БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 64 | 65 || 67 | 68 |   ...   | 84 |

«М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической кон- ференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества ...»

-- [ Страница 66 ] --

Macro-Level Data Micro-Data Zaridze et al. (2009a) Descriptive 1991-2006, Barnaul city, Autopsy Death from Circulatory Disease During the period of 1991-1994 and 1998-2000, when Russia faced Zaridze et al. (2009b) Descriptive 1990-2001, Tomsk, Barnaul and Mortality by Causes of Death Mortality for people who took large amount of alcohol is Leon et al. (2010) Descriptive 2003-2005, Survey in Izhevsk, 1,750 Death from Circulatory Disease Blood concentration of alcohol is critically high for cases dead from A key issue with this paper is that almost all the literature examined is in English. The papers reviewed have not only been from the fields of economics and sociology. The main reasons for this are that a huge number of the ones dealing with alcohol and the mortality rates of Russians were published in medical journals and that Russian-language medical papers have not been compiled and accessibility to them is limited. The Russian-language papers dealt with in this paper have mainly been from the fields of demographics or sociology, and most of them were published in books rather than academic journals. However, medical researchers such as Nemstov and Razvodovsky, who are the main debaters concerning analysis of causes of death in the Soviet Union (in Russia, the Belarus etc.) and have written numerous papers, and Andreev and Vishnevskii13, who are the leading researchers on demographics in Russia, have presented their findings both within Russia and overseas and published a lot of English-language papers in journals. This implies that the problems with the scope of the literature available are diminishing somewhat. Nevertheless, there is no doubt that further exploration of the Russian-language literature with analytical approaches remains a challenge.

References

Kumo, K. (2010), Explaining Fertility Trends in Russia, VoxEU (June 2).

Maddison, A. (2007), The World Economy: A Millennial Perspective/Historical Statistics, Development Centre Studies, OECD.

Perlman, F. and M. Bobak (2008), Socioeconomic and Behavioral Determinants of Mortality in Posttransition Russia: A Prospective Population Study, Annals of Epidemiology, vol.18, no.2, pp.92-100.

Tekin, E. (2004), Employment, Wages, and Alcohol Consumption in Russia, Southern Economic Journal, vol.71, no.2, pp.397-417.

Wilson, D. and R. Purushothaman (2003), Dreaming With BRICs: The Path to 2050, Global Economics Paper No.99, Goldman Sachs.

                                                             Professor Nemtsov works at the Russian Federation Ministry of Health and Social Affairs’ Moscow Research Institute of Psychiatry, while Professor Razvodovsky is a researcher at the Hrodna State Medical University in Belarus. Professor Andreev works at the Max Planck Institute (in Germany), while Professor Vishnevslii, who spent many years at the Russian Academy of Science’s Central Economic Mathematical Institute, moved in the second half of the 2000s to the Higher School of Economics.

МИГРАЦИОННЫЕ СВЯЗИ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

С РЕСПУБЛИКАМИ СРЕДНЕЙ АЗИИ В 2000–2010-е ГОДЫ Современные миграции, вызванные различными детерминантами (социальными, экономическими, конфессиональными, политическими), являются важным социальным процессом, оказывающим существенное влияние на жизнедеятельность того или иного региона. Они нуждаются в тщательной регламентации со стороны специализированных органов (по средствам контроля над въездом и выездом, постановки на учет и проведения всех необходимых процедур), а также в пристальном внимании со стороны научного сообщества.

В настоящее время Краснодарский край представляет собой регион с благоприятными климатическими условиями, развитым аграрно-индустриаль- ным комплексом, транспортной инфраструктурой, крупнейшими морскими портами, курортно-рекреационным комплексом на побережье Азовского и Черного морей.

Социально-экономическое, геополитическое значение края приобретает все большое значение в масштабе всей страны. Именно поэтому край относится к тем регионам, которые принимают значительное число мигрантов.

За последнее время в экономике Краснодарского края произошел целый ряд ключевых событий, в числе которых первостепенное значение имеет проведение зимней Олимпиады 2014 г. в г. Сочи. Это, несомненно, оказывает мощнейшее влияние на имидж региона и способствует его экономическому росту. При поддержке Правительства РФ в крае строится новая транспортная инфраструктура, расширяется гостиничная сеть, модернизируются коммуникации, возводится ряд современных спортивных сооружений. Благодаря этому роль и популярность края, как центра притяжения внутренних и внешних трудовых мигрантов существенно возрастает.

В свою очередь менее благоприятное экономическое положение в некоторых странах Средней Азии, вооруженные конфликты, общая нестабильность, стимулируют формирование миграционных потоков: трудовых, вынужденных и других, из вновь возникших суверенных государств – бывших союзных республик СССР. Эти потоки носят как транзитивный характер, так и ориентированы на оседание или длительное пребывание в России.

На притоке мигрантов сказываются и такие факторы как совершенствование российского законодательства, упрощенная процедура оформления разрешительных документов на работу в России.

Проиллюстрируем миграционные связи Краснодарского края с республиками Средней Азии на основании официальных статистических данных. В 2000 г. на территорию края прибыло: из Казахстана 3517 человек, Узбекистана –1352 чел., Туркменистана – 485 чел., Кыргызстана – 285 чел., Таджикистана – 256 чел (www.krsdstat.ru/default.aspx). Суммируя эти данные, отметим, что всего из Средней Азии в 2000 г. прибыло 5895 чел., причем на долю Казахстана пришлось 59% от общего числа миграций, Узбекистана – 22%, Туркменистана – 8%, Кыргызстана – 4,8% и Таджикистана – 4%. В свою очередь, в контексте общего числа внешних миграций на территорию края доля Средней Азии составила лишь 39% от общего числа прибывших.

За этот же год с территории края в республики Средней Азии выехало 398 чел., что составило 8% от общего числа внешних миграций (www.krsdstat.ru/default.aspx). По республикам распределение мигрантов выглядело следующим образом: на территорию Казахстана выбыло 282 чел., или 70%, Узбекистана – 69 чел., или 17%, Кыргызстана – 21 чел., или5%, Туркменистана – 14 чел., или 3% и Таджикистана – 12 чел., или 3%. Сравнивая количество прибывших (5895 чел.) и выбывших (398 чел.) мигрантов, необходимо обратить внимание на то, что, чем больше прибывало мигрантов из конкретной республики, тем большее количество из общего «потока» в нее возвращалось. Так, Казахстан и Узбекистан оказались лидерами по числу выбытий мигрантов на территорию края соответственно 59% и 22%. Эти же республики оказались лидерами и по числу прибытий мигрантов из Краснодарского края соответственно70% и 17%.

К середине 2000-х гг. общее число официальных миграций из Средней Азии в Краснодарский край значительно изменилось. Так, в 2005 г. в край прибыло 3745 чел. При этом из Казахстана – 1853 чел., Узбекистана – 984 чел., Кыргызстана – 582 чел., Туркменистана – 185 чел., Таджикистана – 141 человек (www.krsdstat.ru/default.aspx). По сравнению с показателями 2000 г.

число миграций из Средней Азии сократилось на 2150 чел., или 63%.

В то же время, доля Средней Азии во внешней миграции Краснодарского края составила 46%, т.е. выросла на 7% по сравнению с показателями 2000 г. Такое положение в значительной мере было обусловлено серьезным сокращением общего числа внешних миграций на территорию края. Так, в 2000 г. количество внешних миграций составляло 14838 чел., а в 2005 г. лишь 7975 чел.

Рассматривая вклад каждой республики во внешнюю миграцию, отметим, что на долю Казахстана пришлось 49% от общего числа миграций из Средней Азии, Узбекистана – 26%, Кыргызстана – 15%, Туркменистана – 4% и Таджикистана – 3,7%. При этом заметно изменилась роль некоторых среднеазиатских республик во внешних миграциях. Так, Казахстан и Узбекистан остались лидерами по количеству внешних миграций на территорию Краснодарского края. Однако численность самих миграций из этих стран существенно снизилась. Например, Казахстан «потерял» 52% миграций, а Узбекистан – 72%. В число лидеров вошел Кыргызстан, который увеличил свою долю миграций на 48% по сравнению с аналогичными показателями в 2000 г.

Существенно снизились показатели Туркменистана и Таджикистана. Так, доля Туркменистана уменьшилась на 38%, а Таджикистана на 55%.

Анализируя число официальных выбытий с территории края в республики Средней Азии, отметим, что здесь также произошли существенные изменения. В 2005 г. в среднеазиатские республики выехало 186 чел., что составило 5,9% от общего числа внешних миграций. По республикам распределение мигрантов выглядело следующим образом: на территорию Казахстана выбыло 164 чел., или 88%, Узбекистана – 15 чел., или 8%, Туркменистана – 5 чел., или 2%, Таджикистана и Кыргызстана по 1 человеку, что составило по 0,5% (www.krsdstat.ru/default.aspx). По сравнению с аналогичными показателями 2000 г. число выбытий из края сократилось на 46,7%.

Такие данные позволяют сделать вывод, что подавляющая часть, прибывших в 2005 г. в Краснодарский край мигрантов, осталась на территории региона по тем или иным причинам.

Особое место занимает кризисный период, за время которого наблюдалось существенное варьирование показателей миграций. Для лучшего понимания происходивших изменений, обратимся к данным докризисного 2007 г.

За этот год на территорию Краснодарского края из Средней Азии прибыло 5145 чел. (www.krsdstat.ru/default.aspx). Из них на долю Казахстана пришлось 2158 чел., или 41,9%, Узбекистана – 1800 чел., или 34,9%, Кыргызстана – 653 чел., или 12,6%, Туркменистана – 278 чел., или 5%, Таджикистана 256 чел., или 4,9%. Общее число внешних миграций на территорию Краснодарского края в 2007 г. составило 14743 чел. При этом показатель среднеазиатских республик достиг 34,8%. Учитывая, что общее количество внешних миграций на территорию края, по сравнению с 2005 г., возросло на 54%, данная цифра подтверждает существенное увеличение потока миграций из Средней Азии в край.

Лидерами по количеству миграций на территорию Краснодарского края вновь стали Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан. Совокупная доля миграций этих республик составила 4611 чел., или 89,6% от общего числа.

При этом вышеперечисленные республики увеличили свои показатели внешних миграций по сравнению с данными 2005 г. Так, миграции из Казахстана возросли на 305 чел., или 16%, Узбекистана – 816 чел., или 54,6%, Кыргызстана – 71 чел., или 12%. Значительно выросли показатели и остальных среднеазиатских республик, например, Туркменистана на 93 чел., или 66% и Таджикистана – 115 чел., или 55%.

Что касается обратного процесса, т.е. выбытия с территории Краснодарского края в среднеазиатские республики, то здесь наблюдались следующие тенденции. Всего с территории края в 2007 г. по данным официальной статистики выехало 1507 чел. (www.krsdstat.ru/default.aspx). Из них в среднеазиатские республики 176 чел., или 11% от общего числа внешних миграций. Распределение по странам выглядело следующим образом: в Казахстан – 136 чел., или 77%, Узбекистан – 26 чел., или 14,7%, Кыргызстан – 10 чел., или 5%, Туркменистан и Таджикистан по 2 миграции или по 1%. Вновь проявилась выделенная нами тенденция, согласно которой, страны, являвшиеся лидеры по числу выбытий, стали такими и по числу прибытий. Сравнивая показатель выбытия с территории края с предыдущими результатами, можно отметить, что в 2007 г. он был одним из самых низких (2000 г. – 398 чел., 2005 г. – 186 чел.). В целом, такая ситуация была характерна и для других внешних миграций, что в первую очередь, было обусловлено общим низким уровнем внешних выбытий из края.

Иная картина предстает при анализе внешних миграций в период экономического кризиса (2008–2010 гг.). Этот процесс, естественно, затронул и территорию края, приведя к замораживанию ряда инвестиционных проектов и строительных объектов и общему сокращению объемов работы и рабочих мест. Кризис оказал самое непосредственное влияние и на уровень внутренней и внешней миграции.

В 2008 г. на территорию края прибыло 4347 мигрантов из республик Средней Азии (www.krsdstat.ru/default.aspx). Этот показатель уменьшился по сравнению с аналогичным в 2007 г. на 798 чел. В 2009 г. внешняя миграция из Средней Азии достигла отметки 3212 чел., сократившись на 1933 чел. по сравнению с данными 2007 г. Наконец, в 2010 г. внешняя миграция составила 2356 чел., став самой низкой в рассматриваемый период. Наряду с этим, происходило и сокращение доли Средней Азии в общем объеме внешних миграций. В 2008 г. она достигала 33%, в 2009 г. – 31%.

Изменения затронули и индивидуальные показатели среднеазиатских республик. Так, Казахстан сохранил свое место среди лидеров по количеству прибытий на территорию Краснодарского края. В то время как Узбекистан уступил второе место в 2010 г. Кыргызстану. Увеличил число внешних мигрантов на территорию края Таджикистан, который с 2008 г. обогнал по этому показателю Туркменистан.

Подводя итоги, вышеизложенному материалу необходимо отметить, что миграционные связи между Краснодарским краем и республиками Средней Азии демонстрировали устойчивое развитие в докризисный период. Прежде всего, это выражалось в достаточно стабильном показателе внешних взаимных миграций. Среди лидеров по показателям миграций выступал Казахстан и Узбекистан. Кризисный период привел к общему сокращению объема внешних миграций и пертурбации миграционных лидеров.

Анализ приведенных данных убеждает в том, что Краснодарский край является в настоящее время одним из наиболее привлекательных регионов России для мигрантов из стран Средней Азии. Конечно Москва, Московская область имеют степень привлекательности выше, но в европейской части России край входит в пятерку территорий, куда мигранты не только прибывают и работают, но и стремятся остаться.

Оперативные данные текущих документов УФМС по Краснодарскому краю подтверждают также тенденцию натурализации части мигрантов, которые становятся как бы контрагентами миграции, организаторами приезда все новых и новых мигрантов. В основном это мужчины, они женятся на гражданках России, получают прописку, получают жилье, т.е. приобретают право на полномасштабное приглашение своих родственников и не только, для работ и проживания в России.

Это меняет принципиально природу миграционных процессов, создает базу для их потенциального регулирования вне пределов компетенции государственных органов и требований российского законодательства. Данные наших исследований позволяют актуализировать эту проблему перед соответствующими органами власти субъекта и Федерации в целом.

1. www.krsdstat.ru/default.aspx

ТЕНДЕНЦИИ РЕПРОДУКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ЖЕНЩИН

ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ

Депопуляция в новой России с 1993 года явилась итогом снижения уровня рождаемости и стремительного роста уровня смертности. Оба этих негативных процесса сократили численность постоянного населения страны с 1993 по 2012 годы на более чем десять миллионов человек 14.

И лишь компенсация иммиграцией из нового зарубежья смягчила общую убыль населения Российской Федерации в этот период, снизив её более чем в два раза.

За несколько лет до распада СССР в 1983-1987 гг. уровень рождаемости держался в пределах, необходимых для простого воспроизводства населения (2,1 ребенка на женщину). Поддержание этого уровня было обеспечено эффективными мерами государственной помощи семьям, имеющим детей, и имело целью сгладить вторичную демографическую яму, вызванную последствиями резкого сокращения рождаемости в Европейской части СССР в первые годы Великой Отечественной войны.

Все 90-е годы ХХ века уровень рождаемости в России опускался довольно стремительными темпами, но постепенно падение сменилось медленным ростом в первом пятилетии XXI века, восстановлением допертурбационных тенденций, – ростом, по всей видимости, вызванным успокоением общеполитической и экономической ситуации в стране.

Падение индикаторов первой компоненты воспроизводства населения в конце ХХ века стало не только итогом действия общеисторических, объективных факторов развития государства, определенного этапа демографического перехода, слома планового ведения хозяйства и смены его всепроникающим рынком, глобализации всех сфер жизнедеятельности, вступления России в перестроечный период, характерными чертами которого явились экономические дефолты и политические кризисы. Это также, как и в случае со смертностью, – явилось результатом практически полного бездействия государственных структур в переходные 90-е гг.



Pages:     | 1 |   ...   | 64 | 65 || 67 | 68 |   ...   | 84 |
 


Похожие материалы:

«Международная конференция высокого уровня по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполнения Международного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015 Душанбе, “Ирфон“ 2010 ББК 28.082+67.91+67.99 (2 Tадис) 5+65.9(2) 45 Международная конференция высокого уровня М-34 по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполненияМеждународного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи, Министра иностранных дел Республики Таджикистан Душанбе: “Ирфон”, ...»

«ТВОРЧЕСТВО МОЛОДЫХ Вестник студенческого научно-творческого общества КСЭИ: материалы XVI межвузовской студенческой конференции 22 апреля 2013 г. В Ы П У С К В О С Е М ЬД Е С Я Т ПЕРВЫЙ Краснодар, 2013 1 Редакционная коллегия: О.Т. Паламарчук, доктор филологических наук, кандидат исторических наук (ответственный редактор) А.В. Жинкин, кандидат исторических наук (научный редактор) Х.Ш. Хуако, кандидат экономических наук Л.А. Прохоров, доктор юридических наук Н.И. Щербакова, кандидат ...»

«январь 2008 г. Данная публикация была разработана в контексте МПРРХВ. Содержание не обязательно отражает взгляды или политику отдельных организаций-участниц МПРРХВ. Межорганизационная программа по рациональному регулированию химических веществ (МПРРХВ) была создана в 1995 г. по рекомендации Конференции ОНН по окружающей среде и развитию 1992 г. в целях укрепления сотрудничества и координации на международном уровне в области химической безопасности. Организациями-участницами являются: ФАО, МОТ, ...»

«Материалы международной научно-практической Интернет-конференции СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА И БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ В СВЕТЕ ТРЕБОВАНИЙ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТА ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА 26 марта 2014 г. Краснодар, 2014 1 ББК 36:30.16 УДК 664:663.1 Редакционная коллегия: Проректор по научной и инновационной деятельности КубГТУ, д.т.н., проф. Калманович С.А. (председатель) Директор института пищевой и перерабатывающей промышленности КубГТУ, д.т.н, проф. Шаззо А.Ю. (зам. председателя); д.т.н, ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»