

(Исследование проведено в рамках проектов ДВО РАН № 12-1-П31-03;

12-1-ООН-01;

12-1-П35-01) Стратегической целью развития Дальнего Востока является реализация геополитической задачи закрепления населения. Постановка такой задачи актуализирована значительными масштабами сокращения численности населения в регионе с начала 1990-х годов.

В 1991 г. численность населения Дальнего Востока достигла своей максимальной отметки – 8,1 млн чел., превысив отметку довоенного 1940 г.

почти в 3 раза (благодаря активному участию миграционных потоков в регион и повышенным темпам естественного прироста населения).

На 01.01.2012 г. в Дальневосточном федеральном округе проживало 6265,9 тыс. чел. – уровень более чем тридцати пятилетней давности – 1974 г., когда в регионе было зарегистрировано 6300 тыс. чел. (Население СССР.

1973. Стат. сборник, 1975. с. 19). Серьезность демографической ситуации на Дальнем Востоке, безусловно, связана с территориальным расселением.

В Европейской части страны проживает 73,7% (на 01.01.2012 г.). Средняя плотность населения – 8,4 чел. на кв. км. В Центральном округе проживает 26,9% населения страны, плотность – 59,3 чел. на кв. км, в Дальневосточном округе, занимающем 36,1% территории страны, проживает – 4,4% населения России, а плотность всего – 1 чел., т.е. почти в 60 раз ниже, чем в Центральном округе (Численность и миграция населения РФ в 2011 г. с. 8-10).

За 1991–2011 гг. численность населения в России сократилась на 3,7%, Дальнего Востока – на 22,2%. Дальневосточный регион за эти годы потерял каждого пятого жителя. Абсолютное число сокращения населения составило 1790,7 тыс. чел., в том числе естественная убыль – 227,0 тыс. чел. (12,7%) и 1563,7 (87,3%) – миграционный отток. Миграция из фактора прироста населения, как это было в период интенсивного хозяйственного освоения дальневосточной территории превратилась в фактор его сокращения.

В 2011 г. в целом по России тренд демографического развития повернулся в лучшую сторону, и численность населения к началу 2012 г. увеличилась на 191,0 тыс. чел. Дальний Восток при этом остался в лидерах по сокращению населения, численность которого за 2011 г. уменьшилась на 19,1 тыс. чел., в том числе 1,3 тыс. чел. составила естественная убыль (6,8%) и 17,8 тыс. чел. (93,2%) – миграционный отток (Численность и миграция населения РФ в 2011 г. с. 14). Исходя из приведенных показателей, рассчитывать на прирост населения в ближайшей перспективе ни за счет естественного воспроизводства (несмотря на принимаемые меры, в 2011 г. общий коэффициент рождаемости не достиг показателя 1991 г. и составил 13,2‰ – ниже простого воспроизводства населения и при этом коэффициент смертности превышал коэффициент рождаемости на 2,3%), ни за счет миграционного Дальневосточный регион не может. Правда, стоит заметить, что естественная убыль населения в 2011 г. оказалась в 2,8 раза меньше, чем в 2010 г. (Естественное движение населения Российской Федерации…,2012. с. 11). Тем не менее, в регионе продолжается превышение смертности над рождаемостью.

Если в 2011 г. в России в целом показатель смертности в расчете на 1000 чел.

стал ниже, чем в 1993 г. (соответственно 13,5‰ и 14,5‰), то в Дальневосточном федеральном округе за тот же период коэффициент смертности вырос на 14,4% (11,8‰ в 1993 г. и 13,5‰ в 2011 г.), хотя в отдельные годы наблюдалось его понижение (Демографический ежегодник Российской Федерации. 1993. …, 1994. с. 49;

Естественное движение Российской Федерации за 2011 год. Стат.

бюлл. …, 2012. с. 11). Доминирующее влияние на увеличение смертности в перспективный период будет оказывать рост удельного веса лиц старших возрастов, в большей мере подверженных естественной убыли населения.

На какую численность населения может рассчитывать Дальний Восток в ближайшей перспективе при сложившихся демографических и миграционных процессах?

Современное социально-экономическое развитие Дальнего Востока позволяет предположить, что численность населения к 2030 г. может составить 5,9 млн чел. (уровень 1970 г.), к 2050 г. – 5,2-5,4 млн чел. (практически уровень населения 1959 г.). Но вполне вероятно, что может реализоваться прогноз-катастрофа, при котором численность населения региона не превысит 4 млн. чел.

Достичь численность населения в 5,2-5,4 млн чел. возможно при условии оптимизации демографических процессов – увеличения продолжительности жизни, повышения использования возможностей системы здравоохранения по снижению уровня смертности даже без учета вероятного положительного сальдо миграции. При условии снижения миграционного оттока возможно будет обеспечить к 2050 г. прирост населения порядка на 900 тыс. чел. В этом случае суммарная численность населения может составить 6,1–6,3 млн. чел. Это, конечно, означает лишь стабилизацию численности населения региона, сложившуюся к настоящему времени (Мотрич Е.Л., Найден С.Н., Скрипник Е.О., 2011. с. 596-598).

Реализация принятой Концепции государственной миграционной политики до 2025 г. призвана переломить ситуацию в миграционных процессах.

В ней признается, что миграция – значительный и необходимый фактор как база для воспроизводства населения (наряду с решением сугубо демографических проблем), так и для пополнения местного рынка труда рабочей силой.

Концепция предлагает реализацию государственной миграционной политики в три этапа. На первом этапе, рассчитанном до конца 2015 г., предполагается обеспечить миграционный прирост в стране за счет привлечения на ПМЖ в регионы России соотечественников, проживающих за рубежом (заметим, Программа по добровольному переселению соотечественников для Дальнего Востока, по – существу, провальная);

на втором этапе – с 2016 г. по 2020 г.

планируется увеличение миграционного прироста в стране и ставится задача приостановить миграционный отток населения из районов Сибири и Дальнего Востока. Наконец, третий этап – с 2021 г. по 2025 г. должен обеспечить дальнейшее увеличение миграционного прироста в стране и обеспечить приток населения в районы Сибири и Дальнего Востока. Жаль, что это предполагается достичь, спустя десятилетие. Однако прогнозировать реализацию этих ожиданий преждевременно, поскольку, по расчетам специалистов, обеспечить миграционный прирост с начала третьего этапа не удастся в указанных районах, так как спад оттока можно ожидать в период 2022–2033 гг., а в последующем убыль вновь возрастет, даже может превысить современные размеры (Зайончковская Ж., 2012. с. 25 – 26).

Заметим, что в настоящее время миграционные потоки из других регионов России, ориентированные в субъекты Дальнего Востока, сокращаются по объемам прибытия, одновременно происходит значительное изменение в соотношении прибывших и выбывших. Так, в миграционном взаимодействии с регионами России в 2002 г. выбывших было больше числа прибывших на 56,5%, в 2010 г. – на 89,5%. Как следствие – понижение результативности миграционных связей с регионами России.

В миграционном партнерстве со странами ближнего зарубежья наблюдается повышение результативности миграции благодаря значительному превышению числа прибывших над выбывшими: в 2002 г. это превышение достигало 19,2% в 2010 г. в 2,6 раза. Самая высокая результативность миграционных связей у региона с Таджикистаном и Узбекистаном и Киргизией, на десять прибывших из которых в обратном направлении выбывает 1 человек. Таким образом, миграция становится все более инокультурной: той славянской миграции, которую имел регион, уже нет и, как показывает практика, не будет. Однако заметим, что и среднеазиатские резервы не бесконечны (табл.1).

Миграция в Дальневосточном федеральном округе, чел.

Результативность миграции (число выбывших на десять прибывших) Приобрела положительное значение и результативность миграционных связей со странами дальнего зарубежья, но она обеспечена преимущественно только Китаем, результативность обмена с которым в 2010 г. в сравнении с 2002 г. увеличилась в 2,8 раза (на десять прибывших из Китая в 2010 г. 3,9 чел.

выбывших). В миграционных связях с Израилем, с которым Дальний Восток на протяжении уже многих лет имеет тесные миграционные связи, отмечается сокращение: в 2002 г. выехало 30,5% всех мигрантов, ориентированных на страны Дальнего Зарубежья, в 2010 г. – 13,7%. Прибывших на Дальний Восток из Израиля в 2010 г. было 23,6% от уровня 2002 г., а выбывших – 30,2%: в 2002 г. выбывших было больше прибывших из этой страны на 42,7%, в 2010 г. – 82,2%. Практически нет мигрантов из Австралии и США, но эти страны «поглотили» в 2010 г. 12,5% всех выбывших мигрантов из ДФО в страны дальнего зарубежья, а прибыло из них в том же году – 4,2% от прибывших из этих стран.

Но сколько бы не приходилось рассчитывать на миграцию для увеличения демографического потенциала региона, важно сохранить местное население, которое, ощущая неравенство своего региона по уровню и качеству жизни в сравнении с другими регионами России, «голосует ногами», предпочитая выехать в другие районы, где более комфортно для жизни. Дальний Восток теряет, прежде всего, свой интеллектуальный и квалифицированный потенциал, необходимый для его социально – экономического развития в будущем. Так, в миграционной убыли каждый пятый в 2002 г. (21,5%) и более, чем каждый третий (37,7%) в 2010 г. – имел высшее профессиональное образование;

в 2010 г. в общем миграционном оттоке на долю трудоспособных граждан пришлось 67,0%. Чтобы удержать население здесь необходимо создавать такие условия, которые казались бы заманчивыми даже людям, живущим в западных регионах страны. А пока Дальний Восток не обладает силой притяжения. Взять хотя бы показатель среднего дохода, который здесь на душу населения составляет 23 тыс. рублей, а по России – 20 тысяч. Но сточки зрения покупательной способности, эти 23 тыс. превращаются в 17 тыс.

Средняя пенсия по России 8,9 тыс. рублей, а дальневосточная – 9,7 тыс. Но если в стране – это 0,98% прожиточного минимума, то на Дальнем Востоке – 0,82% (Грицук М., 2012). Дальневосточный федеральный округ отличается повышенной долей населения с доходами ниже прожиточного минимума.

Каждый четвертый житель Камчатского края и Амурской области, каждый пятый в Республике Саха (Якутия), Приморском крае и Еврейской автономной области имеет доход ниже прожиточного уровня (в России в целом бедным является каждый восьмой).

Закрепление населения на Дальнем Востоке станет возможным при условии реализации ряда мер экономического и социального характера: повышения роли и значения денежных доходов;

преодоления фактора экономической удаленности от Центра: формирования в регионе комфортных условий проживания.

1. Грицук М. Территория контраста // Тихоокеанская звезда. 28 июля 2012 г.

2. Демографический ежегодник Российской Федерации. 1993. М.: Госкомстат России, 1994;

3. Естественное движение Российской Федерации за 2011 год. Стат. бюлл.

ФСГС. М., 2012. 37 с.

4. Зайончковская Ж. Адекватные ориентиры // Миграция. ХХ1 век. № 3 (12), май–июнь 2012.

5. Мотрич Е.Л., Найден С.Н., Скрипник Е.О. Население и социальное развитие Дальнего Востока. Глава 18 монографии // Синтез научно- технических и экономических прогнозов: Тихоокеанская Россия – 2050 / под ред. П.А. Минакира, В.И. Сергиенко;

Рос. акад. Наук, Дальневост. отд-ние, Ин-т экон. исследований. – Владивосток: Дальнаука, 2011. 912 с.

6. Население СССР (численность, состав и движение населения). 1973.

Статистический сборник. М.: Статистика, 1975. (ЦСУ СССР).208 с.

10. Численность и миграция населения Российской Федерации в 2011 году.

Стат. бюлл. ФСГС (Росстат). М., 2012. 1 47 с.

ОСОБЕННОСТИ ДЕМОГРАФИЧЕСКИХ

И МИГРАЦИОННЫХ ФАКТОРОВ ФОРМИРОВАНИЯ

ПРЕДЛОЖЕНИЯ РАБОЧЕЙ СИЛЫ

В РОССИЙСКИХ РЕГИОНАХ



Pages:     | 1 |   ...   | 67 | 68 || 70 | 71 |   ...   | 84 |
 


Похожие материалы:

«Международная конференция высокого уровня по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполнения Международного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015 Душанбе, “Ирфон“ 2010 ББК 28.082+67.91+67.99 (2 Tадис) 5+65.9(2) 45 Международная конференция высокого уровня М-34 по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполненияМеждународного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи, Министра иностранных дел Республики Таджикистан Душанбе: “Ирфон”, ...»

«ТВОРЧЕСТВО МОЛОДЫХ Вестник студенческого научно-творческого общества КСЭИ: материалы XVI межвузовской студенческой конференции 22 апреля 2013 г. В Ы П У С К В О С Е М ЬД Е С Я Т ПЕРВЫЙ Краснодар, 2013 1 Редакционная коллегия: О.Т. Паламарчук, доктор филологических наук, кандидат исторических наук (ответственный редактор) А.В. Жинкин, кандидат исторических наук (научный редактор) Х.Ш. Хуако, кандидат экономических наук Л.А. Прохоров, доктор юридических наук Н.И. Щербакова, кандидат ...»

«январь 2008 г. Данная публикация была разработана в контексте МПРРХВ. Содержание не обязательно отражает взгляды или политику отдельных организаций-участниц МПРРХВ. Межорганизационная программа по рациональному регулированию химических веществ (МПРРХВ) была создана в 1995 г. по рекомендации Конференции ОНН по окружающей среде и развитию 1992 г. в целях укрепления сотрудничества и координации на международном уровне в области химической безопасности. Организациями-участницами являются: ФАО, МОТ, ...»

«Материалы международной научно-практической Интернет-конференции СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА И БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ В СВЕТЕ ТРЕБОВАНИЙ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТА ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА 26 марта 2014 г. Краснодар, 2014 1 ББК 36:30.16 УДК 664:663.1 Редакционная коллегия: Проректор по научной и инновационной деятельности КубГТУ, д.т.н., проф. Калманович С.А. (председатель) Директор института пищевой и перерабатывающей промышленности КубГТУ, д.т.н, проф. Шаззо А.Ю. (зам. председателя); д.т.н, ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»