БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |

«3 14 сентября 2009 года в Ярославле лерстайн, социолог, старший научный сотрудник фа- состоялась Международная конференция Совре- культета социологии Йельского университета. ...»

-- [ Страница 11 ] --

Сильное и уверенное в себе государство вызывает, поддерживает и охраняет частные инициативы граждан. Слабые государства и неуверенная в себе власть старается выглядеть опекуном и поддерживает в государстве патерналистские настроения. Но сильное государство не обязательно должно быть патерналистским. Оно должно воспитывать ответственных и самостоятельных граждан. Однако в каждом обществе есть люди, которых не устраивает статус-кво, они хотят выйти из общего пространства. В чем причина их появления? Государство – это прежде всего институт принуждения к общим правилам, и в каждом обществе находятся элементы, которых эти общие нормы или правила не устраивают. Критики и отрицатели государства представляют извечную проблему, и они в какойто мере – плата за открытое общество. Прирожденные анархисты или антиэтатисты, легитимные оппозиционеры представлены почти в каждом демократически устроенном обществе. Это касается и сепаратистов, отвергающих существующий порядок и желающих выйти из общего социального пространства.

Коллизия, которая порождает сепаратизм и терроризм, якобы коллизия между суверенитетом и государственным правом на самоопределение, с точки зрения современной науки, легко преодолевается. Самая полная форма самоопределения – это право человека и группы на участие в как можно более широком общественно-политическом пространстве. Поэтому не деление государств, а улучшение управления – вот та магистраль, та стратегия, которая может преодолеть по крайней мере сепаратизм.

Если вы зададитесь вопросом, откуда возникают напряженность и противоречия между различными группами, то поймете, что дело здесь в целом ряде факторов. Разрешите мне обозначить лишь некоторые из них, а затем я попытаюсь предложить возможные способы их устранения. В отдельных случаях все дело заключается в религиозных различиях. Существуют фундаменталисты самых разных направлений, противоречия возникают не только между мусульманами и христианами – в самом христианстве также есть группы фундаменталистов, даже в рамках иудаизма идет борьба между движением за реформы и ортодоксальным направлением. Существуют также различия в доходах, которые провоцируют напряженность между богатыми и бедными. Помимо этого есть расовые противоречия между людьми с разным цветом кожи.

В Советском Союзе раньше гордились тем, что в нем бы- Маршалл ГОЛДМАН ли представлены все эти различные группы. И Советский Союз критиковал США, потому что у нас в США и на самом деле были серьезные проблемы. Мы были позорно известны своим разделением общества на черных и белых, с афроамериканцами у нас обращались недостойно во всех смыслах.

Те из нас, кто верил, что США могут решить эти проблемы, очень тяжело переживали происходившее, потому что нам казалось, что изменений к лучшему не наступает.

Если сегодня оглянуться назад, в прошлое, то становится очевидным – произошла воистину поразительная трансформация. В 2008 году в США был избран чернокожий презиСуществуют также различия в доходах, которые провоцируют напряженность между богатыми и бедными. Помимо этого есть расовые противоречия между людьми с разным цветом кожи.

Находясь на таких конференциях, я всегда задаюсь одним вопросом: почему начиная с 2001 года, когда фактически мир понял, что мы можем только совместно бороться с такими явлениями, как терроризм, наркотрафик, у нас слабо все получается? С одной стороны, я вижу, что в Российской Федерации приобретен очень большой опыт антитеррористической деятельности, сориентированы на это спецслужбы, созданы необходимые технические средства, организационные структуры, такие как Национальный антитеррористический комитет. В течение года выявляются и предотвращаются сотни терактов. И тем не менее мы сталкиваемся с тем, что в Дагестане практически каждый день подрываются смертники, убивают представителей правоохранительных органов. Мы столкнулись со многими фактами ак- Николай БОРДЮЖА тивизации террористической деятельности на территории Ингушетии и других кавказских государств. Почему у нас не все получается? Я думаю, потому что пока нет действительно серьезной коллективной деятельности, коллективных усилий, направленных на реальную борьбу с терроризмом.

Очень многие играют в эти игры. У нас нет коллективной координации. И если в рамках ОДКБ хоть что-то делается, то в глобальном плане делается мало. Причем делается не на уровне руководителей спецслужб и правоохранительных органов, там-то как раз более-менее все неС этим злом должно бороться все общество, начиная от создания правовых основ и кончая информационной или организационной работой.

плохо, а вот на уровне политиков у нас серьезной совместной деятельности и усилий по противодействию терроризму нет. Я могу вам привести десятки фактов, когда по чисто политическим причинам террористов не выдавали государству, где они совершили террористические акты, когда их вдруг преобразовывали в беженцев и настаивали на том, чтобы отправить в третью страну. И это одна из причин, пожалуй, самая серьезная, почему у нас так слабо пока идет эта работа. Я думаю, что во многих государствах не ведется серьезная работа, прежде всего органами исполнительной власти. Мы почему-то думаем, что с терроризмом борются только спецслужбы. С этим злом должно бороться все общество, начиная от создания правовых основ и кончая информационной или организациходимости задействования информационного поля для противодействия терроризму. Средства массовой информации не проводят единой политики в сфере борьбы с террором. Мы вообще очень слабо работаем в информационном плане с различными категориями наиболее подверженных к террористическим проявлениям граждан. И из-за этого мы получаем огромное количество людей, которые готовы, во-первых, вступить в террористическую организацию, а в некоторых государствах даже записываются в очередь, чтобы поучаствовать в том или ином террористическом акте, считая это проявлением доблести и гражданской позиции. Вот это уже страшно.

Как можно вообще говорить в глобальном масштабе на международной конференции о борьбе с терроризмом, когда у нас даже нет юридического понятия, признанного всеми государствами? Его нет. Организация Объединенных Наций не может сформировать юридически корректную формулировку терроризма. В разных организациях договорились, что такое терроризм. В мире – не договорились. И вряд ли договорятся.

Вспоминаю выступление Владимира Вольфовича, который сказал: надо договариваться. Надо не только договариваться, надо осознать, что это – общая борьба.

циональной безопасности неотделимы от вопросов глобальной безопасности. Мао Цзэдун говорил, что враг спит национальной безопасности и угроза терроризма не стольстраны. Поэтому, в моем представлении, для защиты национальной безопасности и борьбы с терроризмом очень составляющих многостороннего сотрудничества в борьбе против терроризма, а также в целях защиты национальной Советским Союзом служила источником опасности. С созданием ШОС, если мы сегодня сталкиваемся с вызовами, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Индия и так далее.

Мы эффективно обмениваемся информацией. Мы ценим российский опыт борьбы с чеченскими террористами.

лет переговоров, мы, наконец, определили государственспокойно. Эффект, который можно достичь проведением дипломатических переговоров, сравним с затратами в десятки, а может быть, в сотни миллиардов долларов. Наши затраты на поддержание пограничной инфраструктуры, на содержание солдат были больше в разы. И со стороны России, я думаю, траты были аналогичными.

Третий – это силовые методы, оборона. Сегодня акцент должен быть сделан на информационную разведывательную технику, а не на танки.

Четвертый – культура. Этот элемент имеет два вектора.

Первый направлен во внешний мир. Мы должны четко объяснять, какие организации мы считаем террористическими, и почему – чтобы наши западные друзья и партнеры знали, что эти организации действительно являются террористическими. Террористы, где бы они ни находились – в России, в Америке, в Китае – одинаковые, и к ним применяются одинаковые стандарты. Второй вектор – необходимо делать акцент не на национальной идентичности, а на государственной идентичности и на правах и обяНеобходимо выстраивать хорошие взаимоотношения с другими странами.

Не следует считать, что все страны – враги, как раз наоборот – все они наши друзья.

Терроризм, сепаратизм и ксенофобия – это зло международное, и с ним необходимо бороться. Есть различные методы, начиная от антитеррористических операций и заканчивая борьбой на информационном поле. Но когда мы говорим о действиях демократического государства, безусловно, необходимо говорить о тех правовых формах, о тех правовых рамках, в которых может осуществляться та или иная деятельность. Я хотел бы остановиться на вопросе о том, какие задачи стоят перед правовым регулированием тех процессов, которые можно противопоставить терроризму, сепаратизму и ксенофобии.

Такие явления, как различия рас, религий, межконфессиональные различия, национальные различия, существуют объективно. Это объективные условия жизни любого государства или общества, и пытаться преодолеть их – бес- Андрей ЛИСИЦЫН-СВЕТЛАНОВ смысленно. Более того, каждая нация, каждый этнос имеет право на то, чтобы к нему относились с уважением. Но вместе с тем мы видим, что именно в этой среде возникают различного рода противоречия, а подчас и конфликты. Эта странная ситуация, когда живая, естественная материя перерождается, своего рода социальная онкология, способна привести к гибели всего организма. Как же бороться с этим злом?

Первое. Терроризм, сепаратизм и ксенофобия поражают три составные части государства. Они направлены против людей, то есть против населения, против территории и против власти. Поэтому, с точки зрения регулирования, это вопросы, связанные с антигосударственной деятельностью, с деятельностью, прямо затрагивающей интересы не отдельного человека или группы людей, а всего государства. А вопросы, связанные с защитой государства, с его национальной безопасностью, я думаю, имеют приоритетное значение как на уровне уголовно-правового регулирования, так и на уровне административно-правового регулирования и государственно-правового регулирования.

Необходимо разрабатывать новые формы, в международном праве они получили определение «мягкое право» – это новые формы согласования воль.

Второе. Международные усилия традиционно определяются в рамках либо международных организаций, либо международных договоров. Однако, мы имеем дело с материей необыкновенно мобильной, легко движущейся, легко распространяемой, а любая дипломатическая конференция, которая разрабатывает, допустим, международное соглашение, это процесс достаточно длительный, он связан со скрупулезным выявлением воли государства, правовых формулировок. Поэтому подчас, не отрицая значения этого института международного права, нельзя полностью на него полагаться. Необходимо разрабатывать новые формы, в международном праве они получили определение «мягкое право» – это новые формы согласования воль. Для этого существуют не только межгосударственные институты, но и институты гражданского общества, которые работают в различных государствах, и которые должны играть значительно более важную роль.

И, конечно, надо иметь в виду, что международные площадки следует рассматривать не как площадки, связанные с определенной конфронтацией либо отстаиванием своих точек зрения, а как площадки для выработки единого подхода.

И последнее. В настоящее время в праве начинаются интереснейшие процессы, которые еще ни в одной стране не получили должного развития. Это вопросы, связанные с пространством Интернета. Каждый закон имеет территориальный характер и действует в рамках принятого на территории государства законодательства – или, в международном плане, в рамках согласованных воль. То есть там, где существует реальное правовое пространство. Мы же имеем дело с виртуальным правовым пространством, а это совсем другая материя. Именно эти вопросы, я думаю, также должны стать предметом самого широкого международного обсуждения.

Оксана АНТОНЕНКО действительно хотим решить какие-то проблемы, которые стоят в этом регионе и будут нарастать в следующие десятилетия. Нужно отказаться от обоих подходов и пытаться строить новую модель, новый алгоритм взаимодействия на пространстве Евразии.

В истории на протяжении многих лет и столетий такого алгоритма взаимовыгодного и взаимоприемлемого взаимодействия на этом пространстве не было. Это доминирование геополитического мышления, геополитическая парадигма сидит у нас в генах, что чрезвычайно вредно, учитывая глобальный мир и те проблемы, с которыми мы сталкиваемся.

К примеру, в проблеме Афганистана нужно избежать подхода в стиле «все не так просто, все еще гораздо проще».

Идея расчленения Афганистана, создания Пуштунистана или идея полного тотального уничтожения с самолетов и вертолетов посевов опиумного мака – это не те подходы, которые принесут стабильность. Афганистан для людей, которые занимаются этим регионом и часто там бывают, – это тонкая материя, которая требует комплексных решений и стратегического подхода. Мы должны мыслить о решении проблемы в категории поколений, а не лет или десятилетий. Для того чтобы стабилизировать ситуацию в Афганистане, потребуется минимум 50 лет. Понятно, что НАТО не сможет держать в Афганистане свои войска в течение 50 лет. Возникает вопрос о том, какую совместную стратегию Россия и все страны региона, в том числе ШОС Доминирование геополитического мышления, геополитическая парадигма сидит у нас в генах, что очень вредно, учитывая глобальный мир и те проблемы, с которыми мы сталкиваемся.

На мой взгляд, формулировка темы нашей секции очень некорректна – современные государства против терроризма, сепаратизма и ксенофобии. Терроризм, сепаратизм и ксенофобия – это схожие, но довольно сильно расходящиеся явления. И в некой ситуации простое перечисление через запятую делает ксенофобию терроризмом, а сепаратизм – обязательно терроризмом, хотя потенциально он таким не всегда мог бы быть. За этим столом выступали до сих пор в большинстве своем представители так называемых великих держав и, я сказал бы, имперских наций – в настоящем, в прошлом, недавнем прошлом. А если бы здесь сидели представители малых независимых или желающих независимости государств, ход нашего разговора пошел бы совсем иначе.

Почему был прав президент Клинтон, предсказывая, что XXI век – это век борьбы с терроризмом? Я бы добавил, Виталий ТРЕТЬЯКОВ безуспешной борьбы. Упомяну о нескольких парадоксах борьбы с терроризмом. Я буду говорить в основном о терроризме, потому что ксенофобия – это совсем другое, а сепаратизм стоит почти в стороне.

Нельзя бороться эффективно и победоносно с терроризмом правовыми методами, которые прописаны в законах так называемых цивилизованных стран, то есть стран Европы, Соединенных Штатов Америки, стран России. Нельзя. Следовательно, борьба ведется неправовыми методами, что является нарушением закона. И это первый парадокс. Второй парадокс состоит в том, что некоторые страны, с точки зрения других стран, сами ведут политику государственного терроризма. Вот почему нельзя в ООН принять единую формулировку, почему обвинения, которые мы кому-то здесь бросаем, в других регионах мира бросают нам.

Терроризм чрезвычайно идеен, а нынешний Запад, наша цивилизация стремится к секуляризму, к безыдейности, к плюрализму и так далее.

Идею безыдейному не победить.

Третий парадокс, о котором вообще почему-то не говорят.

Очень часто в истории, в том числе и в истории последних двух веков, те, кого когда-то называли террористами, или непосредственные их идеологические, политические наследники становились через 50 лет, а иногда и раньше властью государственной. То есть тот, кто был террористом, оказывался у власти. Например, с точки зрения сербов, такова нынешняя власть в КоМного говорилось о том, что существует проблема своего терроризма и чужого. Например, в Великобритании, по мнению российских спецслужб, полно террористов, они там получили политическое убежище. Враг моего конкурента – это мой друг.

И никто от этого еще не отказался. Средства массовой информации не могут сами решить моральную проблему – за террористов или против террористов, и государство вынуждено вмешиваться, что трансформирует политическую систему Запада.



Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |
 


Похожие материалы:

«ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ IX МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОЛОГИИ Издательство Инновационные технологии ТУЛА 2013 2 СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭКОЛОГИИ: тезисы докладов IX Междунар. науч.-технич. конференции под общ. ред. В.М. Панарина. - Тула: Изд-во Инновационные технологии, 2013. – 96 с.   Сборник содержит материалы по проблемам состояния и оценки экологической ситуации, рационального природопользования, экологически чистых химических технологий, очистке газовых ...»

«Предисловие В Московской декларации, подписанной в декабре 2006 г. Президентами России и Монголии, важное место в дальнейшем сотрудничестве уделено вопросам охраны окружающей среды. Стороны договорились Развивать сотрудничество для обеспечения взаимной экологической безопасности и совместного предотвращения загрязнений, затрагивающих территории обеих стран (Московская декларация, 2006, ст. 3). Учитывая, что Россия и Монголия практически одновременно вступили на путь развития рыночной экономики, ...»

«ТЕХНИКА И БЕЗОПАСНОСТЬ ОБЪЕКТОВ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ – 2011 СИСТЕМЫ 6–7 октября 2011 г. Сборник материалов Международной научно-практической конференции Том 2 ВОРОНЕЖ Научная книга 2011 УДК 343.8(063) ББК 67.408.032я341 Т38 Ответственный за выпуск А. Н. Лукин Техника и безопасность объектов уголовно-исполнительной систе- Т38 мы – 2011 : сборник материалов Международной научно-практической конференции : в 2 т. / ФКОУ ВПО Воронежский институт ФСИН Рос- сии. – Т. 2. Воронеж : Научная книга, ...»

«ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ И МОДЕЛИ В НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ, ПРОМЫШЛЕННОСТИ, ОБРАЗОВАНИИ И ЭКОЛОГИИ ДОКЛАДЫ X ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Издательство Инновационные технологии ТУЛА 2012 2 ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ И МОДЕЛИ В НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ, ПРОМЫШЛЕННОСТИ, ОБРАЗОВАНИИ И ЭКОЛОГИИ: доклады X всероссийской науч.-техн. конф. – Тула: Издательство Инновационные технологии , 2012 – 82с. Рассмотрены теоретические и прикладные вопросы разработки моделей и информационных систем в научных ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»