БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 84 |

«М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической кон- ференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества ...»

-- [ Страница 60 ] --

The Russian stereotype of former compatriots is often negative. The term “Tajiks” is often used by Russians in daily life to identify migrants from Central Asia, although all of them are not Tajiks. They are not considered Russian-speaking people and often they are called “Blacks (черные)” in Russian society (Дятлов, 2009, p.148). Mal’kova surveyed articles published in three Moscow newspapers in 1997 to find out how the newspapers described the outsiders. Her survey revealed very negative stereotyping of Caucasian people living in Moscow (Малькова, 1998). Vendina quoted her survey and claimed that intolerance of Russian society and perceived incompatibility of cultures were serious impediments to successful integration of immigrants in Moscow city. She summarized that newspapers in Moscow routinely conveyed the impression that “the majority of representatives of national minorities in the capital are criminals and it is necessary to be afraid of them and stand aside (on the street)” (Vendina, 2002, p.226). Dyatlov wrote, “My students at the training course interviewed the migrants. They take it very differently, but many of them were surprised from the bottom of their hearts, ‘They are people just like us.’” (Дятлов, 2009, p.149). Surprisingly, the Russian negative attitude toward Caucusus people, low as it is, is rather higher than their attitude to Chinese. The opinion survey conducted by Levada Center in 2005 showed 50% of respondents support limiting residence of Caucasians in Russia, 46% support limiting residence of Chinese, and 31% support limiting residence of Central Asian people in Russia (Чарный, 2008, p.63). Former compatriots have a much greater possibility to “pass” or overcome the boundary between Russians and the others, but Russian society as a whole strongly wants to maintain a boundary with them.

Classifying former compatriots are either similar or dissimilar is extremely difficult.

They are the insiders of the former USSR, but can easily slip in status to “the others”. This boundary primarily depends on the type of interaction, and changes at whim or convenience in a way that always benefits the host society.

I discussed the boundary maintained between Russian citizens and former compatriots. They are not often treated as similar, but as former compatriots they are considered insiders. This is the way they are conveniently included in Russia’s labor market yet excluded from Russian society. Russia needs to institute better integration policy if it truly wants to diminish boundaries and harmonize divisions.

Different categories of migrants have their own integration goals. Some groups want adaptation, while others seek integration. Migration policies should be tailored to the various immigrant groups to best facilitate linguistic, cultural, social, economic adaptation and integration.

References:

Alexseev, Mikhail, 2006, Immigration Phobia and the Security Dilemma: Russia, Europe, and the United States, Cambridge University Press.

Ang, Ien, 2006, Undoing Diaspora: Qestioning Global Chineseness in the Era of Globalization, Hong Liu ed., Conceptualizing and Historicizing Chinese International Migration, London: Routledge, pp.321-343.

Brubaker, Roger, 2005, The ‘diaspora’ diaspora, Ethnic and Racial Studies, Vol.28, No.1, pp.1-19.

Guild, Elspeth, 2005, Cultural and Identity Security: Immigrants and the Legal Expression of National Identity, E. Guild and J. Selm eds., International Migration and Security: Opportunities and Challenges, NY: Routledge, pp. 101-112.

Ivakhniouk, Irina, 2007, Eurasian Migration System: Theoretical and Political Approaches, Vladimir Iontsev ed., Migration and Development, Scientific Series: International Migration of Population: Russia and the Contemporary World Vol. 20, Moscow:

Faculty of Economics, Lomonosov Moscow State University.

Kolstoe, Paul, 1995, Russians in the Former Soviet Republics, London: Hurst & Company.

Meyers, Eytan, 2004, International Immigration Policy: A Theoretical and Comparative Analysis, Palgrave Macmillan.

Pan, Lynn (ed.), 1998, The Encyclopedia of the Chinese Overseas, Chinese Heritage Center.

Phoenix, Ann, 1998, Representing New Identities: ‘Whiteness’ as Contested Identity in Young People’s Accounts, K. Koser and H. Lutz eds., The New Migration in Europe: Social Constructions and Social Realities, NY: Palgrave Macmillan Press, pp. 109-123.

Putin, Vladimir, 2012, Russia: The Ethnicity Issue, http://premier.gov.ru/eng/events/news/17831/ (accessed 18 May 2012).

Vendina, Olga, 2002, Social Polarization and Ethnic Segregation in Moscow, Eurasian Geography and Economics, 43 (3), pp. 216-243.

Ивахнюк, Ирина, 2010, Как преодолеть страх чужого?, Миграция XXI век, No.1, pp.26-29.

Вендина, Ольга, 2005, Миоранты в Москве: Грозит ли российской столице этническая сегрегация?, Миграционная ситуация в регионах России: Выпуск третий, Москва: Центр миграционных исследований.

Дятлов, В.И., 2009, Трансграничные мигранты в современной России: динамика формирования стереотипов, Международные исследования: Общество.

Политика. Экономика, 1(1), pp.140-153.

Малькова, В.К., 1998, Москва многонациональная: конфликт или согласие?, Исследование по прикладной и реотложной этнологии, No. 115, Институт этнологии и антропологии РАН.

Чарный, Семён, 2008, Ксенофобия и нетерпимость в современной России и за рубежом. Мониторинг и анализ, Москва: Московское бюро по правам человека, «Academia».

МИГРАЦИОННЫЙ ФАКТОР

МЕЖЭТНИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

(Исследование проведено в рамках проекта РГНФ №12-12-11001) Россия – многонациональное государство. Проводимая в ХХ в. политика по размещению производительных сил привела к массовым этническим миграциям. До 1990-х гг. представители разных этносов мирно сосуществовали, конфликты на национальной почве в принципе были не возможны.

Сегодня ситуация изменилась. Средства массовой информации постоянно поднимают тему межэтнических конфликтов или возможность их возникновения. Мир стал хрупким, иногда достаточно одного неосторожного слова и бывшие соседи становятся заклятыми врагами. Политики и эксперты единодушны в одном: тема межнациональных отношений становится одной из самых важных и имеет большой взрывной потенциал. Болезненных проблем, связанных с межнациональными отношениями, – три. Первая – неконтролируемая миграция из Средней Азии, в которой заинтересованы недобросовестные работодатели. Вторая – к расцветшему беспределу лучше всего оказались приспособлены выходцы из регионов, где коррупция и в советские годы была нормой. Третья – по слухам, для молодежи с юга приехать в большие города бить «русню» становится чем-то вроде проверки на зрелость (Россия – для кого?, 2011, с. 7).

Для России проблема внешней миграции из года в год становится все более проблематичной. Если в первое время после распада Союза ССР к нам ехали исключительно переселенцы на ПМЖ, то начиная с 2000-х пошли мощные потоки трудовых мигрантов. Правильно говорит известный ученый Ж. Зайончковская: досужие дискуссии о том, нужны или не нужны России мигранты, пора заканчивать. Как воздух они нам нужны! Россия теряет по миллиону трудового населения в год. А на каждый заработанный гастарбайтером доллар в бюджет страны поступает до шести долларов (Ромодановский, 2010, с. 3-6).

Состояние межэтнических отношений стало важным фактором социально-политической обстановки в принимающих социумах, влияющим на функционирование их экономики. В последние годы отмечается тенденция к расширению нормального межэтнического взаимодействия. Однако по сравнению с пришлыми жителями, местное население проявляет гораздо меньшую готовность к межэтническим социальным коммуникациям. Весьма показательным индикатором межэтнического взаимодействия служит количество смешанных браков. Хотя, как свидетельствуют результаты исследования, проведенного в Великобритании, доля таких супружеских союзов в целом проявляет тенденцию к плавному росту, особенно среди женской части пришлого населения, значение и динамика данного показателя существенно различаются у выходцев из разных стран. Например, удельный вес вступающих в смешанные браки среди проживающих в этой стране китаянок возрос с 31% в 1991-1997 гг. до 38% в 1997-2002 гг., среди темнокожих мигранток с Карибских островов – с 22% до 27% соответственно.

Вместе с тем рост этнического разнообразия в обществе нередко ведет к появлению в нем новых социальных разломов. Согласно прогнозам политологов, основным видом социальных конфликтов в нынешнем веке станут межэтнические. Во многих развитых странах на первый план по степени остроты и политизированности выходят конфликты, которые можно определить как этносоциальные. Взаимодействие исламского и западного мира показывает, что с увеличением миграции населения из арабских стран в Северную Америку и Западную Европу и нарастанием расистских настроений, политического неприятия мигрантов, ростом насилия линия разлома между цивилизациями фактически проходит по территории развитых государств.

Увеличение численности иноэтничного населения создает угрозы социокультурной безопасности местных общин, питает настроения ксенофобии и расизма, способствуя усилению конфликтности в социально-трудовых отношениях, общей социальной напряженности и нестабильности.

Неприятие иностранцев стало весьма распространенным явлением среди коренного населения, хотя оно не всегда выражается открыто. В значительной степени оно связано с предрассудками и предубеждением против пришлых жителей. Главным объектом современной ксенофобии стали мусульмане, которых в Европе насчитывается 12-18 млн. человек. Нетерпимость и некорректность местного населения в межэтнических отношениях порождает ответную протестную реакцию со стороны мигрантов. Как отмечают многие исследователи, этническая поляризация усиливает риск насильственных действий. Ярким примером тому стали беспорядки в арабском мире, вызванные демонстрацией антиисламского фильма.

Для России проблемы мирного сожительства разных этносов российского происхождения, выходцев из Средней Азии и Закавказья становятся особенно актуальными. Здесь достаточно посмотреть, как существенно изменился этнический состав населения России за последние полвека (табл. 1).

Национальный состав населения России за 1959-2010 гг., человек Все население 117534315 130079210 137409921 147021869 в т.ч.

русские 97863579 107747630 113521881 119865946 В 1959 г. доля русских в населении России составляла 83,3%, а в 2010 г.

только 77,7%. В то же время численность казахов, узбеков, таджиков, киргизов и туркмен увеличилась с 435302 до 1278204 человек (в 2,9 раз), а их доля выросла с 0,4 до 0,9%. Наибольшее увеличение численности произошло у таджиков – в 28,5 раза, у киргизов – в 22,0 раза и у узбеков – в 9,8 раза.

Такая тенденция ведет к тому, что географическая концентрация мигрантов сопровождается формированием этнических анклавов и ниш, распространением этнически изолированных видов хозяйственной и трудовой деятельности. В местах компактного проживания мигрантов воспроизводятся язык, культура, многие обычаи и поведенческие стереотипы, характерные для социокультурной среды стран происхождения. Наличие иммигрантских анклавов сказывается на облике городов, в которых они находятся. Однако проникновение в сложившийся жизненный уклад коренных жителей элементов поведения и культуры других народов нередко встречает реакцию отторжения со стороны местных общин. Наполнить эмпирикой вышеизложенный материал можно результатами мониторинга межнациональных отношений (Мониторинг, 2011).

Проведенный мониторинг показал, что для большинства жителей Республики Коми соседство людей иной национальности не столь существенно.

С 2008 по 2009 г. увеличилась доля респондентов, для кого «национальный состав жителей не имеет значения» с 47,1 до 49,6%. В 2010 г. она уменьшилась на 0,8% по сравнению с 2009 г. и составила 48,8%. В 2010 г. доля респондентов, для кого желателен однонациональный состав населения в месте их жительства составила 29,5%, произошло увеличение на 2,0% относительно 2008 г. и на 3,8% относительно 2009 г. (табл. 2).

Жителям республики в своем большинстве не существенно, среди детей какой национальности будут учиться их дети, так считает половина респондентов – 54,6% (2008 г. – 50,4%, 2009 г. – 52,5%). Только 21,2% опрошенных (2008 г. – 22,2%, 2009 г. – 21,0%) хотели бы, чтобы их дети обучались в классе, где все дети или их большинство – одной национальности (табл. 3).

Особый интерес представляют ответы на вопрос: «Бывает ли так, что Вы лично испытываете или не испытываете раздражение или неприязнь по отношению к представителям той или иной национальности?». В своем большинстве – 51,5% (2008 г. – 57,2%, 2009 г. – 55,6%) жители республики не испытывают раздражение или неприязнь по отношению к представителям иной национальности, но из года в год их доля уменьшается, более терпимы к лицам другой национальности жители сел и деревень – 55,2% (2008 г. – 63,8%, 2009 г. – 63,1%) (табл. 4).

По вашему мнению, в каком населенном пункте Варианты ответа Там, где все или большинство жителей – люди вашей национальности Там, где население многонациональное и есть люди вашей национальности Национальный состав чения Для вас предпочтительней было бы, чтобы ваши дети учились:

Варианты ответа В классе, где все дети одной национальности В классе, где дети разных национальностей Для меня это не существенно Однако следует обратить внимание, что около трети респондентов испытывает раздражение или неприязнь по отношению к представителям иной национальности и доля их заметно выросла с 26,9% в 2008 г. до 32,7% в 2010 г., более «агрессивно» городское население (34,3%). При этом доля тех, кто затрудняется с ответом, практически неизменна: 2008 г. – 15,9%, 2010 г. – 15,8%. Следовательно, за прошедшие три года выросла доля людей, столкнувшихся с межэтническими проблемами.

Бывает ли так, что Вы лично испытываете или не испытываете раздражение или неприязнь по отношению к представителям 2008 г.

2009 г.

2010 г.

В заключении еще раз подчеркнем, что изучение/мониторинг этнической миграции и ее последствий остаются актуальными и требуют внимания специалистов разного профиля.

1. Россия – для кого? Ликвидировать нацреспублики... Или есть другие способы сохранить страну? // Аргументы и факты. – 2011. – №7. – С. 6-7.

2. Ромодановский К. Проблема не в том, что их (мигрантов) много, что нас (россиян) мало // Миграция XXI век. – 2010. – №2. – С. 3-6.

3. Мониторинг ситуации в области межнациональных отношений в Республике Коми: информационный бюллетень / Отв. ред. д.э.н., проф. В.В. Фаузер. – Сыктывкар, 2011. – Вып. 3. – 75 с.

ДИНАМИКА ВНЕШНЕЙ МИГРАЦИИ

МЕЖДУ КРАСНОДАРСКИМ КРАЕМ И РЕСПУБЛИКАМИ

Исследование современных миграционных связей между отдельными региональными субъектами Российской Федерации и странами Средней Азии в настоящее время приобретает все большое практическое и теоретические значение. В первую очередь, это обусловлено тем, что от интенсивности этих связей зависит экономическое развитие двух взаимодействующих систем.

Однако миграционные потоки не всегда носят лишь позитивное значение.

В настоящее время внешние миграции сопровождаются масштабными коррупциями, нарушениям миграционного законодательства и рядом других негативных тенденций. В этой связи, особую актуальность приобретает изучение миграций в их динамике, которое позволяет прослеживать тенденции и прогнозировать дальнейшее состояние исследуемого явления.

Распад Советского Союза и образование на постсоветском пространстве новых суверенных государств вызвали важные трансформационные изменения, охватившие все социальные сферы. Трудности переходного периода, усугублявшиеся экономическими кризисами, политической нестабильностью, межэтническими столкновениями, стимулировали появление многочисленных потоков миграций, направлявшихся в более благоприятные регионы.

В рассматриваемый период Краснодарский край отличался относительно спокойной общественно-политической обстановкой, развитым аграрно-индустриальным и курортно-рекреационным комплексом, благоприятными климатическими условиями. Эти факторы не могли не привлекать мигрантов из различных регионов страны, а также ближнего зарубежья.



Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 84 |
 


Похожие материалы:

«Международная конференция высокого уровня по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполнения Международного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015 Душанбе, “Ирфон“ 2010 ББК 28.082+67.91+67.99 (2 Tадис) 5+65.9(2) 45 Международная конференция высокого уровня М-34 по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполненияМеждународного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи, Министра иностранных дел Республики Таджикистан Душанбе: “Ирфон”, ...»

«ТВОРЧЕСТВО МОЛОДЫХ Вестник студенческого научно-творческого общества КСЭИ: материалы XVI межвузовской студенческой конференции 22 апреля 2013 г. В Ы П У С К В О С Е М ЬД Е С Я Т ПЕРВЫЙ Краснодар, 2013 1 Редакционная коллегия: О.Т. Паламарчук, доктор филологических наук, кандидат исторических наук (ответственный редактор) А.В. Жинкин, кандидат исторических наук (научный редактор) Х.Ш. Хуако, кандидат экономических наук Л.А. Прохоров, доктор юридических наук Н.И. Щербакова, кандидат ...»

«январь 2008 г. Данная публикация была разработана в контексте МПРРХВ. Содержание не обязательно отражает взгляды или политику отдельных организаций-участниц МПРРХВ. Межорганизационная программа по рациональному регулированию химических веществ (МПРРХВ) была создана в 1995 г. по рекомендации Конференции ОНН по окружающей среде и развитию 1992 г. в целях укрепления сотрудничества и координации на международном уровне в области химической безопасности. Организациями-участницами являются: ФАО, МОТ, ...»

«Материалы международной научно-практической Интернет-конференции СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА И БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ В СВЕТЕ ТРЕБОВАНИЙ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТА ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА 26 марта 2014 г. Краснодар, 2014 1 ББК 36:30.16 УДК 664:663.1 Редакционная коллегия: Проректор по научной и инновационной деятельности КубГТУ, д.т.н., проф. Калманович С.А. (председатель) Директор института пищевой и перерабатывающей промышленности КубГТУ, д.т.н, проф. Шаззо А.Ю. (зам. председателя); д.т.н, ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»