БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 84 |

«М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической кон- ференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества ...»

-- [ Страница 25 ] --

Усиление процессов глобализации, стирание границ, возникновение новых государств в современном мире приводит к массовым перемещениям населения. На увеличение миграционных потоков влияет большое количество фактов, таких как, экономическое неравенство между отдельными регионами, войны, голод, случаи геноцида и другие катаклизмы политического и экономического характера. Результатом глобальных миграционных потоков становятся диаспорные сети мигрантов и транснациональные пространства переселенцев.

Резкое увеличение масштабов миграции идет параллельно с консолидацией иммигрантских этнических сообществ, Оказавшись на новом месте, переселенцы, как правильно, стремятся объединиться, чтобы не только выжить, но и сохранить свои обычаи, традиции, язык в чужой для них, зачастую весьма враждебной этнокультурной среде.

Диаспоры оказывают серьезное влияние на принимающие страны. Они меняют их демографическую структуру, этнический и конфессиональный состав. Диаспоры не только сохраняют свои традиции, обычаи, обряды, но зачастую и навязывают обществу чуждые для него ценности. Возрастает воздействие диаспор не только на внутреннюю, но и на внешнюю политику принимающих стран, поскольку крупные транснациональные диаспоры, располагающие значительными финансовыми ресурсами, активно лоббируют интересы тех стран, которые еще недавно были для них родиной и с которым они имеют тесные связи.

Вьетнамская община в России – весьма своеобразна, так как многие вьетнамцы живут нелегально. Возможно, ли их объединить, если не у всех из них есть документы или документы не действительны. Ситуацию по праву можно назвать сложной, хотя Вьетнамское правительство очень старается навести порядок. Почти две трети всех вьетнамцев в России проживают в Москве, другие крупные вьетнамские общины находятся во Владивостоке и Санкт- Петербурге. Данные о численности вьетнамцев в России точно не установлены и варьируются в пределах от 14 тысячей до 150 тыс. человек.

Существует неприятный факт, многие вьетнамцы после окончания договора о трудовом сотрудничестве между СССР и Вьетнамом остаются проживать в Советском Союзе не легально, но каждая страна бывшего СССР решает эту проблему по разному, например Украина, создала законные условия для проживания вьетнамских граждан, оставшихся после расторжения трудового соглашения. Это решение имеет положительный результат, сейчас граждане СРВ могут спокойно там работать и не разъезжают по всей стране. В Украине существуют даже вьетнамские деревни, в Харькове и Одессе. Там живут тысячи вьетнамцев. В Германии, Польше и Чехии, так же создан закон по которому, вьетнамцы, работающие после окончания срока действия трудового сотрудничества, могут проживать в этих странах легально. Наши люди не чувствуют себя униженными и отдают свой долг той стране, в которой живут.

Вначале 1970 гг. примерно 100 тыс. вьетнамских иммигрантов проживают во Франции, Лаосе, Камбодже, Таиланде, Мьянме и.т.д. Это цифра резко увеличилась (более 3 млн. человек) после события апреля 1975г. Возросло так же и количество государств, в которые хлынул поток вьетнамских иммигрантов (Америка, Австралия, Канада, Бельгия, Швеция, Тайвань, Япония, Малайзия, Филиппины). Большинство вьетнамцев в США можно разделить на первое и второе поколении. Вьетнамская диаспора в США делится на две категории: люди высокого социального статуса, массово бежавшие вместе с американцами в 1975 г. и не богатые беженцы, так называемые « люди в лодках», основная масса которых бежала после 1978 г.

Существуют две причины, по которым возникает иммиграция и миграция трудовых рабочих сил того или иного государства: тяжелое экономическое и социальное положение того или иного государства и потребность трудовых рабочих сил. Вьетнам – это страна, которая экспортирует свою рабочую силу за рубеж, в этом и состоит экономическая деятельность Вьетнама. Вьетнам – сельскохозяйственная, бедная страна, с быстрым темпом развития населения, поэтому после войны столкнулась с огромными трудностями: вся промышленность почти на нуле, быстрый рост населения. Для решения этих вопросов в 1980г Вьетнам подписал трудовое сотрудничество с бывшими социалистическими странами, такими как СССР, ГДР, Чехословакия, Болгария. В результате этого сотрудничества, ситуация в стране стала намного благоприятнее. С 1991 г. после распада Социалистической системы, экспортируемая деятельность рабочей силы Вьетнама сильно развивается и расширяется на новые государства и территориальные районы мира Экспорт рабочей силы – это отдельная отрасль, которая играет важную экономическую роль во Вьетнаме. Она помогает уменьшить количество безработных, повысить уровень жизни, приносить государству валюту, учиться рабочей дисциплине, осваивать передовые навыки и узнавать культурные красоты других нации. Переход в 21 век резко увеличивает количество людей, уезжающих работать за границу, особенно в Тайвань, Малайзию и Южную Корею, Японию и.т.д. К концу 2011 г. число вьетнамских рабочих, работающих по трудовым договорам за рубежом, составляет около 500 тыс.

человек, около 50% из них женщины. Изучая запросы и требования разных государств, Вьетнам разрабатывает свою стратегию и систему обучение рабочих, соответствующих этим особенностям.

С 1991 г. вьетнамцы, проживающие в России, в основном занимались торговлей, тогда для русских это казалось диким, но со временем русские начинают привыкать и сейчас хорошо занимаются торговой деятельностью.

С 2005 г. когда вышел закон, который запрещает иностранцам торговать на рынках, прилавках, киосках, вьетнамцы постепенно теряют свое преимущество в торговой сфере и теперь многие переходят на производственную деятельность. Насколько я знаю, все вьетнамцы в настоящее время хотят жить и работать по закону на этой земле и надеются, что российское правительство создаст им эти условия.

Заработанные и накопленные деньги мигранты часто используют в целях открытия собственного дела. Преимуществами малого предпринимательства для трудящихся- мигрантов является быстрая окупаемость капитальных вложений, вовлечение капитала и собственности в производство и повышение его эффективности. Предпринимательство является чрезвычайно важным направлением развития экономики Вьетнама и России, так как позволяет постепенно вовлекать трудовые ресурсы, высвобождающиеся с крупных нерентабельных предприятий в новые производства, генерирует создание новых достойно оплачиваемых рабочих мест, открывает возможность привлечения дополнительных инвестиций, в том числе за счет накопленных за границей средств трудящихся- мигрантов.

Три наиболее типичные группы вьетнамских предпринимателей в России. Вьетнамцы, которые учились в разных российских вузах и в вузах бывшего СССР – бывшие студенты, стажеры, аспиранты. Вторая группа бывшие вьетнамские рабочие в России, они приехали в Россию по межгосударственному соглашению и работали на разных заводах и фабриках. И третья группа – это вьетнамские переселенцы, после распада СССР. В России, вьетнамские предприятия зарегистрировались инвестировать 18 проектов капиталом 967 миллионов долларов. Кроме нескольких, более крупных кампаний, основные средние и меньшие предприниматели еще и другой слой занимается торговлей в торговых центрах. Вьетнамские предприниматели в России не все хорошо понимают и знают законодательство РФ, поэтому многие из них работают еще не эффективно, кроме того существуют много объективных и субъективных условий сильно влияющих на их деятельность, такие как криминальные, бюрократические, и остатки от дотационно- распределительной системы.

Мой швейный цех существует уже восьмой год, в течении этих лет больше всего меня волновали вопросы относительно квот. По закону РФ, квота на привлечение и использование иностранных работников выдается только на 1 год. Этот срок очень маленький для нас, он не позволяет нам составить более длительный план работы и развивать наши дела, думаю более рациональный срок квоты – это три года и более. По разрешению квоты мы можем работать только по тем специальностям, которые разрешены. Но существует проблема.

Некоторое время (в связи с сезонами), работы по определенным специальностям очень мало и даже иногда совсем нет. Чтобы выйти из положения, могли ли бы мы письменно просить разрешения временно заниматься другой работой?

С 01.01.2012 г иностранных работников, у которых трудовой договор более месяцев, удерживает пенсионное страхование, я думаю это не правильно для тех, кто имеет разрешение на работу по квоте. А для тех, у кого есть разрешение на временное проживание или вид на жительство это справедливо.

В настоящее время россиян во Вьетнаме несколько тысяч (около 2 тыс.

человек), основная масса живет в поселке Вунгтау. Там есть все условия привычные для российских граждан: русская школа, фабрика кухни, каналы русского ТВ. Русские трудовые мигранты играют очень важную роль на рынке труда Вьетнама, потому что многие из них высоко классифицированные специалисты, работающие в важных отраслях народного хозяйства Вьетнама, таких как нефтяная добыча, строительство ГЭС. Русский бизнес во Вьетнаме потеряв свои сильные позиции с советских времен, теперь похоже, стремится восстановить себя как надежный партнер. Серьезные инвестиции ожидаются в газовом и нефтяном секторах, в то время как производство электроэнергии является еще одной областью, где опыт России может выиграть бизнес на местном уровне. Вьетнам сталкивается с трудностями электроэнергии – с ростом экономического развития увеличивается и уровень потребления. Спрос на электроэнергию, открывает рынок для русских компаний. Частные русские предприниматели занимаются бизнесом чаще всего в ресторанах, кафе, магазинах и совместных клиниках. Россия имеет более 80 инвестиционных проектов во Вьетнаме, общий уставной капитал которого составляет 920 миллионов долларов, это двадцать третий рейтинг среди стран вкладывающих инвестиции во Вьетнам.

AUSTRALIA’S SCHIZOPHRENIC APPROACH TO MIGRATION

Australia is a nation whose economic and social development over more than two centuries has been underpinned by extensive migration. How migration affects Australia’s social institutions and policies has changed significantly in recent years.

Yet, over the last decade, the focus of political attention has not been on the tens of thousands of permanent and te mporary migrants arriving annually but, paradoxically, on the few thousand asylum seekers arriving illegally in Australia by boat.

Even though the number of boat arrivals is infinitesimal by international standards, the emotive discussions surrounding their arrival and treatment is dominated by references to the need for border protection and security reminiscent of the rhetoric surrounding earlier calls to construct ‘Fortress Europe’.

While the arrival of asylum seekers in often unseaworthy fishing boats first became an issue in the mid 1970s following the end of the war in Indochina, the current debates date back only a decade. In August 2001 the Australian government refused to allow a Norwegian freighter, the MV Tampa, to enter Australian waters to unload the 438 Afghans it had rescued from their sinking ship in international waters. This action brought to international attention the hard line which the Australian government had adopted towards individuals sailing to Australia from South East Asia in the hopes of gaining asylum. A decade later Australian governments are still seeking policies that will meet their objective of discouraging unauthorised boat arrivals and the people traffickers who provide them with transport. To place these debates in context it is necessary to consider Australia’s continuing and far less politically divisive policies on immigration including the handling of asylum claims by individuals after their legal arrival in Australia Historical Patterns and Contemporary Trends.

Since European settlement began in the late 18th century, immigration has played a major role in Australia’s population, accounting in many periods for over 50% of its growth. After the Second World War Australia’s population was 7. million. It has now increased threefold to over 22.7 million people a quarter of whom are overseas born while nearly half the population are either overseas born or have at least one parent born overseas. Immigration is recognised as a major nation building project where Government has taken the lead by devising entry and selection policies as well as providing financial assistance to encourage immigration.

It has also developed a range of policies and services to address the settlement needs of immigrants. These policies have changed in important respects over the last quarter of the 20th century in response to international and national developments.

One major change has been a shift to a non-discriminatory selection policy and the abandonment of the preferential selection and treatment of British migrants. Another has been an increasing emphasis on economic selection criteria for both permanent and temporary migrants at the expense of permanent family migration which from the 19th century was a cornerstone of the migration program.

Concerns about the potential threats to labour conditions posed by cheap labour from Asia and the Pacific Islands led to discriminatory state laws and regulations in the second half of the 19th century. They culminated after Federation in 1901 with the White Australia Policy which underpinned nationwide restrictions on non-European migration.

The White Australia Policy never completely excluded non-Europeans as provisions were made for entry by Japanese, students, workers with the language and skills needed to run businesses and, also, the families of businessmen. Over two decades following the Second World War various regulations central to the policy were removed to allow increasing numbers of non-European settlers. Following the 1972 election of a Labor Government the policy was formally buried and replaced by a commitment to non-discriminatory selection without reference to ethnicity, gender or religion. This also entailed the removal of preferential selection and access to Australian citizenship of British immigrants.

The shift to a non-discriminatory policy of settler selection is evident from the changes in the 10 major source countries of immigrant arrivals between 1972- and 2011-12. In 1972-3, after the formal end of the White Australia Policy, 45.1% of all settler arrivals were from the United Kingdom, followed by Yugoslavia, USA, New Zealand, Italy and Greece. The first Asian country on the list was eighth ranked India which was the source of 2.1% of arrivals. By 2011-12 the major source of settler arrivals apart from New Zealand was India (15.7%) which had displaced China (13.8%), and the United Kingdom (13.7%). Other major source countries included, the Philippines, South Africa, Sri Lanka, Malaysia, Ireland, South Korea and Vietnam 9. The changing prominence of source countries reflects not only changes in Australian entry policy but, also, the impact of particular economic, social and political circumstances in the source countries.

Humanitarian Settler Migration and Asylum Seekers.

From the commencement of mass migration after the Second World War one of the three Australian criteria for granting permanent residence alongside family ties and national economic considerations has been a recognition of humanitarian need. Australia long has boasted of its role in accepting relatively large numbers of refugees identified by the United Nations under its Convention on Refugees. At various periods such as during the civil war in Lebanon or the break up of Eastern European communist states at the end of the 1980s, provision has also been made for the entry of groups of individuals on special humanitarian criteria. While the numbers of such humanitarian arrivals is set on an annual basis alongside the target quotas for family and economic migrants, the numbers admitted under the Humanitarian program fluctuated for several decades around 12 to 13,000 regardless of the rise and fall in numbers of family and economic settlers admitted. It was only increased to 20,000 in August 2012 on the recommendation of the Houston Committee set up to address the political stalemate related to the increasing numbers of illegal boat arrivals. In 2009-10, 67% of all the humanitarian visas were issued off-shore before individuals came to Australia. The remainder were granted to individuals who successfully applied for refugee status after their arrival in Australia.

In 2010-11, of the total of 4818 Protection Visas granted, 44% were granted to individuals who entered Australia legally. This was the first year that the majority of Protection Visas was issued to illegal boat arrivals10.



Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 84 |
 


Похожие материалы:

«Международная конференция высокого уровня по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполнения Международного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015 Душанбе, “Ирфон“ 2010 ББК 28.082+67.91+67.99 (2 Tадис) 5+65.9(2) 45 Международная конференция высокого уровня М-34 по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполненияМеждународного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи, Министра иностранных дел Республики Таджикистан Душанбе: “Ирфон”, ...»

«ТВОРЧЕСТВО МОЛОДЫХ Вестник студенческого научно-творческого общества КСЭИ: материалы XVI межвузовской студенческой конференции 22 апреля 2013 г. В Ы П У С К В О С Е М ЬД Е С Я Т ПЕРВЫЙ Краснодар, 2013 1 Редакционная коллегия: О.Т. Паламарчук, доктор филологических наук, кандидат исторических наук (ответственный редактор) А.В. Жинкин, кандидат исторических наук (научный редактор) Х.Ш. Хуако, кандидат экономических наук Л.А. Прохоров, доктор юридических наук Н.И. Щербакова, кандидат ...»

«январь 2008 г. Данная публикация была разработана в контексте МПРРХВ. Содержание не обязательно отражает взгляды или политику отдельных организаций-участниц МПРРХВ. Межорганизационная программа по рациональному регулированию химических веществ (МПРРХВ) была создана в 1995 г. по рекомендации Конференции ОНН по окружающей среде и развитию 1992 г. в целях укрепления сотрудничества и координации на международном уровне в области химической безопасности. Организациями-участницами являются: ФАО, МОТ, ...»

«Материалы международной научно-практической Интернет-конференции СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА И БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ В СВЕТЕ ТРЕБОВАНИЙ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТА ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА 26 марта 2014 г. Краснодар, 2014 1 ББК 36:30.16 УДК 664:663.1 Редакционная коллегия: Проректор по научной и инновационной деятельности КубГТУ, д.т.н., проф. Калманович С.А. (председатель) Директор института пищевой и перерабатывающей промышленности КубГТУ, д.т.н, проф. Шаззо А.Ю. (зам. председателя); д.т.н, ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»