БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 84 |

«М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической кон- ференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества ...»

-- [ Страница 36 ] --

3 – естественный прирост/убыль, ‰, 4 – миграционный прирост/убыль, ‰ На уровне административных областей в трендах миграции населения за 1989–2009 гг. были выявлены различия. Так, в Витебской и Могилевской областях наблюдается преобладание миграционной убыли незначительных масштабов – 0,4 и 1,6‰ соответственно. Гомельская область характеризуется незначительными значениями миграционного прироста – 0,2‰. Для всех пространственных категорий приграничных районов характерно отрицательное сальдо миграции. При этом если в районах, непосредственно примыкающих к государственной границе, масштабы миграционной убыли практически не изменились за 1989–2009 гг. и остались на уровне 3‰, в районах, находящихся в зоне регионального центра наблюдается некоторое увеличение масштабов миграционной убыли, то в периферийных приграничных районах миграционная убыль населения возросла почти в 6 раз – с 2,6‰ до 11,3‰. В целом при небольших масштабах наибольшая интенсивность как прибытия, так и выбытия характерна для периферийных и непосредственно примыкающих к границе районах (табл. 2).

На микрогеографическом уровне за два последних десятилетия происходит увеличение количества районов с более высокой миграционной убылью. Это связано с увеличением миграционной активности населения приграничных районов ввиду распада СССР, а также перемещением населения внутри государства по экономическим причинам в более крупные города.

Региональная динамика характера миграции населения белорусско-российского приграничья Районы, непосредственно примыкаюРайоны, периферийные по экономико-географическому положению Районы, находящиеся в зоне влияния 1 – интенсивность прибытия, ‰;

2 – интенсивность выбытия, ‰;

3 – миграционный прирост/убыль, ‰ Так, в начале 1990-х гг. в Краснопольском, Городокском и Верхнедвинском районах еще отмечался миграционный прирост. В это время в Чечерском и Ветковском районах уже отмечалась наибольшая миграционная убыль на территории приграничья, которая составляла более 11‰. В остальных районах наблюдалось постепенное увеличение миграционной убыли по мере продвижения вдоль российской границы на север.

К 2000 г. произошло дальнейшее увеличение числа районов с миграционной убылью выше среднего уровня. Преимущественно это районы северной части приграничья. Активизация эмиграции на данных территориях связана с ухудшением социально-экономического положения приграничных регионов, что вызвало отток трудоспособного населения в другие районы Беларуси и в зарубежные страны, в первую очередь в Россию. По числу прибывших также в лидерах остались северные районы, к которым добавились пострадавшие от аварии на ЧАЭС районы южной части приграничья, куда стали возвращаться коренные жители районов, выехавшие из них в конце 1980-х гг. Миграционный прирост наблюдался в Ветковском и Чечерском районах, поскольку наравне с вернувшимся коренным населениям, в эти районы устремились иностранные граждане из стран, где низкий уровень жизни является главным фактором миграции населения даже в экологически неблагоприятные регионы.

В 2009 г. в районах белорусско-российского приграничного региона объемы миграционной убыли несколько увеличились. В двух районах Витебской области – Россонском и Полоцком – миграционная убыль превысила 15‰. В районах Могилевской части приграничья иммиграция практически компенсирует эмиграцию, что приводит к низкой миграционной убыли населения. В целом в приграничном регионе интенсивность прибытия сокращается за исключением районов, находящихся в зоне влияния региональных центров, и районах Гомельской части приграничья за счет активизации миграции иностранных граждан.

В целом, исследование позволило сделать четыре группы выводов.

Во-первых, районы приграничья по параметрам и трендам динамики являются преимущественно демографически и миграционно периферийными регионами. За исследуемый период в белорусско-российском приграничном регионе со стороны белорусской границы сформировалась регрессивная модель динамики численности населения, в которой участвуют и естественная, и миграционная убыль населения при постоянном снижении роли последней (Антипова Е.А., 2008). Во-вторых, за 1989–2009 гг. была выявлена пространственная дифференциация приграничных областей по характеру трендов миграции населения. Если в 1989 г. в Гомельской и Могилевской областях отрицательный баланс численности населения формировался за счет положительного сальдо миграции при естественной убыли, то в Витебской области – за счет отрицательного сальдо. В 2009 г. только в Гомельской в области сохраняется незначительное положительное сальдо миграции, которое не компенсирует естественную убыль населения. В-третьих, во всех пространственных категориях приграничных районов сформировалась однотипная регрессивная модель динамики численности населения, при которой естественная убыль населения превышает отрицательное сальдо миграции. Однако наиболее паритетные позиции занимает миграция по отношению к естественной убыли в периферийных и районах, находящихся в зоне влияния регионального центра. В районах, непосредственно примыкающих к государственной границе, роль миграции наименее выраженная. В-четвертых, при общем снижении роли миграции в белорусско-российском приграничном регионе можно выделить три зоны условно наибольшей миграционной активности: северо-западная часть приграничья, имеющая выход как к границам России, так и Европейского Союза;

центральная часть приграничья, наиболее близко расположенная к российским крупным центрам;

южная часть приграничья, представленная районами, находящимися в зоне влияния регионального центра и экономико-географической периферии.

1. Миграция населения Республики Беларусь / под. ред. Г.М. Евелькина. – Минск «Белорусская наука», 2008. – 182 с.

2. Антипова, Е.А. Геодемографические проблемы и территориальная структура сельского расселения Беларуси / Е.А. Антипова. – Минск: БГУ, 2008. – 327 с.

РОЛЬ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ФАКТОРА

В РАСШИРЕНИИ ЕВРОСЮЗА

В настоящее время ЕС объединяет 27 государств с населением 495,5 млн.

человек [1, p. 6]. Это крупнейшее интеграционное объединение с точки зрения социально-экономического и демографического потенциала. Кроме того, ЕС входит в круг приоритетных направлений внешней политики Российской Федерации. Для ЕС характерно постоянное усиление роли на мировой арене, а также процесс расширения. Объединение вовлекает в себя все новые государства в Восточной Европе. Процесс расширения ЕС обусловлен рядом причин, но считается, что среди них доминируют экономические и геополитические причины. В работе рассматривается роль демографического фактора в расширении ЕС, который «выпал» из поля зрения ученых, аналитиков, экспертов, которые занимаются проблемами расширения группировки. Демографические факторы расширения ЕС остаются слабо изученными в научной литературе. Вместе с тем, негативные демографические тенденции в ЕС могут считаться важнейшим фактором, стимулирующим его расширение.

В большинстве государств ЕС происходит сокращение численности населения, в некоторых странах сокращается количество трудовых ресурсов, усугубляется дефицит экономически активного населения и трудовых ресурсов, повсеместно стареет население, сокращается доля молодежи. Совершенно очевидно, что ЕС находится в демографическом кризисе. А демографический кризис по меткому выражению П.Дж.Бьюкенена представляет собой «одну из четырех проблем, представляющих наибольшую угрозу Западу» [2, c. 316]. Он также пишет: «Население Европы уже начало сокращаться. Детей рождается все меньше, зато растет число пожилых и старых людей, поэтому европейским правительствам приходится увеличивать налоги, отодвигать сроки выхода на пенсию и отменять льготы пожилым – или импортировать рабочие руки из-за рубежа» [2, c. 316-317].

Миграционные потоки в ЕС из Африки, Азии, Латинской Америки все более и более усиливаются. Это привело к тому, что миграция в последние годы существенно изменила этнический состав населения в ЕС, сформировала крупные диаспоры, ранее не свойственных европейской культуре, изменила этнокультурный ландшафт, породила межнациональные конфликты.

С.П. Хантингтон, автор книги «Столкновение цивилизаций», называет иммиграцию «главным бичом нашего времени» [3, p.305]. Упомянутый П.Дж.Бьюкенен пишет, что «…с увеличением численность арабов и африканцев нарастает и социальная напряженность. Этнические конфликты в ланкаширском городке Олдем и в Лидсе, Бэрнли и Брэдфорде, столкновения между испанцами и марокканцами в Эль-Эхидо, кровавые стычки между французами и алжирцами в Париже, нападения скинхедов на турок и других иммигрантов в Германии – все это предвестники «горячих денечков», ожидающих Европу в будущем» [2, c. 317].

Все это вынуждает ЕС искать возможности компенсации своих демографических потерь и «сглаживания» негативных этнокультурных факторов.

И данный выход найден в расширения ЕС в сторону Центральной и Восточной Европы, в которых проживает население близкое к населению Западной Европы по менталитету, историческим особенностям, этническим и религиозным характеристикам. Именно поэтому исследование роли демографических и социально-экономических фактора в расширении ЕС представляется важным и актуальным с научной и практической точек зрения.

ЕС в настоящее время столкнулся с серьезными социально-экономическими проблемами, обусловленными демографическими факторами. Прежде всего, это процесс старения населения, который отражается на росте расходов пенсионных фондов. И неизбежным выходом из этой ситуации является повышение пенсионного возраста. Это крайне непопулярная мера, но порой объективно необходимая. События во Франции в 2010 г. это показали наглядно. После того, когда парламент принял закон о повышении пенсионного возраста – французы вышли на демонстрации протеста.

В ЕС наблюдаются существенные изменения в возрастной структуре населения под воздействием демографической волны, возникшей из-за спада рождаемости после второй мировой войны. В связи с ней наблюдается уменьшение доли населения средних возрастов в 1950-1955-х гг. и старших возрастов в 1980-1990-х гг. Баланс между возрастными группами смещается в пользу старшего населения. В результате перехода к низкой рождаемости в 1970-х гг. доля населения в возрасте 0-14 лет снизилась с 26,7% в 1965 г. до 15,9% в 2005 г. Возрастная группа 15-64 лет составляла 65,6% в 1950 г., и в результате совместного влияния снижения рождаемости и падения смертности в средних возрастах увеличила свою долю до 68,2% в 2005 г. Также увеличивался относительный размер старшей возрастной группы, к чему кроме упомянутых причин привело увеличение ожидаемой продолжительности жизни в старших возрастах. В результате, доля населения в возрасте 65 лет и старше поднялась с 8,2% в 1950 г. до 15,9% в 2005 г., то есть выросла почти в два раза. Таким образом, темп прироста доли населения старших возрастов был выше темпа прироста населения средних возрастов, что за указанный период привело к росту демографической нагрузки на население трудоспособного возраста со стороны населения пенсионного возраста с 12,5% до 23,3% [4, c. 42]. В результате описанных демографических тенденций возрастная структура населения ЕС существенно «постарела» и этот процесс необратим. Доля людей в возрасте старше 65 лет увеличится с 17,2% в 2008 г.

до 23,7% в 2030 г. [5]. Внутри ЕС есть определенная дифференциация. Наиболее «старыми» можно считать Германию, Грецию, Швецию и Португалию.

А в перспективе – в 2030 г. лидерами в ЕС станут Германия, Италия, Финляндия, Греция.

Типология стран ЕС и их соседей по уровню старости в 2008 г. [5] Демографическая молодость 7,9% и менее Турция (6,8%) Первое преддверие старости От 8,0% до 9,9% Албания (9,5%) Собственно преддверие старости От 10,0% до 11,9% Демографическая старость, в том числе - начальный уровень демографической старости - средний уровень демографической старости - высокий уровень демографической старости В результате демографических изменений в экономически развитых странах растет медианный (средний) возраст населения и сокращается доля молодых людей в структуре населения. Если в 2008 г. средний (медианный возраст) европейца в регионе ЕС-27 составлял 40,6 года, то в 2030 г. он будет составлять 45,3 года [5]. Доля молодежи снижается, растет демографическая нагрузка. Снижение доли молодежи отражается, прежде всего, на системе образования, которая не дополучает привычное число контингентов. Для сохранения сети образовательных учреждений возможен выход – привлечение на обучение иностранных школьников и студентов из других регионов и стран. Именно этим путем пошли сейчас многие экономически развитые страны, которые развернули программы привлечения иностранных школьников, студентов, аспирантов [6, c. 67].

Быстрый рост демографической нагрузки не мог не сказаться на состоянии национальных систем социального обеспечения в Европе, в частности, пенсионных систем. Уже с 1980-х гг. правительства некоторых стран ЕС (Швеции, Финляндии, Германии, Франции и др.), в которых демографические изменения были наиболее ярко выражены, начали осуществлять меры, направленные на приспособление национальных систем пенсионного обеспечения к изменяющейся структуре населения. Основная проблема заключалась в том, что рост численности пенсионеров, а также увеличившаяся ожидаемая продолжительность жизни людей пенсионного возраста требовали увеличения размера средств, необходимых для сохранения прежнего уровня жизни пенсионеров.

Последствия старения населения, носящие глобальный и долговременный характер, порождают острые проблемы для всех стран и одновременно открывают огромные возможности. Некоторые ученые отмечают, что старики будут обладать высокой профессиональной и образовательной подготовкой, будут, скорее всего, более здоровыми людьми, чем предыдущие поколения. Уже сейчас в странах ЕС наблюдается такой феномен, как «молодые старики». Суть его заключается в том, что людей, достигших возраста 65 лет (который до последнего времени официально считался границей между молодостью и старостью), ни внешне, ни по каким-либо иным критериям, в том числе по состоянию здоровья, нельзя отнести к числу стариков [7, c. 17-18].

Прогнозы возрастной структуры населения стран ЕС неутешительны.

Очевидно, что в перспективе продолжится постарение населения, хотя темпы постарения в ЕС ниже, чем в других регионах мира, тем не менее, изменение возрастной структуры будет иметь негативные социально-экономические последствия. Многие страны долгое время пытались механически восполнять численность населения мигрантами, прежде всего трудовыми. Возник даже термин «замещающая миграция», который обозначал миграционные потоки, компенсировавшие сокращение численности населения или отдельных возрастных контингентов населения. Однако, как показала практика, масштабная замещающая миграция принесла с собой массу культурных, социальных и даже политических проблем. В настоящее время миграционная политика ЕС становится все более жесткой в отношении неквалифицированной рабочей силы, она отдает предпочтение людям с высокой квалификацией и учебным мигрантам.

Кроме того, все большее внимание они уделяют демографической политике, направленной на стимулирование рождаемости и поддержку семей с детьми.

В большинстве экономически развитых стран, вступивших в полосу демографического кризиса, осуществляют демографическую политику, преследующую цель повышения коэффициентов рождаемости и естественного прироста.

Этнический состав мигрантов в Европе также значительно менялся от десятилетия к десятилетию и сильно повлиял на этнический состав населения ЕС. В 1950-1960-х гг. основные потоки миграции в континентальные западноевропейские страны, принимавшие мигрантов, происходили из Италии, Испании, Греции, Югославии и Турции. Великобритания в это время принимала практически весь поток из Индии, Пакистана и Бангладеш. В 1960-х гг.

около 45% всех африканцев, выезжающих из Африки, направлялись во Францию, в три раза меньшее количество – в Италию, Германию, Великобританию и Испанию. В 1970-е гг. основной поток мигрантов уже шел в основном из Турции, Марокко, Алжира и Туниса. В 1980-х гг. в него влились мигранты с Ближнего Востока, из Южной Америки, причем направление миграционных потоков постепенно смещается от ядра Евросоюза на его периферию, в средиземноморские страны [1, p. 3]. С конца 1980-х гг. и в 1990-е гг. ЕС начинает принимать беженцев и мигрантов из стран Центральной и Восточной Европы и с Балкан. Этот поток к концу 1990-х гг. все больше становился потоком трудовой миграции, доля трудовых мигрантов из стран региона в общем потоке постоянно возрастает.



Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 84 |
 


Похожие материалы:

«Международная конференция высокого уровня по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполнения Международного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015 Душанбе, “Ирфон“ 2010 ББК 28.082+67.91+67.99 (2 Tадис) 5+65.9(2) 45 Международная конференция высокого уровня М-34 по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполненияМеждународного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи, Министра иностранных дел Республики Таджикистан Душанбе: “Ирфон”, ...»

«ТВОРЧЕСТВО МОЛОДЫХ Вестник студенческого научно-творческого общества КСЭИ: материалы XVI межвузовской студенческой конференции 22 апреля 2013 г. В Ы П У С К В О С Е М ЬД Е С Я Т ПЕРВЫЙ Краснодар, 2013 1 Редакционная коллегия: О.Т. Паламарчук, доктор филологических наук, кандидат исторических наук (ответственный редактор) А.В. Жинкин, кандидат исторических наук (научный редактор) Х.Ш. Хуако, кандидат экономических наук Л.А. Прохоров, доктор юридических наук Н.И. Щербакова, кандидат ...»

«январь 2008 г. Данная публикация была разработана в контексте МПРРХВ. Содержание не обязательно отражает взгляды или политику отдельных организаций-участниц МПРРХВ. Межорганизационная программа по рациональному регулированию химических веществ (МПРРХВ) была создана в 1995 г. по рекомендации Конференции ОНН по окружающей среде и развитию 1992 г. в целях укрепления сотрудничества и координации на международном уровне в области химической безопасности. Организациями-участницами являются: ФАО, МОТ, ...»

«Материалы международной научно-практической Интернет-конференции СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА И БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ В СВЕТЕ ТРЕБОВАНИЙ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТА ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА 26 марта 2014 г. Краснодар, 2014 1 ББК 36:30.16 УДК 664:663.1 Редакционная коллегия: Проректор по научной и инновационной деятельности КубГТУ, д.т.н., проф. Калманович С.А. (председатель) Директор института пищевой и перерабатывающей промышленности КубГТУ, д.т.н, проф. Шаззо А.Ю. (зам. председателя); д.т.н, ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»