БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКИЕ КОНФЕРЕНЦИИ

<< ГЛАВНАЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

загрузка...

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 54 |

«ТЕХНИКА И БЕЗОПАСНОСТЬ ОБЪЕКТОВ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ – 2011 СИСТЕМЫ 6–7 октября 2011 г. Сборник материалов Международной научно-практической конференции Том 2 ВОРОНЕЖ Научная ...»

-- [ Страница 32 ] --

Первое международно-правовое определение экстремизма дается в Шанхайской конвенции «О борьбе с терроризмом, сеАхмедов У. Н., Техника и безопасность объектов уголовно-исполнительной системы – паратизмом и экстремизмом». Статья 1 Шанхайской конвенции определяет «экстремизм» как какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуемые в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством Сторон.

По вопросам реализации Шанхайской конвенции принята Концепция сотрудничества государств - членов ШОС, которая рассматривает терроризм, сепаратизм и экстремизм как антиправовые явления.

В октябре 2010 г. ПАСЕ была принята итоговая резолюция, в которой предложено выработать единый европейский подход к понятию «экстремизма» и рассмотреть возможность введения в уголовное законодательство 47 стран Совета Европы положения о борьбе с расовой ненавистью.

По нашему мнению, необходима выработка единого подхода к определению понятия «экстремизм», что позволит активизировать борьбу с этим явлением, составит основу деятельности правоохранительных органов и обеспечит единую правоприменительную практику на международном уровне.

Значимость единого определения экстремизма в международном праве также заключается в том, что оно создает международно-правовую основу для раскрытия уголовно-правовой сущности экстремизма в национальном уголовном законодательстве.

В уголовном законодательстве Российской Федерации не закреплены такие понятия, как «экстремизм», «экстремистская акция», «экстремистская деятельность».

По указанной причине становится актуальной порядок определения объема международных норм, подлежащих включению в Уголовный кодекс Российской Федерации и средства толкования положения законов, касающихся ратификации международных актов, о возможности включения конвенционных норм в юрисСекция 8. Правовое обеспечение деятельности правоохранительных органов...

дикцию Российской Федерации и об отсутствии необходимости включения их в Уголовный кодекс Российской Федерации.

В международно-правовых документах понимание экстремизма носит значительно более определенный, хотя и различающийся, характер.

В докладе Генерального секретаря ООН «Единство в борьбе с терроризмом: рекомендации по глобальной контртеррористической стратегии» отмечается, что «идеология экстремизма и изоляции… отрицает ценность и достоинства других и изображает их как нелюдей, заслуживающих истребления» [2].

Понимание ООН того, что является экстремизмом, нашло отражение в примечании к ст. 282.1 Уголовного кодекса Российской Федерации: «Под преступлениями экстремистской направленности в настоящем Кодексе понимаются преступления, совершенные по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса и пунктом «е» части первой статьи 63 настоящего Кодекса».

В статье 1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» говорится после перечисления указанных выше конкретных деяний, что экстремизм (экстремистская деятельность) – это также «организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению;

финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг». Другими словами, речь идет именно о деятельности как сложной системе взаимосвязанных деяний, подчиненных единой цели. В целом же позиция законодателя относительно содержания «экстремизма» не только размыта, но неоднократно изменялась.

Уголовно-правовой аспект понимания экстремизма взаимосвязан с общеправовым аспектом. Уголовный кодекс Российской Техника и безопасность объектов уголовно-исполнительной системы – Федерации не дает определение экстремизма и не предусматривает его как состав преступления. Однако анализ общеправового определения показывает, что в большей части данное явление представлено событиями в виде совершения преступлений, посредством которых реализуются экстремистские взгляды и устремления, т.е. общеправовое понятие формулировалось все-таки с учетом уголовно-правового материала.

По нашему мнению, для устранения коллизий международного и внутреннего уголовного права Российской Федерации, существует необходимость в регламентации порядка включения в УК РФ ратифицированных и вступивших в силу международных конвенций. Так как, Конституция РФ придает таким договорам высшую силу, а УК РФ единственным источником уголовного закона считает кодекс.

Возникает вопрос об обоснованности и законности постановления Государственной Думы РФ о ратификации международных конвенций, о выборе норм, которые должны или не должны имплементироваться в УК РФ?

Специфика российского уголовного законодательства, в отличие от других отраслей права, состоит в том, что следствие и суды при квалификации преступлений и назначении наказаний не могут непосредственно применять нормы конвенций. Конвенционные положения для этого должны быть имплементированы (трансформированы) в статьи УК РФ, поскольку в ст. 1 УК РФ установлено: «Уголовное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс». О нормах международного права в ч. 2 этой статьи сказано, что УК РФ «основывается на общепризнанных принципах и нормах международного права» [3].

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» признал, что международные договоры, нормы которых предусматривают признаки Секция 8. Правовое обеспечение деятельности правоохранительных органов...

составов уголовно-наказуемых деяний, не могут применяться судами непосредственно, поскольку такими договорами прямо предписывается обязанность государств обеспечить выполнение предусмотренных договором обязательств путем установления наказуемости определенных преступлений внутренним (национальным) законом.

Исходя из ст. 8 УК РФ, уголовной ответственности в Российской Федерации подлежит лицо, совершившее деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ. В связи с этим международно-правовые нормы, предусматривающие признаки составов преступлений, должны применяться судами Российской Федерации непосредственно только в тех случаях, когда в УК РФ прямо устанавливает необходимость применения международного договора Российской Федерации.

В некоторых государствах (например, в Нидерландах, Латвии, Эстонии) ратифицированные международно-правовые нормы не включаются в кодексы, а применяются непосредственно.

Например, Конституция Латвии не регламентирует соотношение международного и национального законов, но ст. 68 Уголовного закона Латвии предусматривает, что для всех международных договоров, регулирующих разрешаемые законодательным путем вопросы, необходимо утверждение Сейма. Это обуславливает создание легальной основы для произвольного изменения международных норм при имплементации их в уголовное законодательство Латвии.

Имеющиеся предписания Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах» не регулирует вопросы имплементации международных норм в уголовное законодательство Российской Федерации. Поэтому существует необходимость в принятии федерального законодательства, регулирующего порядок реализации международных правовых актов в правовой системе Российской Федерации.

Таким образом, эффективное противодействие экстремистскому явлению невозможно без наличия глубоких знаний о природе экстремизма, выработки международно-признанного понятия Техника и безопасность объектов уголовно-исполнительной системы – «экстремизма», «преступлений экстремистской направленности»

и механизма имплементации международных норм в национальное уголовное право.

1. Корнилов Т. А. Международные аспекты противодействия экстремизму / Т. А. Корнилов: Автореф. дис. … канд. юрид.

наук. – М., 2011. – 25 с.

2. Human Security Report 2005: War and Peace in the 21 st Century. Published for the Human Security Center, University of British Columbia, Canada (New York, Oxford University Press, 2005.) 3. Кузнецова Н. Ф. О соотношении международного и внутреннего уголовного права / Н. Ф. Кузнецова, Н. А. Огурцов // Законодательство. - 2007. - № 5. - С. 25-26.

УДК

ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПОЗИТИВНОЙ

УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ИСПОЛНЕНИЯ

НАКАЗАНИЙ РОССИИ

Воронежский институт ФСИН России В соответствии с действующим законодательством Российской Федерации Федеральная служба исполнения наказаний России и её территориальные органы в процессе реализации своих полномочий осуществляют административную деятельность (как позитивную, так и юрисдикционную). Качество такой деятельности напрямую зависит от наличия нормативно установленных эффективных правовых процедур.

В течение нескольких последних лет весьма актуализировался вопрос об административных процедурах. Под административной процедурой в широком смысле понимают способ упорядочение деятельности. С точки зрения права административные процедуры – это установленные актами законодательства регламентные нормы, определяющие основания, условия, последовательность и порядок рассмотрения и разрешения административных дел, а также обжалования и пересмотра решений по административным делам. Общепринято административные процедуры понимать как нормативно установленный порядок последовательно совершаемых субъектами права действий с целью реализации их прав и исполнения их обязанностей [1].

В процессе исследования этой административно – правовой категории мы встречаем позицию авторов, согласно которой административные процедуры – это вся сумма управленческих © Завьялова И. С., Техника и безопасность объектов уголовно-исполнительной системы – действий, совершаемых публичной администрацией, системой органов государственной власти и местного самоуправления. Суть действий администрации по осуществлению публичной власти сводится к изданию правовых актов управления. При этом необходимо оговориться, что они разделяют точку зрения, согласно которой под административным процессом следует понимать все действия, которые совершают органы исполнительной власти в связи с выполнением возложенных на них функций.

Не разделяя данный подход, попытаемся предложить свою концепцию процессуальной (позитивной) деятельности органов исполнительной власти, среди которых выделяют Федеральную службу исполнения наказаний России. Специфика всей административно-процессуальной деятельности органов и учреждений уголовно-исполнительной системы заключается в том, что её нельзя назвать в «чистом» виде ни позитивным процессом, ни юрисдикционным (негативным). Административная деятельность отнюдь не исчерпывается одним только правоприменением, в рамках которого, к виновной стороне могут применяться меры административной ответственности. Административная деятельность осуществляется и в сфере позитивного (управленческого) правоприменения.

На основании изложенного, разделяем позицию тех авторов, которые наряду с административными процедурами в административной деятельности органов и учреждений уголовно-исполнительной системы выделяют такой вид процедур, как управленческие (позитивные), которые в самом общем понимании направлены на упорядочение всей управленческой деятельности.

Разграничение правовых процедур в административной деятельности органов исполнительной власти, в том числе и в деятельности органов и учреждений уголовно-исполнительной системы на управленческие и административные будет способствовать качественному и эффективному совершенствованию законодательства в рассматриваемой сфере.

В последнее время существование управленческого процесса как одной из составляющих деятельности не только ФедеральСекция 8. Правовое обеспечение деятельности правоохранительных органов...

ной службы исполнения наказаний России, но и всех органов исполнительной власти, наряду с другими видами позитивного процесса, уже не является предметом обсуждения, но в этой сфере остаётся не полностью выясненным ряд вопросов, среди которых - вопрос о его правой регламентации.

На сегодняшний день управленческий процесс в сфере исполнительно-распорядительной деятельности органов исполнительной власти, а в частности Федеральной службы исполнения наказаний России, на законодательном уровне слабо регламентирован. А если быть точнее, то существующую модель нормативно–правовой регламентации управленческого процесса в Российской Федерации можно определить, как «точечную» или «фрагментарную». И ни в коем случае нельзя говорить о целостности данной модели. Такое положение не может быть признано допустимым, поскольку нормативное закрепление управленческого процесса является важной гарантией законности в сфере государственного администрирования и соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

В данном научном исследовании мы хотели бы подробнее остановиться именно на правовой регламентации всего управленческого процесса, поскольку в настоящее время учёными - административистами активно обсуждается вопрос о качественном правовом регулировании юрисдикционного процесса и совсем не обсуждается вопрос о нормативной регламентации управленческого процесса. В связи с этим порядок осуществления всеми органами исполнительной власти таких важных направлений деятельности, как принятие правового акта управления, заключение административного договора, совершение юридически значимого действия, остаётся практически без внимания законодателя.

В реалии России процедурные правила не имеют общего характера, а формулируются применительно к конкретным управленческим действиям тех или иных органов власти и их должностных лиц. Это ещё раз подтверждает отсутствие целостной модели нормативно-правовой регламентации управленческого процессе.

Техника и безопасность объектов уголовно-исполнительной системы – Такое положение не позволяет придать управленческому процессу два важных качества: действенность и эффективность.

В целях определения возможных путей создания именно целостной модели нормативно-правовой регламентации управленческих процедур, мы проанализировали многолетний законодательный опыт зарубежных стран в указанной сфере. В результате мы пришли к выводу, что управленческий (позитивный) процесс в зарубежном законодательстве детально регламентирован на федеральном уровне. Обычно такие правовые нормы сконцентрированы в соответствующих общих законах или кодексах. Это характерно для стран Центральной Европы, США, Швеции и т.д.

Рассматривая законодательство Российской Федерации в данном направлении, мы не обнаружили соответствующих общих законов или кодексов. На наш взгляд такое положение подталкивает к управлению «по усмотрению», а это, в свою очередь, ведёт к нарушению прав и свобод человека и гражданина.

В результате научного исследования, проводимого с целью выявления путей совершенствования нормативно-правовой регламентации управленческого (позитивного) процесса, осуществляемого всеми органами исполнительной власти, в том числе и Федеральной службой исполнения наказаний и её территориальными подразделениями в России, мы пришли к следующим выводам:

во-первых, управленческий (позитивный) процесс, как и юрисдикционный, нуждается в должной правовой регламентации, что значительно повысит уровень управленческой деятельности в государстве, воспрепятствует самоуправству и корыстному использованию государственными служащими своих должностных полномочий, а так же минимизирует возможность непосредственного и неправомерного вмешательства вышестоящих инстанций в процессы рассмотрения и разрешения конкретных административных дел, тем самым ограничит рост коррупции в государственном аппарате[2];

во-вторых, необходимо создать целостную модель нормативно-правовой регламентации управленческого процесса в России, Секция 8. Правовое обеспечение деятельности правоохранительных органов...



Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 54 |
 


Похожие материалы:

«ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ И МОДЕЛИ В НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ, ПРОМЫШЛЕННОСТИ, ОБРАЗОВАНИИ И ЭКОЛОГИИ ДОКЛАДЫ X ВСЕРОССИЙСКОЙ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Издательство Инновационные технологии ТУЛА 2012 2 ИНФОРМАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ И МОДЕЛИ В НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ, ПРОМЫШЛЕННОСТИ, ОБРАЗОВАНИИ И ЭКОЛОГИИ: доклады X всероссийской науч.-техн. конф. – Тула: Издательство Инновационные технологии , 2012 – 82с. Рассмотрены теоретические и прикладные вопросы разработки моделей и информационных систем в научных ...»

«ПРИМЕРЫ РЕАЛИЗАЦИИ Конвенции по доступу к информации, участию общественности в принятии решений и доступу к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды в Центральной Азии Алматы, 2005 ББК 28.080 П 75 ПРИМЕРЫ РЕАЛИЗАЦИИ Конвенции по доступу к информации, участию общественности в принятии решений и доступу к П 75 правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды в Центральной Азии – Алматы: Региональный экологический центр Центральной Азии, 2005 – 100 с. ISBN 9965-9621-2-х В сборнике ...»

«Выпуск 1.2 2 Содержание Содержание Сведения о друзьях в социальных сетях 50 Вызовы 51 Техника безопасности 4 Способы выполнения вызовов 51 Начало работы 6 Вызов номера телефона 51 Клавиши и компоненты 6 Вызов контакта 52 Установка SIM-карты и зарядка Проведение конференции 52 аккумулятора 8 Ответ на вызовы или отклонение Первое включение 11 вызовов 53 Поиск дополнительной Ответ на вызов 53 информации 15 Отклонение вызова 54 Отключение звука 54 Основное использование 16 Переадресация вызовов на ...»

«Выпуск 3.0 2 Содержание Содержание Использование телефона в автономном режиме 30 Увелич. продолж. раб. акк. 31 Техника безопасности 6 Персональная настройка 33 Начало работы 8 Режимы 33 Клавиши и компоненты 8 Изменение темы 34 Изменение громкости сигналов Главный экран 35 вызовов, композиций или видео 10 Упорядочение приложений 38 Блокировка или разблокировка Загрузка игры, приложения или клавиш и экрана 10 другого объекта 38 Установка SIM-карты 10 Телефон 39 Установка и извлечение карты памяти ...»






 
© 2013 www.kon.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»