БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 84 |

«М57 МИГРАЦИОННЫЕ МОСТЫ В ЕВРАЗИИ: Сборник докладов и материалов участников II международной научно-практической кон- ференции Регулируемая миграция – реальный путь сотрудничества ...»

-- [ Страница 21 ] --

повсеместное отсутствие разработанных и жизнеспособных моделей инвестирования средств мигрантов в экономику, неразвитость инфраструктуры в регионах активной трудовой эмиграции (Федотов В., 2008).

Необходимо дальнейшее изучение механизмов влияния денежных переводов мигрантов на финансово-экономическую сферу развивающихся стран, в том числе и Кыргызстана. Нужно изучать препятствия для эффективного использования переводов и пути их преодоления в целях создания жизнеспособных моделей экономического развития стран, принимающих переводы мигрантов. Экспорт рабочей силы приносит Кыргызстану значительные валютные поступления. Поступления от трудовой миграции значительно превышают размеры иностранной финансовой помощи и прямых иностранных инвестиций.

Социально-экономическая ситуация в Кыргызстане во многом зависит от доходов, получаемых трудовыми мигрантами. Внешняя трудовая миграция является перспективным направлением внешнеэкономической деятельности. Она будет оказывать сильное воздействие на финансовую, трудовую, социальную сферы Кыргызстана в долгосрочной перспективе.

1. Демоскоп-Weekly, www.demoscope.ru 2. Дело №. – Бишкек. Август, 2012. – С. 4.

3. Оценка переводов работающих за границей трудовых мигрантов. Информационное Агентство АКИpress http:// www. akipress. org.

4. Кадочников С. М. Прямые зарубежные инвестиции: макроэкономический анализ эффектов благосостояния // – СПб.: Экономическая школа, 2005. – С. 8-10.

5. Федотов В. Россия: проблемы трудовой иммиграции // Общество и экономик-№1, 2008. – С. 177-182.

МИГРАЦИОНННЫЕ ПРОЦЕССЫ

В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ.

ВЬЕТНАМСКАЯ МИГРАЦИЯ

И ВЬЕТНАМСКАЯ ОБЩИНА

МИГРАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ В КНР: НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

В ГОДЫ РЕФОРМ И ПЕРСПЕКТИВЫ ДЛЯ РОССИИ

Основными чертами развития народонаселения Китая в начале XXI века являются огромная численность населения с относительно молодой возрастной структурой и первыми признаками старения населения, а также интенсификация миграционных процессов в ходе экономической реформы. В течение 30-летнего периода проведения экономических реформ КНР развивалась быстрыми темпами. В области экономики, социального и демографического развития произошли существенные перемены глубинного характера.

В результате экономической реформы и отхода от политики “опоры на собственные силы” в КНР начались миграционные процессы. С 1990-х годов значительно возрос масштаб внутренних миграций. В 1980-е годы большая часть миграционных процессов происходила в пределах одного уезда, округа или провинции. В 1990-е годы миграционные процессы стали носить трансрегиональный характер – из одной провинции в другую и преимущественно – в приморские районы.

В результате реформы уже с 1980-х гг. резко выросли все виды миграции населения – между городом и селом, между городами, между сёлами, между уездами, округами и провинциями. В дальнейшем в системе прописки (хукоу) в Китае произошли изменения, направленные на упрощение системы регистрации рабочей силы в городах, пришедшей туда из деревни или из других городов. На росте мобильности как городских, так и сельских жителей благоприятно сказалось изменение централизованной системы снабжения продовольствием и некоторыми промышленными товарами, отмена нормированного снабжения на многие виды товаров, что ослабило привязанность людей к месту их проживания и прописки. Как следствие всех этих факторов, большая часть мигрантов с середины 1990-х гг. трудоустраивалась уже не на предприятиях государственного сектора, а на предприятиях других форм собственности, и их судьба была уже тесно связана с судьбой самого предприятия. Иными словами, по мере развития экономической реформы мигранты становились всё меньше зависимыми от государства при принятии решения о переезде в город и смене места жительства и работы. В процессе реформ мигранты вносили заметный вклад в формирование многообразных форм собственности в городах, способствуя тем самым росту конкуренции и развитию рыночной экономики.

Таким образом, либерализация системы прописки, повышение социального статуса и улучшение системы социальных гарантий для рабочих-крестьян ведут к дальнейшему развитию рынка рабочей силы и росту миграционных процессов в стране, что в значительной степени обусловлено экономическими факторами, связанными с дальнейшим развитием реформы.

В настоящее время в Китае имеются три зоны миграционного притяжения, где большое количество рабочих мест и уровень доходов заметно выше, чем в среднем по стране. На севере – это зона вокруг двух городов центрального подчинения – Пекин и Тяньцзинь, на востоке – город центрального подчинения Шанхай, дельта р. Янцзы в пров. Цзянсу и северная часть провинции Чжэцзян, на юге – дельта р. Чжуцзян в пров. Гуандун.

Наибольшая миграционная мобильность присуща населению экономически наиболее развитых городов центрального подчинения и приморских провинций, где ведётся крупное строительство, торговля, велики масштабы производства в целом. В результате за последние 10 лет между двумя Всекитайскими переписями населения в 2000 и 2010 гг. заметно выросла доля населения трех городов центрального подчинения – Пекина (с 13,6 млн. до 19,6 млн.человек), Шанхая (с 16,4 млн. до 23,0 млн.) и Тяньцзиня (с 9,8 млн.

до 12,9 млн. человек) и двух экономически наиболее развитых приморских провинций – Гуандун (с 85,2 млн. до 104,3 млн.) и Чжэцзян (с 45,9 млн. до 54,4 млн. человек). (Zhongguo 2000 nian renkou pucha ziliao, 2011).

Хотя в западных районах КНР также наблюдается нехватка рабочей силы, как и в приморских районах, но причины этого иные. До начала реализации программы развития западных районов с 1999 г. уровень социально-экономического развития этих регионов был низким, в экономике преобладали предприятия госсектора, количество вакантных рабочих мест было невелико из-за небольшого объема внутренних инвестиций и почти полного отсутствия иностранных инвестиций. После принятия программы развития западных районов ситуация изменилась, поскольку пошли инвестиции на развитие инфраструктуры и строительство крупных объектов, таких как газопровод Запад-Восток, железная дорога Голмуд-Лхаса, гидроэлектростанция Санься и другие. Поскольку численность населения западных районов была невелика, то в начале XXI века в ходе реализации программы развития западных районов рабочая сила, особенно квалифицированная, также стала дефицитным ресурсом. В этих условиях стали привлекать рабочую силу, как из центральных, так и восточных районов, заметно подняли уровень зарплаты на предприятиях. Получила распространение практика направления рабочей силы из центральных и восточных районов на определенный срок – от 6 месяцев до 2 лет, шефской помощи западным провинциям в подготовке кадров и получении инвестиций.

Важным инструментом в борьбе регионов за рабочую силу стало повышение заработной платы. В 2011 г. средний уровень доходов городских жителей составил 21810 юаней в год (или 3635 ам. долл. в год), а сельских жителей – 6977 юаней в год (1163 ам. долл.). (Чжунго тунцзи чжайяо-2012).

Эти доходы по покупательной способности можно вполне сопоставить со средней зарплатой в России с учетом намного более низких цен на продовольственные и промышленные товары, особенно во внутренних районах Китая. По другим городам КНР, таким как Пекин, Шанхай, Гуанчжоу, Шэньчжэнь разрыв между средними доходами жителей России и КНР еще более велик. Все это с учетом лучшей обеспеченности населения КНР жильем – 32,7 кв. м на одного человека в городе и 36,2 кв. м на одного человека в деревне в 2011 г. (Чжунго тунцзи чжайяо-2012) свидетельствует о том, что Китай уже не является бедной страной, а перешел в новую категорию – «общества малого благоденствия», по крайней мере в приморских районах.

Анализ миграционных потоков в Китае из пограничных с Россией провинций показывает, что большая часть населения стремится устроиться на работу в приморские районы, например, в провинциях Ляонин, Шаньдун, Чжэцзян.

Демографические процессы современного Китая характеризуются очень высокими темпами урбанизации, ростом миграционного движения населения. По данным ГСУ КНР за 2011 г. число городских жителей (690,8 млн. человек) впервые в истории страны превысило численность сельского населения (656,6 млн.), (51,3% и 48,7% соответственно). (Чжунго тунцзи чжайяо-2012).

По прогнозам, к 2025 г. число городских жителей в Китае достигнет 915 млн. человек, а в дальнейшем, к 2030 г. составит 1020 млн.человек, 70% общей численности населения КНР (Чжунго тунцзи синьсиван, 2011). В ряде регионов – дельте реки Янцзы, дельте реки Чжухай, зоне Бохайского залива появятся мегаполисы с населением 80-100 млн. человек. В этой связи в Китае создается передовая инфраструктура, в основе которой заложена сеть высокоскоростных железных и автомобильных дорог, связывающих между собой различные мегаполисы с севера на юг и с востока на запад «по двум вертикалям и трем горизонталям». Пополнение городского населения происходило в основном за счет миграции, которая за годы реформ достигла беспрецедентных масштабов. Число мигрантов к 2010 г. возросло до 261,390 млн. человек (более полугода проживают не по месту прописки), что на 117 млн.

человек или 81,03% больше показателя 2000 г. (http://stats.gov.cn/tjfx/jdfx/ t20110428_402722253.htm).

Принимая во внимание основные параметры демографического развития КНР (факторы старения населения и снижения численности населения в трудоспособном возрасте) и планы социально-экономического развития на ближайшие десятилетия – масштабные проекты по освоению западных районов, возрождению промышленной базы Северо-Восточного Китая, крупные инфраструктурные проекты, рост материального благосостояния населения и заметное повышение его жизненного уровня по сравнению с российским Дальним Востоком, вряд ли следует в будущем ожидать интенсивной миграции из Китая на территорию России.

Анализ как китайских статистических данных по населению, так и показателей численности китайской рабочей силы по данным Федеральной миграционной службы (ФМС) РФ в сочетании с данными различных социологических опросов и научных работ по демографическим проблемам российского Дальнего Востока и Сибири показывает, что в настоящее время общая численность китайских мигрантов на территории РФ едва превышает 0,2% общей численности населения России.

В настоящее время общая численность жителей КНР, находящихся на территории России, невелика. С учетом имеющихся данных о прохождении государственной границы, количестве китайских студентов и аспирантов (всего около 15 тысяч человек), находящихся на учебе в России и общем количестве китайских рабочих по трудовым контрактам, по нашим оценкам, одномоментная численность китайцев в России составляет примерно 350-400 тыс. чел.

На наш взгляд, в нынешней ситуации нехватки рабочей силы на Дальнем Востоке и в Сибири экспорт трудовых услуг из Китая в Россию является взаимовыгодным. Для Китая Россия – один из крупнейших рынков экспорта рабочей силы. Для российского Дальнего Востока и Восточной Сибири импорт рабочей силы из Китая решает проблему нехватки рабочей силы в сельском хозяйстве (выращивание овощей) и строительстве. В принципе добрососедство, интенсивное экономическое сотрудничество предполагает и требует интенсивной миграции в приграничных районах обеих стран. Однако пока роста импорта рабочей силы из Китая в Россию ожидать не приходится из-за застоя в экономике российского Дальнего Востока и Сибири. Поэтому в обозримом будущем, вряд ли следует опасаться массового наплыва китайской рабочей силы в Россию, так как средний уровень заработной платы в России в целом, и на Дальнем Востоке, в частности, уже вполне сопоставим со средним уровнем по КНР, а по ряду рабочих профессий и среди интеллигенции – уже выше, чем в России.

Для решения всех потенциальных проблем, связанных с миграциями из Китая, лучшим средством является создание экономически сильной России и наращивание экономического потенциала на восточных территориях России – Дальнем Востоке и Сибири.

Одной из основных геостратегических проблем России в настоящее время является то, что в общественном сознании слабо осознается факт растущей мощи Китая по сравнению с Россией. По-прежнему большая часть населения РФ считает Китай отсталой страной с огромной численностью населения, не способной на экономический рывок и научно-техническую модернизацию. Однако нынешнее состояние Китая свидетельствует о быстром росте его реального экономического потенциала. Как нам представляется, расширение миграционных процессов внутри КНР носит в целом позитивный характер и направлено в сторону прогрессивного социально-экономического развития Китая. В условиях перенаселённости восточной части Китая, направляемые и регулируемые из единого центра миграционные процессы, могли бы оказать положительное влияние на рациональное распределение производительных сил на территории КНР.

1. Zhongguo 2000 nian renkou pucha ziliao (Tabulation of the 2000 Population Census of the People’s Republic of China, Beijing, 2002, v.1, p.10;

China Population Today, 2011, v.2, No.31. – P.25.

2. Чжунго тунцзи чжайяо-2012 (China Statistical Abstract-2012). National Bureau of Statistics of China. Beijing. 2012. – P.103.

3. Чжунго тунцзи чжайяо-2012 (China Statistical Abstract-2012). National Bureau of Statistics of China. Beijing. 2012. – P.104.

4. Чжунго тунцзи чжайяо-2012 (China Statistical Abstract-2012). National Bureau of Statistics of China. Beijing. 2012. – P.39.

5. Чжунго тунцзи синьсиван (Информационная сеть китайской статистики). 03.02.2011).

6. (http://stats.gov.cn/tjfx/jdfx/t20110428_402722253.htm).

КИТАЙЦЫ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ РОССИИ

После заключения Айгунского и Пекинского договоров между Россией и Китаем часть маньчжур, ханьцев, проживавших на левобережье Амура и правобережье Уссури, стали первыми китайцами на юге современного Дальнего Востока России. В 1870-е гг. первая миграционная волна пришлась на Дальний Восток России. В период столыпинской аграрной реформы численность китайцев на Дальнем Востоке России достигла наивысшего уровня в царское время. В 1910 г. в Амурской и Приморской областях проживала 92475 китайцев, то есть 11% от всего населения этих регионов. С началом Октябрьской революций, значительная часть китайских мигрантов остались в России, потому что у них не имелось средств для возПод ред. А.П. Забияко. Русские и китайцы: этномиграционные процессы на Дальнем Востоке. Благовещенск2009.С.37.

вращения на родину. После образования Дальневосточной Республики, на ее территории проживало многочисленные китайцы. 15 ноября 1922 г. Дальневосточная Республика включалась в состав РСФСР. Все населения, проживавшие на территории ДВР стали гражданами Советской России, в том числе много китайцев.

В середине 1920-х гг. Советский Союз взял курс на индустриализацию страны. ВЦИК признал в качестве неотложной задачи заселение Дальнего Востока. В 1925/26 хозяйственном году Советское правительство открыло организованное переселение на Дальний Восток. Главная цель в следующих 1. Разрядить сложную социальную обстановку в европейской части Советского Союза. В тот период избыток труда в сельской местности Советского Союза достигал 8 млн человек. Особенно в сельской местности европейской части значительное перенаселение, безработица;

2. Эффективно использовать природных ресурсов советского Дальнего Востока. Со стороны экономики укрепить далекий и неразвитый Дальний Восток и его продовольственную базу;

3.Запретить китайцами и корейцами переселить на советский Дальний Восток.



Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 84 |
 


Похожие материалы:

«Международная конференция высокого уровня по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполнения Международного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015 Душанбе, “Ирфон“ 2010 ББК 28.082+67.91+67.99 (2 Tадис) 5+65.9(2) 45 Международная конференция высокого уровня М-34 по среднесрочному всеобъемлющему обзору хода выполненияМеждународного десятилетия действий Вода для жизни, 2005-2015. Под общей редакцией Хамрохона Зарифи, Министра иностранных дел Республики Таджикистан Душанбе: “Ирфон”, ...»

«ТВОРЧЕСТВО МОЛОДЫХ Вестник студенческого научно-творческого общества КСЭИ: материалы XVI межвузовской студенческой конференции 22 апреля 2013 г. В Ы П У С К В О С Е М ЬД Е С Я Т ПЕРВЫЙ Краснодар, 2013 1 Редакционная коллегия: О.Т. Паламарчук, доктор филологических наук, кандидат исторических наук (ответственный редактор) А.В. Жинкин, кандидат исторических наук (научный редактор) Х.Ш. Хуако, кандидат экономических наук Л.А. Прохоров, доктор юридических наук Н.И. Щербакова, кандидат ...»

«январь 2008 г. Данная публикация была разработана в контексте МПРРХВ. Содержание не обязательно отражает взгляды или политику отдельных организаций-участниц МПРРХВ. Межорганизационная программа по рациональному регулированию химических веществ (МПРРХВ) была создана в 1995 г. по рекомендации Конференции ОНН по окружающей среде и развитию 1992 г. в целях укрепления сотрудничества и координации на международном уровне в области химической безопасности. Организациями-участницами являются: ФАО, МОТ, ...»

«Материалы международной научно-практической Интернет-конференции СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА И БЕЗОПАСНОСТИ ПРОДУКТОВ ПИТАНИЯ В СВЕТЕ ТРЕБОВАНИЙ ТЕХНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТА ТАМОЖЕННОГО СОЮЗА 26 марта 2014 г. Краснодар, 2014 1 ББК 36:30.16 УДК 664:663.1 Редакционная коллегия: Проректор по научной и инновационной деятельности КубГТУ, д.т.н., проф. Калманович С.А. (председатель) Директор института пищевой и перерабатывающей промышленности КубГТУ, д.т.н, проф. Шаззо А.Ю. (зам. председателя); д.т.н, ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»