БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 84 |

«М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической кон- ференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества ...»

-- [ Страница 29 ] --

Второй фактор – характер расселения вьетнамцев. Традиционно вьетнамцы концентрируются в определенных местах проживания, что, видимо, помогает им с одной стороны, чувствовать себя более уверенно в новом обществе. С другой стороны, это связано с низким социальным и образовательным статусом, отсутствием достаточных денежных средств на приобретение жилья у иммигрантов различных этнических меньшинств. Однако, это замедляет процесс их интеграции в общество. Исследование выявило, что обратную зависимость между уровнем образования и степенью концентрации вьетнамцев. Чем выше уровень их образования, тем меньше вероятность их концентрации в одном регионе. Численность среди вьетнамцев специалистов высокой квалификации за рубежом в настоящее время составляет около 300 тыс. человек. Многие вьетнамцы занимают важные посты в государственных структурах, являются депутатами парламентов, служат в армии, на флоте, в полиции, работают в научно-исследовательских институтах, в университетах, в больницах, на предприятиях, в международных организациях многих стран. Многие вьетнамцы имеют ученую степень кандидата и доктора наук, высокий уровень квалификации в сфере технологий, экономики, являются выдающимися деятелями культуры и науки.

Третий фактор интеграции – эколого-географические условия. Под ним следует понимать благоприятность и привычность климата, условий рельефа, почвенного покрова для мигрантов, благополучие экологической обстановки в новых местах проживания. Роль данного фактора в интеграции вьетнамцев довольно значима, поскольку напрямую определяет состояние их здоровья.

С большими сложностями протекает интеграция выходцев из Вьетнама в более суровых климатических условиях (по крайней мере, в первом поколении).

Четвертый фактор интеграции – соотношение межкультурной и внутрикультурной коммуникации. Успех процесса интеграции зависит от соотношения связей, возникающих у общины мигрантов между собой или с окружающим населением. Явное доминирование «открытости» общин для контактов в социальной, бытовой, культурной и экономической сферах, готовность их к передаче и восприятию новой информации над замкнутым образом жизни и внутриобщинными контактами существенно стимулируют интеграцию мигрантов. В Чехии и Венгрии вьетнамские общины более открыты и поэтому более интегрированы в местный социум.

Пятый фактор – культурно-бытовая «дистанция». Общность языка и культуры зачастую предопределяет направления миграции и успешность процесса интеграции иммигрантов в новое общество. Шестой фактор – религиозная основа этнической общности – играет весьма существенную роль в интеграции мигрантов. Мигранты, исповедующие идентичную или близкую религию с подавляющей массой коренного населения страны, гораздо быстрее интегрируются в общество в местах нового проживания. Седьмой фактор – правовое (юридическое) положение вьетнамцев. Некоторые из мигрантов не имеют возможность легализовать свое правовое положение и получить какой-либо официальный статус, что существенно осложняет проблему их интеграции в общество. Наглядно эта ситуация проявилась в России и на Украине. Восьмой фактор интеграции – доступ на рынок труда и социальноэкономическое положение вьетнамцев. Наличие работы определяет уровень доходов и социальный статус мигранта в новом месте жительства. Результативность поиска работы зависит в свою очередь от нескольких причин – уровня образования, квалификации, наличия свободных мест, развитости инфраструктуры рынка труда и пр. Более успешно эти проблемы для вьетнамцев решены в Чехии и Венгрии, менее успешно в Украине.

Проблема интеграции вьетнамцев в принимающем обществе не всегда решены благополучно. Эта проблема актуальна, прежде всего, для стран с переходной (транзитивной) экономики, которые претерпели серьезные социально-экономические и политические трансформации, что в свою очередь затрудняет интеграцию вьетнамских мигрантов. Особенно актуальная эта проблема для стран СНГ, где интеграция вьетнамцев идет менее успешно, чем в Восточной Европе.

СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ

ВЬЕТНАМСКОЙ И КИТАЙСКОЙ МИГРАЦИИ В РОССИЮ:

ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

(Исследование проведено в рамках проекта РГНФ №10-03-00912а/V) Демографический потенциал Китая и Вьетнама. Численность населения обеих стран в 1990-2010 гг. увеличилась во Вьетнаме на 20,7 млн.

человек и Китае на 196 млн. человек и составила во Вьетнаме 87,8 млн. против 67,1 млн. человек в 1990 г., а в Китае – 1341,3 млн. против 1145,2 млн. человек в 1990 г. В течение рассматриваемого периода темпы прироста населения были различными, но постепенно снижались. Самыми большими показателями для обеих стран был период с 1990 по 1995 гг., когда населения Китая увеличилось почти на 69 млн. человек, а Вьетнама – почти на 7 млн. чел.

Естественный прирост населения постепенно сокращался в обеих странах, уменьшившись к 2010 году в Китае более чем в два раза – с 11,8 до 5 человек, а во Вьетнаме наблюдается та же тенденция, и естественный прирост населения снижался с 20,4 до 11,5 человек в 2010 г. (таблица 1) [1].

Основные показатели динамики численности населения Вьетнама Среднегодовая численность населения, Китай 1145195 1213987 1269117 1307593 1341335 1,2 0,9 0,6 0,5 0, Уровень урбанизации в Китае за период 1990-2010 гг. значительно увеличился – с 26,4 до 47%, что нельзя сказать о Вьетнаме, где рост не такой значительный – с 20,3 до 30,4%. Несмотря на увеличение доли городского населения, уровень урбанизации Вьетнама остается низким. Почти 70 % до сих пор проживают в сельской местности. Общие коэффициенты рождаемости постепенно снижаются в течение изучаемого периода с 1990 по 2010 гг.

В 2010 г. во Вьетнаме данный показатель составил 16,7 против 27,3 ‰ в 1990 г.

В Китае значения данного показателя сравнительно ниже, что объясняется проводимой демографической политикой, поэтому в 2010 г. он составил 12, против 18,7 ‰. Суммарные коэффициенты рождаемости также сокращаются в течение рассматриваемого периода, составив во Вьетнаме 1,8 в 2010 г.

против 3,2 в 1990 г., а в Китае – 1,6 в 2010 г. против 2,0 в 1990 г. Общий коэффициент смертности во Вьетнаме постепенно снижался и к 2010 г. составил 5,2 против 6,9 в 1990 г. В Китае же, наоборот, общий коэффициент смертности повышается с 6,9 в 1990 г. до 7,3 в 2010 г. (таблица 2).

Общие коэффициенты рождаемости и смертности населения Вьетнама Общий коэффициент Общий коэффициент смертности, Страна 1990- 1995- 2000- 2005- 1990- 1995- 2000- 2005Вьетнам 27,3 19,0 17,2 17,2 16,7 6,9 5,8 5,3 5,1 5, Коэффициенты младенческой смертности также уменьшаются в течение рассматриваемого периода в обеих странах, и в 2009 году во Вьетнаме составляет 19 против 39 в 1990 г., а в Китае – 17 против 37 в 1990 г. Ожидаемая продолжительность жизни вьетнамцев и китайцев за исследуемый период увеличилась. Ожидаемая продолжительность жизни во Вьетнаме у мужчин достигла в 2010 г. 72,3 лет против 66,1 в 1990 г., у женщин – 76,2 лет в 2010 г. против 69, в 1990 г. В Китае данный показатель увеличился не так значительно – у мужчин 71,1 лет в 2010 г. против 68,4 в 1990 г., а у женщин – 74,5 лет в 2010 г. против 71,6 лет в 1990 г. [2].В период 1990-2010 гг. доля мужского населения стран немного увеличилась, а доля женского населения стран сократилась. Хотя если в Китае на 100 женщин в 2010 г. приходилось 108 мужчин, то во Вьетнаме ситуация обратная – на 100 женщин приходится только 98 мужчин. Необходимо отметить, что данная тенденция наблюдается в рамках постепенного роста населения страны в течение рассматриваемого периода (таблица 3).

Коэффициенты соотношения полов во Вьетнаме и Китае в 1990-2010 гг.

В возрастном составе населения стран доли трех возрастных групп отличаются. Так, во Вьетнаме доля населения в возрасте до 14 лет составила 26,3%, доля возрастной группы от 15 до 64 лет – 67,9%, доля населения старше 65 лет – 5,8%. В Китае – 18,5%, 73,2% и 8,3% соответственно. [3].

Демографические параметры развития Вьетнама и Китая показывают, что страны обладают значительным миграционным потенциалом, который будет увеличиваться в среднесрочной перспективе.

Масштабы миграции из Вьетнама и Китая в Россию. Для оценки масштабов миграции населения в России необходимо пользоваться разными источниками информации, характеризующими различные виды потоков. Это связано с несовершенством миграционной статистики нашей страны, что приводит к отсутствию единого источника информации по данной проблеме.

Первый источник информации – данные пограничной службы ФСБ России – фиксируется количество пересечений границы России иностранцами на основе заполнения миграционных карт.

При въезде в Россию граждане обеих стран декларируют в основном три цели – частную, служебную и туристическую. Причем, если у вьетнамских граждан преобладает служебная цель въезда, то у граждан из Китая – частная.

Также следует сказать о значительном превышении туристической цели въезда для граждан Китая по сравнению с гражданами Вьетнама. Данное обстоятельство показывает, что значительная часть мигрантов из Китая указывая туристическую или служебную цель въезда (особенно из Вьетнама), иммигрируют с коммерческими, трудовыми и учебными целями (таблица 4). [4.5].

Структура потока прибывших мигрантов в Россию по целям въезда в 2007-2010 гг. по данным пограничной службы, % Мигранты, прибывшие Мигранты, прибывшие МигранЦель въезда в Россию / Год Постоянное место жительства Обслуживающий персонал Всего 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100,0 100, Такая разница по туристическим целям въезда между гражданами Китая и Вьетнама, объясняется тем, что 80% китайских граждан попадают на территорию России через пограничные переходы Дальневосточного федерального округа, а половина из них через переходы в Приморском крае, обладающим безвизовым туристским режимом, в отличие от вьетнамских граждан, в большем объеме направляющихся в регионы Европейской части России. [6].

Второй источник информации – данные Федеральной службы государственной статистики (Росстата), основанные на фактах регистрации мигрантов по месту жительства в паспортных столах МВД России. Как известно, в России существует также регистрация по месту пребывания (временная регистрация), которой в основном пользуются иностранные граждане. Согласно данным статистики, численность прибывших на постоянное место жительство мигрантов из Китая и Вьетнама колеблется от нескольких десятков до сотен человек за год, причем можно наблюдать отрицательный миграционный прирост с Вьетнамом в 1997 и 1998 гг. и с Китаем в 2005 г.

Максимального значения миграционный прирост между Россией и Китаем достиг в 2007 г. и составил 1,6 тыс. человек, а уже в 2010 г. – 1,1 тыс. человек.

В отношении миграционного прироста России с Вьетнамом следует сказать, что максимального значения он достигает в 2009 г. и составляет 929 человек, а уже в 2010 г. – 889 человек. Надо отметить, что в статистику попадают, скорее всего, не только граждане Китая и Вьетнама, но и российские граждане, которые в настоящее время также ведут бизнес и живут в данных странах.

Можно заключить, что данные Росстата о численности мигрантов, выбывших и прибывших на постоянное место жительство, не отражают адекватно реальных масштабов и структуры миграционных потоков, сложившихся сейчас между нашими странами и нуждаются в серьезной корректировке.

Третий источник – данные о численности иностранных трудовых мигрантов, точнее о количестве разрешений на работу в России, выданных работодателям и иностранным гражданам Федеральной миграционной службой России. На протяжении 1994-2010 гг. ФМС выдала более 12,8 млн. разрешений на право привлечения трудовых мигрантов в Россию из различных стран. Гражданам Китая было выдано более 1,5 млн. разрешений, что составляет 12% всех разрешений на работу в РФ. Если рассматривать долю китайцев на фоне стран дальнего зарубежья, то их удельный вес возрастает до 47,6% в 2010 г. Таким образом, почти каждый второй трудовой мигрант в России из стран дальнего зарубежья прибыл из КНР. Конечно, данный суммарный показатель отражает скорее не количество работников (человек), а число выданных разрешений, т.е. один и тот же человек мог получить разрешение в течение года не один раз. Тем не менее, факт того, что китайские трудовые мигранты имеют значительный вес на «мигрантском» рынке труда, очевиден. Хотя значения трудовой миграции из Вьетнама выглядят скромнее по сравнению с Китаем, но в последние годы Вьетнам занимает второе место после Китая по количеству привлеченной иностранной рабочей силы в России из-за рубежа. Так, в 2010 г. было выдано 46 тыс. разрешений вьетнамским гражданам на работу в Российской Федерации, что составило 11,7% всей рабочей силы из стран дальнего зарубежья. Следует также отметить, что после мирового экономического кризиса 2008 г. количество иностранной рабочей силы из Вьетнама и Китая сократилось (табл. 5). [7].

Численность иностранных граждан, осуществляющих трудовую деятельность в России в 2000-2010 гг., тыс. человек в том числе Из стран дальнего зарубежья из них Согласно данным о динамике и движения трудовых ресурсов, в 2010 г.

на работу в Россию прибыли около 18 тыс. вьетнамских и 99 тыс. китайских трудовых мигрантов, выбыли – примерно 31 тыс. вьетнамских и 118 тыс.

китайских трудовых мигрантов.

Четвертый источник данных о миграции из КНР в Россию – данные Министерства образования и науки России о численности учебных мигрантов из-за границы, в том числе из Вьетнама и Китая. В России данная информация собирается Минобрнауки на основе отчетности вузов страны. Согласно этим данным, китайские студенты являются самой многочисленной группой иностранных учебных мигрантов в России, а вьетнамские студенты занимают четвертое место после индийских и малазийских студентов. В 2010-2011 гг. в стране обучались около 10 тыс. китайских студентов, что составляет более 26% от общей численности иностранных учебных мигрантов из стран дальнего зарубежья. Численность вьетнамских студентов в 2010-2011 гг. ровнялась 2,4 тыс. человек, и составила около 6,5% иностранных студентов дальнего зарубежья. Следует отметить, что в последние годы численность вьетнамских студентов сокращается, а китайских студентов – увеличивается (таблица 6) [8].

Численность иностранных студентов, обучавшиеся в образовательных учреждениях высшего профессионального образования России, Иностранные студенты – всего из них граждане стран:

Данные статистики говорят о том, что потоки учебных мигрантов из Китая в Россию будут увеличиваться, что нельзя сказать об аналогичных потоках из Вьетнама, где без соответствующего продвижения российского образования, надеяться на увеличение студентов не приходиться.

Таким образом, в настоящее время в миграции из Китая и Вьетнама в Россию преобладают потоки трудовых, коммерческих и учебных мигрантов.

Однако, китайская миграция по сравнению с вьетнамской, носит более «скрытый» от статистического наблюдения характер и происходит под прикрытием миграции со служебными, частными и туристическими целями. В настоящее время статистика международной миграции в России носит раздробленный характер, что не позволяет иметь целостное представление о численности мигрантов в стране. Поэтому анализ миграционной ситуации возможен только с привлечением различных источников информации.

1. Statistical Yearbook for Asia and the Pacific 2011. United Nations Publication № E.11.II.F.1. – 2011, P.147-149, 151,153.

2. Statistical Yearbook 2010. P.39,45.

3. BRICS Joint statistical publication 2011. – P. 15.

4. Численность и миграция населения Российской Федерации в 2008 году / Федеральная служба государственной статистики. – М., 2009. – С. 92.

5. Численность и миграция населения Российской Федерации в 2010 году / Федеральная служба государственной статистики. – М., 2011. – С. 83.

6. Рязанцев С.В., Хунмэй Я. Китайская миграция в Россию: тенденции, последствия и подходы к регулированию. – М.: Экономическое образование, 2010. – С. 48.

7. Труд и занятость в России 2011. Статистический сборник / Федеральная служба государственной статистики. – М., 2011. – С.302.

8. Российский статистический ежегодник. 2011: Стат. сб./Росстат. – М., 2011. – С.251.

СОТРУДНИЧЕСТВО МОНГОЛИИ И КАЛМЫКИИ:

МИГРАЦИОННЫЙ АСПЕКТ

(Исследование проведено в рамках Программы фундаментальных исследований Президиума РАН «Фундаментальные проблемы модернизации полиэтничного макрорегиона в условиях роста напряженности»



Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 84 |
 


Похожие материалы:

«Международная конференция высокого уровня по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполнения Международного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015 Душанбе, “Ирфон“ 2010 ББК 28.082+67.91+67.99 (2 Tадис) 5+65.9(2) 45 Международная конференция высокого уровня М-34 по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполненияМеждународного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи, Министра иностранных дел Республики Таджикистан Душанбе: “Ирфон”, ...»

«ТВОРЧЕСТВО МОЛОДЫХ Вестник студенческого научно-творческого общества КСЭИ: материалы XVI межвузовской студенческой конференции 22 апреля 2013 г. В Ы П У С К В О С Е М ЬД Е С Я Т ПЕРВЫЙ Краснодар, 2013 1 Редакционная коллегия: О.Т. Паламарчук, доктор филологических наук, кандидат исторических наук (ответственный редактор) А.В. Жинкин, кандидат исторических наук (научный редактор) Х.Ш. Хуако, кандидат экономических наук Л.А. Прохоров, доктор юридических наук Н.И. Щербакова, кандидат ...»

«январь 2008 г. Данная публикация была разработана в контексте МПРРХВ. Содержание не обязательно отражает взгляды или политику отдельных организаций-участниц МПРРХВ. Межорганизационная программа по рациональному регулированию химических веществ (МПРРХВ) была создана в 1995 г. по рекомендации Конференции ОНН по окружающей среде и развитию 1992 г. в целях укрепления сотрудничества и координации на международном уровне в области химической безопасности. Организациями-участницами являются: ФАО, МОТ, ...»

«Материалы международной научно-практической Интернет-конференции СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА И БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ В СВЕТЕ ТРЕБОВАНИЙ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТА ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА 26 марта 2014 г. Краснодар, 2014 1 ББК 36:30.16 УДК 664:663.1 Редакционная коллегия: Проректор по научной и инновационной деятельности КубГТУ, д.т.н., проф. Калманович С.А. (председатель) Директор института пищевой и перерабатывающей промышленности КубГТУ, д.т.н, проф. Шаззо А.Ю. (зам. председателя); д.т.н, ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»